Метоморфозы Обамы II

Во время своего визита в Россию Обама постоянно пытался подчеркнуть, что он проводит в США новую политику — реализма, которая концептуально отличается от того, что последние годы делал Буш.

     В своем выступлении в Российской экономической школе 7 июля с.г. Обама заявил, что "Америка не может и не будет навязывать другим странам какую-либо систему управления ", что "государственный суверенитет должен быть краеугольным камнем международного порядка", а также то, что "ни одна страна не в состоянии в одиночку справиться с вызовами XXI века и не вправе диктовать свои условия всеми миру".

     Лозунги безусловно правильные. Но что скрыто за этими лозунгами? И не является ли новая риторика президента-реалиста просто риторикой, которая обеспечивает США передышку. Передышку в условиях глобального финансово-экономического кризиса, перспектива которого еще далеко не ясна. Передышку в "войне с терроризмом", которую теперь отказываются называть войной. Передышку в теневом и открытом противоборстве со своими главными геостратегическими конкурентами — Китаем и Россией. Передышку перед новым рывком к мировому господству и национальному процветанию.

     О том, что Америке нужна передышка, прямо пишут американские учёные Чарлз Капчан и Адам Маунт (Джорджтаунский университет) в весьма знаковой статье "Автономное управление. Американская политика после "продвижения демократии", которая опубликована в журнале "Democracy. Journal of ideas" (2009, Spring, № 12). В данной статье есть нечто, что отличает их подход от "традиционного реалистического", позволяет считать их работу веховой во многих отношениях и даёт повод подробно остановиться на её базовых положениях, что мы и сделаем. Сначала мы изложим содержание статьи, сходу откомментировав некоторые моменты, а затем поразмышляем о том, что стоит за идеями Купчана и Маунта, каков их "скрытый шифр", к чему в реальности может привести реализация предлагаемой ими схемы мирового управления.

     

     "АВТОНОМНОЕ УПРАВЛЕНИЕ", ИЛИ БОЛЬШАЯ ОХОТА НА "ХИЩНИКОВ"

     Как это принято, особенно в англосаксонской традиции, статья на темы политики, будь то внутренней или внешней, обильно сдобрена моральной риторикой. Не избежали этого и Капчан с Маунтом. Они пишут правильные слова о необходимости сделать глобализацию более справедливой — и при этом утверждают, что обусловленное кризисом внесение поправок в западную экономическую модель (читