Противостояние США, Китая и России в условиях глобального кризиса

Работа выполнена при поддержке гранта РГНФ 09-03-00826а/Р.

В. С. Овчинский[1]
 
Противостояние США, Китая и России
в условиях глобального кризиса[2]

Человечество, а, главное, мировая финансовая и экономическая система так устроены, что в условиях, когда между странами, определяющими ход мировой истории, возникают непреодолимые противоречия, их разрешить могут только войны.

Постоянные ссылки правительства Барака Обамы на опыт Франклина Рузвельта, также пытавшегося с помощью мер централизованного стимулирования вывести экономику США из Великой депрессии, по мнению аналитика вашингтонского National Center for Policy Analysis Лоренса Колтикоффа, не выдерживают критики: «Тогда решающим фактором для спасения американской промышленности стало вступление США во Вторую мировую войну» (РБК daily, 30.01.2009). Военные госзаказы дали мощный, а главное, перманентный стимул к развитию всем отраслям — от авиастроения до текстильной промышленности. Выйдя из Второй мировой войны, США немедленно ввязались в «холодную войну» с Советским Союзом, что опять-таки позволило американскому государству размещать внутри страны военные заказы, стимулируя национальную экономику. После развала СССР и окончания «холодной войны» эта схема перестала работать. Войны в Ираке и Афганистане не смогли спасти экономику США от сползания в рецессию.

Бараку Обаме, пришедшему к власти на антивоенных лозунгах, будет сложно объяснить американцам, что единственным способом дать второе дыхание национальной экономике станет втягивание США в большую войну — неважно, «холодную» или «горячую».

Не надо быть Кассандрой, чтобы заявить, что уже в 2009 году Обама как президент США может непосредственно или опосредованно вести одномоментно более десяти войн разного вида и интенсивности.

В конце 2008 года московское издательство «Европа» выпустило в свет сборник под редакцией Стивена Эллиота «Сценарии дальнейших вторжений США: официальные документы Пентагона». В книге опубликованы составленные в Министерстве обороны США планы вооруженных «гуманитарных» и политических интервенций в Иран, Пакистан, Узбекистан, Венесуэлу, Сирию, Судан и Северную Корею.

Как известно, министр обороны США в администрации президента Соединенных Штатов Джорджа Буша Роберт Гейтс, под непосредственным началом которого разрабатывались эти планы, сохранил свой пост и в новой администрации Барака Обамы. Между тем, указанный перечень возможных интервенций далеко не полный. Исходя из логики развития событий, военная активность Обамы в наступившем году может выглядеть следующим образом.

Несмотря на все предвыборные обещания, он будет продолжать воевать в Ираке. И вряд ли выведет американские войска из этой страны в заявленные сроки.

Он будет наращивать американское присутствие в Афганистане, что непосредственно входило в его предвыборные обещания. При этом США придется всю афганскую войну вести своими силами и средствами. В начале января 2009 года верховный главнокомандующий силами НАТО в Европе Джон Крэддок заявил: мировой финансово-экономический кризис повысит риск того, что страны — члены альянса не смогут находиться в Афганистане продолжительное время, поскольку большинство государств — членов НАТО вынуждены будут рассматривать вопрос о сокращении оборонных бюджетов. Не случайно, министр обороны США Роберт Гейтс в это же время заявил, что Пентагону на войну в Афганистане и Ираке в этом году потребуется 136 млрд. долларов — на 70 млрд. больше, чем утвердил конгресс.

Обама активизирует «антитеррористические спецоперации» США в Пакистане, а затем, скорее всего, примет решение о вводе войск в эту страну. Это тоже логически укладывается в рамки его выборной концепции.

Обама начнет крупную военную операцию против «сомалийских пиратов», а, значит, против организации «Объединенные исламские суды», которые контролируют большую часть Сомали.

При этом война в Сомали станет прологом к спецоперациям или прямой интервенции в Судан (под видом миротворческой операции ООН) и Зимбабве (для защиты граждан этой страны от «тирана-диктатора» и предотвращения гуманитарной катастрофы).

Глубоко ошибаются те, кто считает, что Обама осудит Израиль за его действия в Газе. ОБАМА БУДЕТ САМЫЙ ПРОИЗРАИЛЬСКИЙ ПРЕЗИДЕНТ СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ. Обама уже молчаливо способствовал войне Израиля в Газе. А после «зачистки» Газы от ХАМАСа он будет молчаливо или снисходительно смотреть на такую же «зачистку» Хезбаллы в Ливане (о том, что новая ливанская война возможна в любой момент, несмотря на нахождение Временных сил ООН в Ливане, говорят, например, январские события, когда Израиль в ответ на обстрелы с территории Ливана нанес ответные ракетные удары).

Он не будет препятствовать Израилю после войн в Газе и Ливане нанести удар по ядерным (и нефтяным) объектам Ирана. Поводом к началу войны могут, например, быть террористические акты смертников-иранцев в отношении граждан Израиля, или обнаружение в Газе ракет и химического (или бактериологического) оружия из Ирана. О том, что США не изменят свое отношение к Израилю и Ирану, заявила Хилари Клинтон в середине января 2009 года на слушаниях в Сенате перед утверждением в должности госсекретаря.

Вероятность войны с Ираном увеличится, если премьер-министром Израиля станет лидер «Ликуда» Биньямин Нетаньяху. 31 января 2009 года в интервью местному телеканалу Б.Нетаньяху заявил, что Иран является самой большой угрозой для Израиля и всего человечества. При этом претендент на пост главы израильского правительства ясно дал понять, что допускает возможность превентивного удара по ядерным объектам Исламской Республики.

По мнению военных аналитиков, при таком развитии событий плацдармом для нападения на Иран может стать Грузия, т. к. вероятность участия в этом военном конфликте Турции после инцидента между президентом Израиля Пересом и премьер-министром Турции Эрдоганом в Давосе исключается. Тем более, что сам инцидент случился после проведения в Турции ареста 40 человек, планировавших государственный переворот и убийство Эрдогана. Турецкие органы безопасности заявили в СМИ об участии в подготовке этого переворота израильского Моссада (Islam. News, 14.01.2009).

Обаме и его команде выгоден новый военный конфликт России с Грузией, так же как и военный конфликт между Россией и Украиной вокруг Черноморского флота и поставок газа. В ходе своей выборной кампании Обама неоднократно заявлял, что он хочет, чтобы Украина и Грузия имели возможность сделать свободный выбор в пользу вступления в западный лагерь, начиная с плана действий по подготовке к членству в НАТО.

Перечисленные войны смогут решить многие проблемы США. Обама — консенсусный президент. Его избрание — результат договоренности политических элит США под вывеской торжества американской демократии.

Суть консенсуса заключается в том, что именно Обама, как никто другой в американском истеблишменте, годится на роль президента, способного восстановить приоритеты США в очном и заочном противоборстве с Китаем за мировое господство.

«Поставить Россию на место» после «пятидневной войны» — еще одна из глобальных задач американского политического консенсуса, а, значит и Обамы.

Региональные войны на фоне глобального финансово-экономического кризиса — наиболее эффективное средство решения стоящих перед США стратегических задач.

Попытаемся обосновать наше предположение. Обратимся, прежде всего, к истокам глобального кризиса.

Истоки кризиса: версии

Появилось уже немало концепций причин глобального кризиса. Основные из них можно свести к следующему.

1. Концепция современной мировой финансовой системы как «мыльного пузыря». Основной популяризатор этой идеи — известный финансовый спекулянт Джордж Сорос. Он, безусловно, знает предмет. Ведь сам участвовал в надувании и клонировании «мыльных пузырей» по всему миру.

2. Концепция «необеспеченности доллара». В наиболее законченном виде ее еще в 70–80-е годы прошлого века сформулировали ныне живущий известный американский экономист Линдон Ларуш в своей теории «физической экономики» и наш отечественный безвременно ушедший мыслитель Побиск Георгиевич Кузнецов.

3. Концепция «провала рыночной экономики». Самое удивительное, что сейчас эту концепцию особенно активно проповедует не кто-либо из современных марксистов, а автор концепции «конца истории» Фрэнсис Фукуяма, который ранее всегда заявлял, что рынок и либерализм — конечные точки истории.

4. Концепция «равновесия финансового террора». Ее авторы — глава Pimco Мохаммед эль-Эриан и нынешний главный экономический советник Обамы Ларри Саммерс. Суть этой концепции в том, что США превратились в крупнейшего должника в мире. Они одалживают у всех. У Китая были излишки, у России были излишки, и у Южной Кореи, и у Японии, и у Германии они тоже были. И эти излишки вкладывались в облигации казначейства США и другие американские активы, что приводило к высоким ценам на эти американские активы и низким доходам по ценным бумагам, выраженным в низких процентных ставках. Таким образом, остальной мир генерировал эти огромные излишки, затем одалживал их Америке по очень низким процентным ставкам, и ставки оставались низкими, и это поддерживало всю систему на плаву. Ларри Саммерс называл это «равновесием финансового террора». Имелось в виду, что в любой момент Китай или Саудовская Аравия, недовольная политикой Израиля, или Россия — страны, в которых много крупных держателей долларовых активов — могли перекрыть кислород доллару, просто перестав покупать долларовые активы, что немедленно бы повлекло за собой мощный кризис международной системы.

5. Концепция конспирологического заговора некоего «фининтерна», который во главе с Федеральной резервной системой США и семьей Ротшильдов решили переформатировать мировую финансовую систему и ввести новую мировую валюту (например, амеро), либо конгломерат новых региональных валют для более эффективного управления миром.

Можно привести немало доводов в поддержку этих концепций. Ведь аргументы людей, отстаивающих те или иные идеи, связанные с причинами кризиса, действительно весомы. Но одновременно можно привести множество контраргументов, которые также будут не менее весомы.

Труднее всего дискутировать с приверженцами конспирологического объяснения кризиса. Но подход в этом объяснении должен сводиться, по нашему мнению, не только к желанию неких всемогущих сил изменить финансовую архитектуру мира для достижения еще большего могущества.

Китайский след в кризисе

Любой заговор как явление теневое имеет обязательные открытые информационные выбросы. Обычно после этих выбросов следует мощная информационная кампания. И она не обязательно является кампанией дезинформации. Наоборот, для достижения цели заговорщиков в информационное пространство обычно вбрасывается как можно больше фактов реальных, которые можно проверить, «пощупать руками».

Давайте вспомним, когда начал раскручиваться информационный бум о глобальном финансово-экономическом кризисе? Не в 2007 году, когда случился ипотечный кризис в США. Не с 90-х годов прошлого века, когда Сорос в своих книгах стал вопить о «мыльных пузырях». И, тем более, не с 80-х годов, когда Линдон Ларуш начал предрекать обвал американского доллара из-за его необеспеченности.

Все началось, на наш взгляд, с конца 2007 — начала 2008 года. Причем, началось все с сообщений в СМИ, которые свидетельствовали о серьезном расколе внутри финансово-политической элиты США по поводу взаимоотношений с Китаем.

В ноябре 2007 года американские СМИ сообщают, что один из самых богатых людей планеты мультимиллиардер Уоррен Баффет (основной спонсор предвыборной кампании Барака Обамы) объявил своей главной стратегией инвестирование в недолларовые активы (в основном — в китайские юани).

В том же ноябре Daily Telegraph (14.11.2007) в статье «США создают новое космическое оружие на случай конфликта с Китаем» сообщает, что Пентагон выделяет миллиарды долларов на новые типы вооружений, которые планируется противопоставить растущей угрозе ракетной атаки со стороны стран-изгоев, а также противоспутниковому арсеналу Китая.

Иными словами, одна часть американской элиты вкладывает миллиарды долларов в финансы и экономику Китая, а, значит, и в его ВПК. Другая же часть сотни миллиардов тратит на подготовку войны с тем же Китаем.

Настоящая информационная война развернулась внутри СМИ США в начале 2008 года. Сначала появляются сообщения, что в Китае зафиксирован абсолютно рекордный рост ВВП — на 13,4 %. При этом сообщается, что учитывая заниженный относительно доллара и жестко привязанный к нему курс юаня, а также значительный и неучитываемый теневой сектор китайской экономики, реально Китай фактически вырвался на первое место в мире по абсолютному объему ВВП.

Что это означает? В докладе разведывательного сообщества США «Проект 2020», который вышел в свет в конце 2005 года, прогнозировалось, что Китай может выйти на первое место по абсолютному объему ВВП не раньше 2020 года. И это считалось самой тревожной тенденцией для США. Но произошло все гораздо раньше — уже в начале 2008 года, т. е. на двенадцать лет раньше (!). А это уже — катастрофа, по мнению определенной части американской элиты. Кроме того, по итогам 2007 года впервые за сто лет сменился лидер в мировой золотодобыче. Китаю удалось оттеснить ЮАР на второе место. А США, как один из традиционных лидеров этой отрасли, продолжали терять свои позиции.

Констатация этих неутешительных фактов вызвала острую дискуссию в элите США. Одна часть аналитиков в начале 2008 года писала, что не надо считать Китай врагом, что Китай постепенно эволюционирует в нужном направлении. Другие буквально кричали со страниц газет, что не следует принимать желаемое за действительное. Что чем богаче становится Китай, тем более укрепляется его авторитарный режим, и тем большую опасность Китай представляет для Соединенных Штатов. Особенное беспокойство у той части элиты, которая считала рост Китая главной угрозой для США, вызывали вопросы энергетической безопасности. Тем более, что в начале 2008 года американское министерство энергетики сообщило, что потребление нефти в Китае выросло с 4,2 млн. баррелей в день в 1999 году до 7,8 млн. баррелей в 2007 году, т. е. на 86 %. Кроме того, еще больше выросла доля импортируемой нефти. В 1997 году Китай покупал за рубежом лишь 1 млн. баррелей ежедневно потребляемой нефти, а к 2007 году разрыв между добычей нефти в стране и потреблением вырос до 4 млн. баррелей, и восполняется он за счет импорта.

В феврале-марте 2008 года определенная часть политической элиты США была встревожена еще одним обстоятельством, связанным с Китаем. Китайский суверенный фонд China Investment Corporation принял решение об увеличении объемов зарубежных инвестиций, суммарная величина которых вырастет на 30 % и составит 90 млрд. долларов. У американских экспертов возникли опасения относительно того, что активно растущая экономика Китая позволит ему скупить в буквальном смысле слова полмира.

Многие в США заговорили о заговоре Китая против Америки!

С большой долей вероятности можно предположить, что к лету 2008 года в США был достигнут некий консенсус внутри соперничающих элитарных групп. Он сводился к тому, что глобальный финансово-экономический кризис следует направить в такое русло, которое будет способно остановить, а, может быть, и обрушить «китайское чудо».

Безусловно, данный консенсус влечет тяжелейшие проблемы для самой Америки. Но эти проблемы являются платой за восстановление господства США в мире.

О том, что цель такого консенсуса была достигнута, говорят следующие данные. В последние дни 2008 года Международная финансовая корпорация (IFC) опубликовала статистические данные, согласно которым Китай инвестировал в долгосрочные обязательства американских компаний FNMA и FHLMC почти 400 млрд. долларов (около 20 % золотовалютных резервов страны). Из-за падения курса акций этих кампаний Китай несет колоссальные финансовые потери. Общие потери Китая из-за финансового кризиса — около 367 млрд. долларов. Кроме того, резко снизились золотовалютные резервы Китая из-за снижения стоимости доллара США. По разным оценкам потери золотовалютных резервов превышают 300 млрд. долларов.

Также в последние дни 2008 года агентство Bloomberg сообщило, что китайский экспорт в ноябре снизился впервые за последние семь лет. Это привело к снижению прогноза роста ВВП на следующий год более чем в два раза.

Национальное бюро статистики Китая заявило, что рост ВВП в годовом исчислении в четвертом квартале 2008 года составил 6,8 % в сравнении с 9 % третьего квартала 2008 г., сообщило Daily Telegraph (22.01.2009).

Хотя годовой уровень роста был 6,8 %, экономисты предполагают, что реальный рост в период с сентября по декабрь 2008 г. был равен нулю или даже был негативным. «Я полагаю, что рост был равен нулю», — отметил старший экономист из Шанхайского отделения Standard Chartered Bank Plc Стивен Грин (Stephen Green). Тем не менее, он добавил, что последние данные о росте ВВП страны делают точное вычисление невозможным. Согласно его предсказаниям, в первой четверти 2009 года рост ВВП вполне может отсутствовать.

Основной удар по экономике наносит сокращение экспортных поставок, особенно на американский рынок. Кроме того, снижение стоимости доллара и повышение стоимости юаня сокращает ценовые преимущества китайских экспортных товаров на мировых рынках.

Китайский фондовый рынок оказался в 2008 году лидером падения, обогнав даже рынки латиноамериканских стран. Причем эксперты отмечают, что в этом году — на фоне негативных финансовых отчетностей и усугубляющегося финансового кризиса — роста этого рынка также можно не ждать, передало Reuters (22.01.2009).

 «Сейчас большинство экономистов сходятся во мнении, что китайская экономика достигнет дна во втором квартале 2009 года, поскольку сейчас власти тратят огромные деньги на борьбу с кризисом», — отмечает менеджер Orient Securities У Сюн.

Как видим, версия о направленности основного удара глобального кризиса на Китай имеет под собой основания.

Для поддержания стабильного роста китайские власти снизили экспортные пошлины и налоги на тысячи наименований продукции. Остановилось и укрепление юаня. Началось его ослабление относительно доллара. Американский конгресс уже реагирует на данные действия китайских властей. В финансовом комитете Сената готовится законопроект, ужесточающий антидемпинговое регулирование в США. Барак Обама во время своей выборной кампании неоднократно критиковал администрацию Буша за неспособность сбалансировать торговые отношения с Китаем. Он предлагал ввести на законодательном уровне дополнительные сборы с компаний, занимающихся импортом китайской продукции, с целью свести на нет преимущества, которые китайские производители получают благодаря слабому юаню.

По мнению ряда зарубежных экспертов, президент США, похоже, готовит почву для торговой войны с Китаем. Как сообщил в конце января 2009 г. The Australian, в одном из своих выступлений Барак Обама обвинил китайские власти в манипуляциях с юанем.

По словам одного из высокопоставленных чиновников Тимоти Гайтнера, который занял в правительстве пост министра финансов, «Обама обещал использовать все дипломатические возможности, чтобы добиться от Китая пересмотра его валютной практики».

На основании слов Обамы, которые были восприняты с очень большим вниманием, высказываются предположения, что вопрос соотношения юань-доллар станет ключевым в выстраивании новой администрацией отношений с Китаем.

Китай, в резервах которого скопилось казначейских облигаций США на 653 млрд. долларов, является на сегодняшний день самым крупным в мире кредитором правительства США. Реализация плана Обамы может вылиться в бюджетный дефицит, который превысит триллион долларов. Это означает необходимость серьезного расширения государственных заимствований, и позиция Китая в этом процессе может стать критической.

Некоторые западные экономисты предупреждают: неуклюжие или слишком резкие действия могут привести к тому, что Китай начнет продавать казначейские билеты. Это может повлечь за собой куда более жестокий кризис, чем нынешний — вплоть до обрушения доллара. Высказывается даже мнение, что китайцы готовят почву для постепенной замены доллара США в качестве мировой валюты — по крайней мере в азиатском регионе.

Китай тут же отреагировал на обвинения. Так, на сайте китайского информагентства Xinhua 24 января 2009 года появилась статья с характерным названием «Китайский банкир о высказываниях некоторых деятелей Запада о т. н. «манипулировании Китаем обменным курсом национальной валюты». Комментируя обвинения в манипулировании обменным курсом, Xinhua пишет: «По мнению китайских экономистов, это свидетельствует о том, что после прихода новой администрации США во главе с Бараком Обамой Китай стоит перед лицом возрастающего давления со стороны проводимой США политики торгового протекционизма».

«Это первое открытое заявление администрации Обамы по проблеме китайско-американских торговых отношений. Существует почти стопроцентная возможность того, что в дальнейшем усилятся трения и споры между двумя странами по таким вопросам, как валютный курс, товарооборот и др.», — отмечает научный сотрудник Финансового института при Академии общественных наук КНР Цао Хунхуэй. По его мнению, «администрация Обамы опасается сокращения Китаем удерживаемого объема американских гособлигаций и одновременного сохранения огромного профицита в торговле с США».

По данным китайской таможни, в прошлом году торговый оборот между КНР и США достиг 333,74 млрд. долларов, увеличившись на 10,5 % по сравнению с предыдущим годом, активное сальдо Китая в торговле с США — 170,85 млрд. долларов (прирост на 4,6 %).

В канун нового 2009 года западные СМИ констатировали возможное начало социального кризиса в Китае. 30 декабря Reuters заявило, что рабочие места в промышленности, которые должны были бы обеспечить миллионам китайцев возможность выйти из нищеты, уничтожены глобальным экономическим кризисом. Огромный поток промышленных рабочих хлынул из городов в сельскохозяйственные районы Китая. По официальным оценкам, более 10 млн. трудовых мигрантов уже вернулись в деревни после того, как их работодатели — тысячи китайских компаний — пострадали от глобального снижения спроса на любые товары: от одежды до автомобилей.

Как заявили представители властей Китая, около 20 миллионов мигрантов потеряли работу из-за усугубляющегося экономического кризиса. По оценкам китайской Центральной сельскохозяйственной организации, без работы остались примерно 15 % из 130 миллионов китайцев, переехавших из провинции в города ради работы. Реальные цифры безработицы могут оказаться еще выше с учетом того, что каждый год из деревень в города приезжает еще около 5–6 миллионов мигрантов (ВВС.RUSSIAN.com, 02.02.2009).

География противоборства

Обама помимо ужесточения антидемпингового регулирования, приводящего к большим экономическим потерям Китая, предлагал в ходе своей выборной кампании проведение спецопераций в Пакистане. А это фактически ограничивает военное и экономическое присутствие Китая в этой стране.

В связи с возможной войной в Пакистане трагедия в Мумбаи (ноябрь 2008 г.) не оставляет странного чувства нереальности происходившего.

Могли ли террористы в количестве 10 человек захватить за несколько часов 19 крупных объектов, убить почти 200 и ранить 400 человек, намереваясь при этом убить 5 тысяч человек (!)? Сколько надо ящиков или грузовиков боеприпасов, чтобы почти трое суток вести беспрерывную стрельбу (учитывая, что один рожок автомата Калашников расходится за несколько секунд)? Может ли некий неизвестный террорист из известной узкому кругу лиц террористической группы спланировать и организовать беспрецедентную террористическую атаку на многомиллионный город, поставить своими действиями на грань войны две ядерные державы, причем, возможно, войны ядерной?

Думаю, что конспирологический шлейф бомбейских событий, так же как и событий 11 сентября, протянется на многие десятилетия. Не зная тайные пружины заговоров, не зная их конкретных механизмов, остается только строить версии по принципу «кому в итоге это выгодно», а также ждать, что «все тайное станет явным».

Признаки «явного» по следам бомбейских событий стали проявляться довольно быстро. 2 декабря 2008 года «Washington Post» публикует статью «Уловка с суверенитетом» своего обозревателя, сотрудника Фонда Карнеги, советника кандидата в президенты США Маккейна — Роберта Кагана. Известный аналитик, сторонник неоконсервативных взглядов априори, не дожидаясь результатов расследования теракта, обвиняет в его проведении «некоторые элементы в пакистанской армии, спецслужбах и военном диктаторском режиме бывшего президента Первеза Мушаррафа» (между прочим, до своей отставки — главного союзника США в «войне с терроризмом» — В.О.). При этом Каган нынешнее руководство Пакистана в лице президента Асифа Али Зардари фактически объявляет неспособным своими силами справиться с пакистанскими террористами.

Далее Каган делает главное. Он заявляет целую программу действий по «интернационализации» реакции на теракты:

«Пусть международное сообщество выступит с заявлением, что в некоторых районах Пакистана воцарилось безвластие, и они представляют угрозу для международной безопасности. Затем следует создать многонациональные силы для взаимодействия с пакистанскими властями в ликвидации лагерей террористов в Кашмире и на Территории племен. Это позволило бы предотвратить прямую военную конфронтацию между Индией и Пакистаном. Кроме того, такой шаг, возможно, позволит пакистанскому правительству «сохранить лицо», поскольку международное сообщество будет помогать Центру восстановить контроль над территориями, на которые его власть сейчас не распространяется. Впрочем, нравится это Исламабаду или нет, международное сообщество и США в конечном итоге обязаны продемонстрировать индийскому народу, что террористические атаки против этой страны мы воспринимаем так же серьезно, как и те, что направлены против нас.

Будет ли подобная акция означать нарушение суверенитета Пакистана? Да, будет, но государства не должны претендовать на суверенные права, если они не в состоянии контролировать территорию, служащую базой для терактов. Если существует такое понятие, как «обязанность защищать», оправдывающее международное вмешательство для предотвращения гуманитарных катастроф, вызванных действиями или бездействием властей той или иной страны, то мы обязаны также защищать наших соседей от нападений с нашей собственной территории, пусть даже они осуществляются «негосударственными элементами».

В случае же с Пакистаном продолжающееся сотрудничество военных и спецслужб с террористическими группировками по сути исключает реализацию этой обязанности силами самого этого государства… Возможно, им нужны дополнительные «стимулы» — например, перспектива перехода части страны в международное «кризисное управление».

Санкционирует ли подобные действия Совет Безопасности ООН? Китай является союзником и покровителем Пакистана, а у России могут возникнуть собственные соображения, чтобы выступить против соответствующей резолюции в Совете. Обе эти страны негативно относятся к идее разрушения стен государственного суверенитета… Пакистанский вопрос, таким образом, может стать очередной проверкой реальной готовности Китая и России — наших предполагаемых союзников в войне с террором — бороться с этой угрозой за пределами собственных границ… США, европейским и другим странам необходимо приступить к утверждению на международной арене принципа: Пакистан и другие государства, предоставляющие убежище террористам, не должны считать свой суверенитет чем-то само собой разумеющимся. В 21 веке суверенные права надо заслужить».

Статья поистине — историческая. В ней содержатся концептуальные положения о «международном кризисном управлении» и о том, что «суверенные права надо заслужить».

Заметим еще раз, что это пишет советник Маккейна, но пишет он это для Обамы. И послание это не случайно. Обама, а не Маккейн шел на выборы с идеями о необходимости нарушения суверенитета Пакистана и проведения спецопераций вооруженных сил США на территории этой страны без санкции ее руководства. Пакистаном правил еще «верный друг Америки» Мушарраф, а молодой и перспективный кандидат в президенты США слал ему такие послания.

Обама, как известно, считает, что из Ирака можно американские вооруженные силы спокойно выводить, заменив их наемниками, воюющими по контракту в частных охранных армиях (таких, например, как «Блэкуотер»).

Для справки: в Ираке в 2008 году, согласно различным источникам и методам учета, число частных контрактников, выполняющих ряд военных и полувоенных задач, колеблется от 50 до 100 тыс. человек (при численности группировки вооруженных сил США — 147 тыс. человек).

А вот в Пакистане, по мнению Обамы, Америка должна воевать по «полной программе», как и в Афганистане.

Но, конечно, только статей экспертов недостаточно, чтобы нарушить суверенитет Пакистана. Поэтому задействован «рояль в кустах».

Комиссия Конгресса США опубликовала 2 декабря тревожный отчет, в котором предполагается, что первый теракт с использованием ядерного и биологического оружия возможен уже до 2013 года. «Washington Post», сообщивший о главных пунктах отчета, пишет, что, по оценке специалистов, теракт в крупном городе с использованием ОМП «вероятен как никогда».

Отчет указывает на Пакистан, как главный источник, откуда террористы могут получить расщепляющееся вещество и необходимые технологии. В сочетании с политической неустойчивостью и активностью террористических организаций в этой стране, правительство которой не контролирует всю ее территорию, опасность, исходящая из Пакистана, особенно велика.

Составители отчета рекомендуют избранному президенту США Бараку Обаме срочно принять чрезвычайные меры, чтобы понизить опасность ядерного или биологического теракта.

Но отчет Комиссии Конгресса США тоже появился не вдруг и не сейчас. Ему предшествовала публикация 20 ноября 2008-го 120-страничного доклада разведывательного сообщества США «Глобальные тенденции 2025 года: изменившийся мир», приуроченного к вступлению в должность президента США Барака Обамы.

Следующие двадцать лет мир, говорится в докладе, будет жить в условиях постоянной угрозы ядерной войны, экологической катастрофы и упадка Америки как доминирующей мировой державы. «Вероятность применения ядерного оружия усилится, поскольку расширится доступ к ядерным технологиям, а также появятся новые варианты и возможности нанесения ограниченных ударов. «Мир в ближайшем будущем… будут упорно преследовать угрозы «стран-изгоев» и террористических группировок, которые все чаще станут получать доступ к ядерному оружию», — также говорится в докладе. Причем именно Пакистан назван в числе стран, где угроза попадания ядерного оружия к террористам наиболее высока.

О том, что в Пакистане нашли укрытие талибы и «Аль-Каида», было известно с самого начала «войны с терроризмом». Некоторые эксперты утверждают, что и талибы, и «Аль-Каида», и «Лашкар-э-Таиба» — порождение ЦРУ и ISI. Так же как всем давно известно о деятельности Хана. Почему же именно сейчас встает вопрос об американской интервенции в Пакистан?

Обратимся вновь к уже упомянутой статье Кагана. Он подчеркивает, что «Китай является союзником и покровителем Пакистана».

Америка опомнилась. Не она, а Китай стал покровителем Пакистана, занимающего стратегическое положение на Большом Ближнем Востоке! Достаточно сказать, что Пакистан практически полностью зависим от Китая в поставках стрелкового оружия, боеприпасов, бронетехники, военной авиатехники (почти 3/4 всего объема от поставок ВС Пакистана).

Китай такая зависимость весьма устраивает. Но вряд ли она устраивает США в его глобальном противоборстве за лидерство с Китаем.

И именно в этом, видимо, причины сброса Мушаррафа и атаки на ISI, которые являлись гарантами хоть какой-то стабильности в Пакистане, особенно в мятежных его регионах — Вазиристане и Белуджистане. «Восток — дело тонкое» и только ISI знало, как управлять племенами, бандами, полевыми командирами, талибами, «Аль-Каидой». Без ISI и Мушаррафа все может обернуться хаосом. Но может быть, хаос и нужен США именно в этих регионах, учитывая возросшую экономическую и военную активность Китая в Пакистане?

Казалось бы, весьма фантастичная версия. Но стоит обратить внимание на участившиеся нападения боевиков «Аль-Каиды» и Талибана на китайцев, работающих в Пакистане. Об этом еще в сентябре прошлого года сообщило агентство Reuters. Зачем «Аль-Каиде» китайцы? Ведь их провозглашенные враги — «новые крестоносцы Запада» и «всемирные сионисты»?

В последнее время военные аналитики и за рубежом, и у нас в стране все чаще говорят о некоем американском плане раздела Пакистана: оставить в хаосе и огне Вазиристан и Белуджистан и контролировать только ту часть страны, где размещены ядерные заряды и средства их доставки. Таким путем с большой долей вероятности могут быть сорваны планы Китая по Гвадару.

Для справки: порт Гвадар позволил бы Китаю строить планы военного присутствия поблизости от стратегических мировых маршрутов транспортировки нефти и самого Ближнего Востока, богатого углеводородами.

Китай участвует в строительстве международного аэропорта в Гвадаре, модернизации Каракорумского шоссе, начал инвестировать капитал в расположенный в этом районе завод по переработке и очистке нефти.

Как отмечает профессор Брэдфордского университета в северной Англии Пол Роджерс, нефтяные сделки Китая в регионе, который США привыкли считать находящимся под их незыблемым стратегическим контролем, представляют собой то, чего, с точки зрения Вашингтона, просто не должно было случиться. Но это происходит!

Можно предположить, что операция по срыву строительства порта Гвадар разрабатывалась давно. Но глобальный финансовый кризис подхлестнул развитие событий. Для ускорения «международного кризисного управления» над Пакистаном и срыва гвадарского проекта, возможно, и был задействован теракт в Мумбаи.

Возможная война США и Израиля с Ираном также во многом связана с нефтяной проблемой. Более 40 процентов импортируемой нефти Китай приобретает в Иране. Если будет нанесен удар по этой стране, ее нефтяные артерии будут перебиты. Для Китая это почти катастрофичный вариант.

Прогнозируемое проведение военных операций США в Африке — Сомали, Судане и Зимбабве — тоже напрямую вытекает из консенсусных требований американской элиты и предвыборных обещаний Обамы.

13 октября 2008 года американский The Weekly Standard опубликовал статью Томаса Скайпека «Большая игра в Африке». В ней прямо говорится о том, что африканский континент быстро превращается в поле заочной битвы между Вашингтоном и Пекином, поскольку стремление последнего заполучить новые рынки и сырьевые ресурсы постоянно усиливается. В июле 2008 года заместитель министра обороны Эрик Эдельман заявил членам сенатского комитета по иностранным делам, что полномасштабные действия Китая по усилению своего влияния и налаживанию связей в Африке и Латинской Америке могут иметь взрывоопасные последствия для Соединенных Штатов. Еще в октябре 2007 года США создали новое военное командование — африканское. В военных кругах оно известно как AFRICOM. С октября 2008 года AFRICOM официально стал десятым объединенным боевым командованием в структуре Министерства обороны США.

Конкурент Обамы в президентской гонке Джон Маккейн в своей статье в Foreign Affairs за ноябрь-декабрь 2007 года назвал подъем Китая главным вызовом для следующего президента и предупредил о недопустимости расширения экономических и дипломатических отношений Пекина с такими странами Африки, как Зимбабве и Судан.

У Барака Обамы, избрание которого президентом США было встречено практически всей Африкой как праздник, никогда не было расхождения с Маккейном по африканскому вопросу. Правда, есть одно отличие. Обама никогда и нигде не говорил о конфронтации с Китаем в Африке. Он говорил о защите демократических институтов в африканских странах. В ходе предвыборной кампании Обама и члены его нынешней команды — вице-президент Джозеф Байден и госсекретарь Хиллари Клинтон — неоднократно жестко критиковали администрацию Буша за невнимание к африканским проблемам, особенно к ситуации в провинции Судана — Дарфуре. Заметим, что именно в Дарфуре находится 70 % нефтяных запасов Судана, глаз на которые давно положил Китай, и которые КНР активно закупает. Что касается Зимбабве, то многие серьезные зарубежные аналитики, такие, например, как Ф.Уильям Энгдаль, полагают, что реальной причиной озабоченности Вашингтона ситуацией в этой стране являются не нарушения ее президентом Робертом Мугабе, допущенные на выборах, или кампания конфискации ферм белых поселенцев, а его слишком близкие отношения с Пекином. Китай инвестировал в Зимбабве больше, чем в любую другую страну. И это понятно, ведь на ее территории залегают неимоверные запасы хрома, меди, платины, угля. Страна также обладает запасами урана. Чашу терпения Вашингтона, видимо, переполнило то, что в конце 2007 года китайская компания Sinosteel стала обладателем 92 процентов акций зимбабвийской компании Zimasco. В результате в руках Пекина оказались все хромовые активы в Зимбабве.

Победа без поражения

США и их новый президент Барак Обама многому научились у Китая. Например, следуя китайской логике, они никогда открыто не будут официально призывать к прямой конфронтации с КНР. Наоборот, гуру Обамы и Байдена — Збигнев Бжезинский — в своих предновогодних интервью рассыпался в комплиментах Китаю, говорил о единстве позиций и слаженности действий в преодолении кризиса. Одновременно все разрушительные механизмы кризиса в полном объеме будут использованы финансовыми структурами США для разрушения стабильности финансовой, экономической и социальной ситуации в Китае.

Издержки и риски «управления кризисом» велики. Ведь сегодня мы имеем дело с реальными глобальными кризисными явлениями. В самих США 2008 год завершился банкротством почти 30 американских банков. Акции предприятий сырьевого сектора за минувший год потеряли 51,7 %. Сопоставимые потери понес только финансовый сектор, акции которого «просели» на 50,1 %. Технологический рынок сократился на 43,6 %, акции промышленных компаний — на 40,9 %. В период кризиса американская экономика потеряла сотни тысяч рабочих мест. Увольнения пошли по всем отраслям, начиная со строительной, автомобильной, заканчивая банками. Число рабочих мест сократилось в декабре на 500 тысяч, а в годовом выражении рост безработицы составил 2,4 млн. рабочих мест, что является рекордом с 1945 года.

Как сообщило 30.01.2009 ВВС, президент США Барак Обама назвал сокращение американской экономики в четвертом квартале прошлого года «продолжающейся катастрофой для американского народа. По данным министерства торговли США, в четвертом квартале 2008 года объем американской экономики сократился на 3,8 %. Это самое значительное квартальное падение ВВП за последние 26 лет.

С августа по октябрь 2008 года экономика Соединенных Штатов сократилась, хотя и не так резко, как в четвертом квартале, — всего на полпроцента. Тем не менее, показатели второго полугодия тревожат экономистов, поскольку впервые с 1991 года экономический спад наблюдается в течение двух кварталов подряд. Состояние американской экономики в период с октября по декабрь, по признанию экономистов, было наихудшим с 1982 года.

Продажи товаров длительного пользования, таких как автомобили, мебель и электроника, упали за квартал на 22,4 %. Это самое резкое падение спроса с 1987 года.

На еде и одежде американцы в четвертом квартале тоже экономили: здесь продажи упали на 7,1 %. Экспорт в США сократился на 19,7 %. Еще заметнее снижение продаж промышленного и офисного оборудования — 27,8 % и строительных материалов — 23,65 %.

Если считать, что кризис с большой долей вероятности является «рукотворным», то от него страдают и те, кто его непосредственно организовывал. Страдают серьезно, но при этом надеются приобрести еще большее — восстановление своего превосходства, почти потерянного в противоборстве с Китаем.

Чрезвычайно важен еще и фактор возможности и быстроты восстановления после обвала финансов и экономики. И здесь, обратим внимание, у США все выглядит все более предпочтительным, чем в том же Китае, или, например, у нас в России. Большинство ведущих американских экономистов, финансовых аналитиков и управляющих финансовыми фондами считают, что рост экономики США возобновится в 3 квартале 2009 года, и что к концу текущего года рост фондового рынка США может составить от 10 до 20 %. Об этом уже в начале 2009 года сообщил специализированный телеканал деловой информации CNBC. К сожалению, таких жизнеутверждающих прогнозов по другим странам никто не делает.

Два основных игрока на планете — США и Китай — вступили в непримиримое противоборство. Оба этих игрока будут безжалостными не только к своим конкурентам, но даже к тем, кого всегда считали своими союзниками. Более того, безжалостными даже к членам своих команд, которые могут оказаться недостаточно сильными либо недостаточно эффективными.

Особенностью и парадоксом нынешнего непримиримого противоборства США и Китая является то, что в отличие от аналогичных схваток в прежние исторические эпохи ни США, ни Китай не заинтересованы в полном поражении, а тем более гибели своего соперника. Финансы и экономика обеих стран оказались в начале XXI века слишком взаимозависимыми, чтобы вести финансовую войну на полное поражение.

Генри Киссинджер в своей программной статье «Шанс для нового миропорядка», опубликованной 13 января 2009 года в «The International Herald Tribune», фактически без какой-либо лакировки описывает взаимоотношения США и Китая в период глобального кризиса: «Темпы роста китайской экономики могут временно упасть ниже показателя 7,5 %. А специалисты по Китаю всегда говорили, что это та пограничная черта, ниже которой возникает угроза политической нестабильности. Америка нуждается в сотрудничестве с Китаем, чтобы решить проблемы своего бюджетного дисбаланса и предотвратить возникновение такой ситуации, когда взрывоопасный дефицит вызовет пожар разрушительной инфляции. …Если Америка начнет относиться к Китаю как к противнику на долгие времена, то самосбывающееся пророчество может разрушить все шансы на создание мирового порядка». Фактически аналогичный концептуальный подход высказал и Збигнев Бжезинский в статье «Двойка», способная изменить мир» («The Financial Times» от 14 января с.г.). Речь идет, на наш взгляд, о серьезном изменении структуры мировой иерархии, где США готовы включить Китай в тандем мирового лидерства, предварительно существенно подорвав его финансово-экономические позиции. Для этого путем «управляемого кризиса» США будут до приемлемого уровня «корежить» финансы и экономику Китая. Будут активно выдавливать его из зон собственных геостратегических интересов. Такова логика мирового противоборства в XXI веке. И у Обамы практически нет другого выбора действий.

Если тандем США-Китай действительно установится, то дополнительные угрозы безопасности возникают у России. Следует согласиться с Александром Храмчихиным (Россия может получить большую двойку, НВО, 30.01.2009) в том, что если Вашингтон и Пекин действительно начнут делить мир, то Россия (точнее, ее азиатская часть) будет отдана в сферу влияния Китая, который начнет ее активное «освоение» всеми возможными методами. Для США подобный вариант представляется абсолютно естественным.

«Азиатская часть России является наиболее естественным направлением экспансии Китая. На гигантской почти пустой территории находится огромное количество природных ресурсов, столь необходимых КНР, Вашингтон с удовольствием отдаст Пекину то, что ему до зарезу нужно, при этом Америке все равно не принадлежит. «Переваривание» такого огромного куска, как российские зауральские территории, отнимет у Китая много времени и сил. Заведомо будет в этом случае во всех аспектах обезврежена Россия. Соответственно, в других частях планеты активность Поднебесной автоматически снизится, а активность России окончательно обнулится, позволив Вашингтону вздохнуть гораздо свободнее», — пишет А. Храмчихин.

Вряд ли Китай будет осуществлять экспансию в Россию военными методами. Ядерное вооружение нашей страны продолжает оставаться главным средством сдерживания. Для экспансии наработаны другие методы.

Китайская мафия как активный международный игрок

Мнение о закрытости информации относительно негативных процессов, происходящих в современном Китае, во многом преувеличено. Китайские криминологи (Ляопин, Хэ Бисун, Синь Янь и др.) ведут широкие исследования организованной преступности в Китайской Народной Республике. Эти исследования публикуются, в том числе и на русском языке. Представители китайских партийных и правоохранительных органов также довольно открыто делятся информацией о криминальной ситуации. Об этом регулярно сообщают информационные агентства КНР.

Анализ результатов, полученных в ходе исследований, позволяет сделать вывод о том, что любой вариант смены административно-командной системы на рыночную экономику порождает в качестве побочного негативного явления всплеск (скорее, взрыв) организованной преступности и коррупции. В Китае рыночные реформы начались раньше, чем в СССР, а затем в России, и соответственно там раньше на официальном уровне констатировали рост организованной преступности и коррупции. Если в СССР с этим столкнулись фактически в середине 1980-х, начиная с «узбекского дела», то в Китае — еще в конце 1970-х, когда стали возрождаться знаменитые «триады» (которые еще в XVII веке играли значительную роль в Поднебесной).

Исследование современной организованной преступности в КНР, проведенное китайским ученым Синь Янем, говорит о том, что организации мафиозного типа существенно дестабилизируют общественный порядок. Их руководители активнее внедряются в экономико-хозяйственные структуры, коррупционные связи окрепли, а сами преступления в экономической сфере стали более изощренными. Участились случаи захвата административной власти низшего уровня (в селах и деревнях, небольших городах), в том числе и функций правоохранительных органов.

Главари преступных организаций поднимаются на все более высокие ступени иерархической лестницы государства. Например, становятся депутатами Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП) или членами политических консультативных советов в провинциях. Преступные организации чаще вмешиваются в процесс, связанный с должностными перестановками чиновников высокого ранга. Более того, некоторые руководители в отдельных районах страны иногда сами просили мафиозных главарей взять административную власть низшего уровня (например, управления селом) в свои руки. А многие начальники на местах обращались к ним и по вопросам оказания финансовой помощи. Преступные организации превращались в таких районах из «преступной силы» в «преступную власть».

На основе изучения уголовных дел Синь Янь свидетельствует: нередки случаи, когда организованные преступные группировки (ОПГ) создавались и возглавлялись бывшими партийными и административными управленцами, высокопоставленными работниками ряда прокуратур и даже действующими представителями ВСНП, секретарями партийных ячеек и руководителями местных органов общественной безопасности.

Структуры «триад» в последнее время все чаще пытаются «работать» под прикрытием законно функционирующих фирм и предприятий и проникают в экономические сферы деятельности государства. Получая сверхприбыли, «триады» наладили систему отмывания «грязных денег». В КНР, по оценкам китайских экспертов, ежегодно отмывается около 200 млрд. юаней (24,7 млрд. долл.). Значительные суммы проходят через подпольные меняльные лавки.

«Триады» больше действуют в прибрежных провинциях, и особенно в Гонконге. В их руках — поставка героина и опиума, «черный рынок» валюты; переправка российских и украинских «жриц любви» в публичные дома Гонконга и Макао; торговля оружием; обеспечение «крыши» для местных бизнесменов. В Гонконге, в частности, насчитывается от 15 до 20 «триад», активно занимающихся преступной деятельностью. Численность каждой из них достигает 30 тыс. человек.

В 2005 году в официальном еженедельнике China News Weekly Review появилась публикация о том, что связи китайской мафии не ограничиваются Гонконгом и Макао, а распространились на крупные промышленные центры КНР, такие, как Гуанчжоу, Тяньцзинь и Шанхай.

Дэн Сяопин был также инициатором создания в структурах Министерства государственной безопасности (МГБ) и Министерства общественной безопасности (МОБ) мощных системно-аналитических подразделений, которые занимаются долгосрочными прогнозами развития геостратегической и региональной криминогенной ситуации в стране, разрабатывают планы проведения тотальных операций. Существует еще несколько центральных аналитических организаций (к примеру, Исследовательское бюро при Госсовете КНР).

Следует отметить, что тотальные операции против организованных преступных формирований, как и вся борьба с мафией и коррупцией, ведутся в Китае на основе строгого соблюдения законности. Уголовное и уголовно-процессуальное законодательство КНР постоянно модифицируется в зависимости от изменения ситуации. В китайских законах, в отличие от российских, содержатся четкие определения мафиозных организаций, одновременно Верховный народный суд КНР постоянно дает развернутые разъяснения судебной практики по делам об организованной преступности и коррупции.

В связи с увеличением масштабов отмывания доходов мафии, полученных преступным путем, создана межведомственная система борьбы с этим явлением: с 2004-го функционирует Китайский центр по мониторингу и противодействию отмыванию денег. Одновременно Бюро МОБ по расследованию преступлений по отмыванию денег отвечает за выработку конкретных мер, международное сотрудничество, координацию, руководство и планирование работы местных подразделений министерства; действует специализированная компьютерная сеть, позволяющая 24 часа в сутки контролировать потоки денежных средств.

Все эти подразделения также задействованы для проведения тотальных операций, после каждой из которых на какой-то период деятельность преступных группировок разного рода затихала. Но спустя некоторое время она вновь активизировалась, ибо главные причины преступности не устранялись: на месте отрубленных голов дракона вырастали новые, еще более кровожадные.

Без решения главной социальной проблемы Китая — безработицы — самовоспроизводство ликвидированных криминальных формирований будет продолжаться. Общая численность нуждающихся в трудоустройстве оценивается в 182–199 млн. человек, или 26–28 % от общего числа занятых. Это 10 китайских армий, значительная часть которых используется мафией. В период кризиса роль мафиозных структур еще больше возрастает.

Осуществляемые в последние годы в КНР стратегии «Идти вовне» и «Приглашаем приходить» предполагали вместе с ростом внешнеторгового оборота Китая и увеличением объема прямых иностранных инвестиций одновременное решение проблемы безработицы путем более интенсивной миграции вовне.

Что касается стратегии «Приглашаем приходить», то, по сведениям некоторых западных аналитических центров, которые приводит Максим Череда, руководители наиболее крупных и влиятельных «триад» установили контакты с представителями китайского руководства на всех уровнях, что обеспечило безопасное проникновение их капиталов на материковый Китай, главным образом в его южные провинции. Деньги «триад» использовались для создания таких прибыльных совместных предприятий, как ночные клубы и казино. Причем с китайской стороны соучредителями этих заведений были региональные представители силовых ведомств КНР, в частности Бюро Министерства общественной безопасности и Народно-освободительной армии Китая.

Этот криминально-глобализационный проект уже осуществляется, причем довольно эффективно. «Оседлав» миграционные процессы, мафиозные структуры Китая и китайская мафия в других странах захватили лидирующие позиции в организации торговли людьми и налаживании потоков незаконной миграции. Как следует из доклада Государственного департамента США за 2005 год, КНР передвинулась в группу, требующую повышенного внимания вследствие недостаточной защиты жертв торговли людьми. В докладе Европола за июнь 2006-го отмечено, что китайские мафиозные группировки названы лидерами в торговле людьми в странах Европейского союза.

Китайские «триады» потеснили в Японии доморощенную мафию — якудзу: на долю китайцев приходится около половины всех преступлений, совершаемых иностранцами (10 лет назад эта цифра была вдвое меньше). Китайские мафии в Японии контролируют две трети героиновой торговли. По оценкам американских экспертов, китайские мафиозные структуры глубоко проникли в легальную и теневую экономику Соединенных Штатов, опережая колумбийские картели. В Италии в начале 2006 года правоохранительные органы начали крупное расследование связей китайских гангстеров с итальянской мафией. В миланском Чайна-тауне ведется следствие по делу о подозрительных инвестициях в недвижимость и торговлю. В Риме следователи нашли подставные фирмы и банки, в которых отмывались деньги. Первое крупное расследование по делу о капиталах китайской мафии в Италии затронуло 22 тыс. китайцев. Заведено 250 уголовных дел на главарей и их помощников.

В докладе главного прокурора Италии за 2005-й указано, что местная китайская «триада» становится все более агрессивной и спаянной. В последнее время наблюдается расширение нелегальной деятельности, в частности увеличилось число грабежей и актов вымогательства в отношении итальянских граждан, начинают выявляться факты возникновения смешанных криминальных структур, в состав которых входят китайцы и итальянцы.

Китайская организованная преступность способна провоцировать мировые экономические кризисы, влиять на конъюнктуру цен на рынке. В 2005 году мировой рынок меди оказался на грани катастрофы из-за грандиозного мошенничества на Лондонской бирже металлов. Хорошо известный в деловых кругах трейдер Лю Улбин продал на бирже 200 тыс. тонн меди, действуя от имени китайской государственной корпорации State Reserve Bureau, после чего исчез. А мировые цены на медь достигли исторического рекорда.

Экспансия китайских ОПГ не могла миновать и Россию. Причем интенсивность и формы этой экспансии во многом отличаются от ситуации с китайской мафией в других странах. Для этого имеются объективные причины.

Проведенные российскими учеными социологические исследования в китайских землячествах Москвы, Иркутска, Хабаровска, Владивостока, а также анализ материалов, собранных в Благовещенске, Нижнем Новгороде, Ростове-на-Дону, Барнауле и Белокурихе (Алтайский край), показали, что Россия, как и весь мир, переживает переломный момент — начало формирования новых условий глобального увеличения китайской миграции и развития китайских землячеств. Завершился период во многом стихийного роста китайских землячеств, и начался этап их организованной экспансии и расширения их предпринимательской деятельности.

Численность китайских мигрантов в России колеблется в пределах от 400 тыс. до 2–3 млн. человек. Но главная проблема заключается в том ущербе, который наносится российской экономике. В значительной мере — из-за быстрого становления в стране китайских землячеств, которые практически все (по данным оперативных подразделений) находятся под негласным контролем собственных мафиозных структур. Система взаимоотношений в землячествах фактически организована по модели «триад» (строжайшее подчинение теневым лидерам, обет молчания, жестокое наказание непокорных и т. д.).

Основные потоки китайских мигрантов, организуемые мафиозными структурами, направлены на Дальний Восток. Тому есть объективные исторические, демографические, а главное, экономические причины. Китаевед Андрей Островский пишет о том, что российские рыночные реформы, сопровождавшиеся полным отказом от государственного регулирования экономики, не способствовали тому, чтобы регион стал привлекательным для инвесторов. По существу, Россия проиграла Китаю в состязании за привлечение капиталов на Дальнем Востоке.

Выступая в апреле 2006-го в газете «Известия», губернатор Хабаровского края Виктор Ишаев заявил: «Дальний Восток обособили от экономики России. Если в застойные времена 75 % всей продукции, которую мы выпускали, поставлялось на внутренний рынок России, то сегодня — только 4 %. Мешают полноценной связи с Россией неравные условия, в частности высокие тарифы на тепловую и электроэнергию, очень высокие транспортные тарифы, а также необходимость структурной перестройки промышленности… Сегодня законодательно мы закреплены как сырьевой придаток передовых, хорошо развивающихся стран (Япония, Китай, Корея)».

Именно как сырьевой придаток прежде всего и эксплуатируют Дальний Восток и Сибирь китайские мафиозные структуры. Юрий Егоров и Александр Самсонов, исследовавшие на основе оперативных материалов организованную преступность в Восточно-Сибирском и Дальневосточном регионах в 1999–2003 годах, приводят следующие данные (см. таблицу).

По данным ученых, из всего массива дел оперативного учета, заведенных органами внутренних дел на этнические ОПГ в 2002-м, на китайские приходится в Восточно-Сибирском регионе 38 %, а в Дальневосточном регионе — 40,9 %.

Выявленные этнические ОПГ

Национальный состав

 

Доля от всех этнических групп,  %

 

 
Восточная Сибирь

 

Дальний Восток

 

Китайцы

34,3

32,2

 

Вьетнамцы

12,1

 

13,1

Корейцы

5,3

 

5,8

 

Монголы

3,0

 

 

Представители других национальностей

45,3

 

38,0

 

Организованный характер носят контрабанда и браконьерство природных таежных и морских богатств Дальневосточного региона. В Уссурийской тайге многократно и сотнями задерживают граждан КНР с женьшенем и другими растениями, занесенными в Красную книгу России. У них же в период сезонного сбора обнаруживали десятки тонн кедровых орехов, которые перерабатываются в Китае на масло, используемое затем в качестве компонента для изготовления лекарств, предметов парфюмерии. Из Приморья контрабандным путем вывозятся трепанг, женьшень, шкура тигров, медвежья желчь. Возник подпольный рынок таких природных ресурсов, как лягушки и черепахи. С 2003 года гражданами Китая стал активно осваиваться контрабандный вывоз из России осетровых пород рыб.

Китайские браконьеры уничтожили промысловое стадо осенней кеты на Уссури, они становятся практически полновластными хозяевами миграционных путей ценных пород рыб — кеты, калуги, осетровых нерестилищ.

Если вначале китайцы добывали живой товар сами, то сейчас на них работает местное население, которое китайские ОПГ нанимают и для обработки арендуемых ими сельхозугодий. Иными словами, китайские «мигранты», вместо того чтобы восполнять трудовые ресурсы, нещадно эксплуатируют российское население: мафия никогда не становится трудовым ресурсом!

По данным профессора Дальневосточного госуниверситета Виталия Номоконова, на Дальнем Востоке происходит интенсивная интеграция российских и китайских мафиозных структур. Например, в Уссурийске «триады» строят взаимоотношения с местными лидерами криминального мира на сугубо деловой основе. Представители российских организованных преступных группировок помогают скупать здесь металл и переправлять его за границу. Русские создают пассажирско-перевозочные фирмы, услугами которых пользуются китайцы, предоставляют склады для хранения товара, в том числе и контрабандного. В последнее время наметилась еще одна тенденция: китайцы все чаще вступают в русские ОПГ, играя в них роль наводчиков на соотечественников. Не проходит месяца, чтобы на кого-нибудь из китайских торговцев не был совершен налет.

Профессор Сибирской академии госслужбы Валерий Собольников указывает на то, что в 2002–2005 годах отмечалась тенденция регистрации китайскими ОПГ предприятий на подставных лиц — граждан России, что позволяет фактическим руководителям данных фирм или коммерческим структурам Китая уклоняться от налогообложения. Энергично действуют фирмы китайских ОПГ, ориентированные на совершение разовых сделок. Так, в Читинской области зафиксировано около тысячи таких «компаний». В Новосибирской области тоже вскрыты многочисленные факты осуществления подставными лицами внешнеэкономической деятельности. Большинство таких коммерческих структур ориентированы на вывоз за рубеж стратегического сырья.

Аналогичную тенденцию в Иркутской области фиксирует профессор Байкальского государственного университета экономики и права Анна Репецкая. Она ссылается на сведения местных органов ФСБ, которыми выявлены и пресечены факты хищения и вывоза в Китай стратегического сырья, радиоактивных материалов. При этом, соблюдая принцип специализации, местные ОПГ занимались хищением такого рода продукции на предприятиях Иркутской области, а китайские — контрабандным вывозом в КНР.

Все исследователи указывают на то, что наибольшую угрозу национальной (особенно экономической) безопасности России представляют преступные операции в лесном комплексе. Детальный анализ этой проблемы осуществлен в журналистском расследовании Анатолия Лебедева (Бюро региональных общественных компаний, Владивосток). Отметим только главное.

Недостаточное финансирование Государственной лесной службы и инспекции при официально санкционированной возможности обогащаться за счет конфискованного леса имело следствием небывалые масштабы коррупции во всей лесной службе региона. Позднее, в 2002 году, прямая заинтересованность лесников и правоохранительных органов в самообогащении за счет изъятия леса у самовольщиков была ликвидирована новым правительственным документом. С тех пор весь секвестрованный лес продается в доход Минимущества и ничего из этих средств самим лесникам не перепадает.

Однако никто не сумел остановить взяточничество. Система нелегальных заготовок и перепродаж леса стала слишком крепкой и устойчивой и охватила довольно много высших «местных» чиновников, чтобы с ней удалось легко расправиться. Китайские предприниматели играют в этой системе далеко не последнюю роль. Поэтому принятие нового Лесного кодекса с попыткой упразднения лесхозов и передачи их функций арендаторам вызвала в регионе панику. Для Дальнего Востока это означает, что огромные лесные массивы могут просто перейти под прямой контроль китайского бизнеса.

Отставные китайские генералы и агенты спецслужб активно участвуют в легальных и нелегальных коммерческих операциях на Дальнем Востоке, скупая собственность, нанимая рабочих и контролируя самые прибыльные виды бизнеса. В регионе сложилась практика, при которой китайцы немедленно копируют обычные российские методы уклонения от налогов, но делают это гораздо успешнее. Таким образом, масштабный контрабандный вывоз лесных продуктов развивается на радость предпринимателям обеих стран и на беду Уссурийской тайге.

Многие китайцы, известные под русскими именами, контролируют оптовые лесные площадки в ряде городов Приморья — Лучегорске, Дальнереченске, Лесозаводске, Уссурийске, Находке и Дальнегорске, а также в Хабаровском крае, в Еврейской автономной области, в Амурской и Читинской областях. По данным Управления по борьбе с организованной преступностью Приморского УВД, есть достаточно материалов, подтверждающих наличие жесткого контроля над китайским лесным бизнесом в Приморье со стороны «триад».

Кризисное противостояние: США–Россия

Совершенно другое выстраивание отношений, исходя из логики развития событий, у России будет с США. Думается, что эти отношения будут подчинены логике обеспечения американской энергобезопасности. А это означает в самом упрощенном виде, что США будут всеми возможными финансовыми, экономическими, политическими, военными и разведывательными средствами способствовать доведению кризиса в России до катастрофического состояния с тем, чтобы:

сорвать либо затормозить планы строительства нефте- и газопроводов в Китай. Речь идет о реализации подписанных в 2006 году соглашений в Пекине об ответвлении на Дацин от Сковородино в рамках строящегося нефтепровода Тайшет–Находка, а также об экспорте газа из России в Китай либо с острова Сахалин или Ковыкты в Северо-Восточный Китай, либо из Западной Сибири (строительство газопровода «Алтай» в Синьцзян;

свести до минимума влияние России в среднеазиатских республиках с тем, чтобы заключить с руководителями этих государств договоры о прямых поставках углеводородов через американские компании без участия России;

максимально затормозить реализацию проектов транзита российского газа в Европу — «Северный поток» и «Южный поток»;

потеснить Россию с Кавказа и Крыма для беспрепятственного строительства выгодного США газопровода Nabucco;

блокировать активизацию российской энергетической политики в Южной Америке (Венесуэла, Никарагуа и т. д.);

криминализировать российские энергетические компании с возможным последующим арестом их счетов (в докладе консультативного совета по безопасности за рубежом Госдепартамента США по итогам 2008 г. отмечено, что самую большую угрозу американскому бизнесу представляет коррупция и организованная преступность в странах Восточной Европы, особенно — в России).

«Я восстановлю наши вооруженные силы, чтобы быть готовым к будущим конфликтам, но я также возобновлю жесткую прямую дипломатию, которая сможет предотвратить получение Ираном ядерного оружия и обуздать российскую агрессию», — так заявлял Обама 28 августа 2008 года в своем программном выступлении в Денвере (штат Колорадо) на съезде демократической партии США, где он дал согласие быть выдвинутым в качестве кандидата в президенты США. Генри Киссинджер, который одним из первых предрекал победу Обамы в президентской кампании, в упомянутой статье «Шанс для нового миропорядка» открытым текстом формулирует следующий пассаж, адресованный, в первую очередь, России: «Нам следует откорректировать ту добродетельность и праведность, которая была характерна для позиций и действий Америки по многим направлениям, особенно после распада Советского Союза». Если Киссинджер считает те манипуляции, которые Соединенные Штаты творили с Россией после 1991 года, «добродетельными и «праведными», то чего нам следует ждать в предстоящий период? Достаточно вспомнить роль Киссинджера в недобродетельной и неправедной «зачистке» Чили после переворота, устроенного с его помощью Пиночетом.

Россию ждут непростые времена. И нужны непростые решения.

В условиях дефицита ресурсов многое может решить продуманная политика договоренностей с командой Обамы. Прежде всего по вопросам транзита военных грузов и ГСМ для обеспечения сил НАТО в Афганистане. Если Обама собирается вести реальную войну в Афганистане и Пакистане — ему нужен НОВЫЙ МАРШРУТ. Перекрытие путей снабжения через Пакистан — крах всей военной компании.

Реальны только маршруты по территории бывшего СССР:

Первый маршрут, по которому в настоящее время транспортируются небольшие объемы топлива, идет через Каспийское море. Нефть, перерабатываемая в Армении, перевозится паромами через Каспийское море в Туркменистан (где также перерабатывается небольшой объем топлива), потом через Туркменистан переправляется в Афганистан непосредственно и по территории Узбекистана. Этот маршрут можно было бы расширить с тем, чтобы он доходил либо до Черного моря через Грузию либо до Средиземного моря через Грузию и Турцию (хотя вариант с привлечением Турции потребовал бы смены колесных тележек). Неясно также, достаточна ли для этого грузоподъемность судов, работающих на Каспийском море.

Второй маршрут позволяет обойтись без транспортировки по Каспийскому морю и избежать проблем, связанных с уязвимостью Грузии — он прошел бы по территории России к северу от каспийского побережья, через Казахстан, Узбекистан (а небольшой отрезок — вероятно, по территории Туркменистана) до Афганистана. Существуют варианты выхода к Черному порю или транзита в Европу через Украину или Беларусь.

Оба маршрута не могут эффективно работать без согласования этого вопроса с Россией.

Джордж Фридман в статье «Обама вступает в Большую игру» («Stratfor», 21.01.2009) обоснованно полагает, что Россия может для обеспечения маршрутов потребовать следующее:

1) Заявления Вашингтона о том, что он не будет настаивать на членстве Грузии и Украины в НАТО, или размещении воинских контингентов в граничащих с Россией странах, не относящихся к альянсу — то есть в тех же Грузии и Украине. На данном этапе такая декларация будет иметь чисто символическое значение, поскольку Германия и другие европейские государства в любом случае заблокируют их прием в НАТО;

2) Гарантий того, что Североатлантический альянс и Соединенные Штаты не станут размещать крупные воинские формирования и возводить масштабные военные сооружения в бывших советских республиках (а ныне странах НАТО) Латвии, Литве и Эстонии;

3) Гарантий того, что в конечном итоге Соединенные Штаты эвакуируют все свои базы в Центральной Азии в обмен на поддержку Москвой их использования для нужд нынешней афганской кампании. (В настоящее время США осуществляют снабжение своего контингента по воздуху в авиабазы Манас в Кыргызстане). Россия не захочет, чтобы в результате американского военного присутствия Центральная Азия превратилась в сферу влияния Вашингтона;

4) Аннулировать планы США по размещению объектов ПРО в Чешской Республике и Польше.

Добавим, что важными вопросами договоренностей должны стать гарантии беспрепятственного строительства запланированных нефте- и газопроводов.

Объективный анализ показывает, что без этих уступок России Обама не сможет проводить ту внешнюю политику, к которой его подталкивает вся ситуация с глобальным кризисом.


[1] Овчинский Владимир Семенович — доктор юридических наук, генерал-майор милиции в отставке, советник Председателя Конституционного Суда РФ.

[2] Работа выполнена при поддержке гранта РГНФ 09-03-00826а/Р.

Овчинский Владимир Семенович


 
Новости
25.10.2017
24 октября 2017 г. в актовом зале Московского гуманитарного университета состоялась торжественная церемония награждения лауреатов Международной Бунинской премии, которая в этом году проводилась в номинации «Поэзия». Приветствие участникам и лауреатам Бунинской премии 2017 года направил министр культуры РФ В. Р. Мединский, в котором он, в частности, отметил, что «за годы своего существования Бунинская премия по праву заслужила авторитет одной из наиболее престижных наград в области русской литературы. Среди её лауреатов значатся имена по-настоящему видных поэтов и прозаиков, наших с вами современников. Отрадно, что в России получают развитие столь важные общественные инициативы, нацеленные на популяризацию чтения, на усиление позиций русского языка».
20.10.2017
17 октября 2017 г. состоялось заседание Жюри Бунинской премии под председательством члена Президиума Союза писателей России, лауреата литературных премий Бориса Николаевича Тарасова. Подведены итоги конкурса, который в 2017 г. проводился в номинации «поэзия». 24 октября в конференц-зале Московского гуманитарного университета состоится торжественная церемония, на которой Председатель Попечительского совета Бунинской премии, член Союза писателей России, ректор университета профессор Игорь Михайлович Ильинский вместе с членами Жюри вручит заслуженные премии новым лауреатам.
30.09.2017
Попечительский совет Бунинской премии, возглавляемый известным ученым и общественным деятелем, ректором Московского гуманитарного университета, профессором, членом Союза писателей России, членом бюро Академии российской словесности Игорем Михайловичем Ильинским, рассмотрел результаты экспертизы произведений, поступивших на конкурс 2017 года. На основе экспертных заключений, выполненных видными специалистами в области литературоведения из ведущих академических институтов и вузов страны (Литературный институт им. А. М. Горького, Институт мировой литературы им. А. М. Горького, Государственный институт русского языка им. А. С. Пушкина, Московский педагогический государственный университет, Петрозаводский государственный университет, Государственный социально-гуманитарный университет и др.), определен «короткий список».
04.08.2017
27 июля 2017 г. состоялось заседание Попечительского совета Бунинской премии, на котором был утвержден «длинный список» литературных произведений, поступивших на конкурс. В этом году Бунинская премия будет вручена за лучшие произведения в области поэзии и поэтического перевода. Попечительский совет поручил Оргкомитету конкурса обеспечить проведение первичной и вторичной экспертизы присланных работ.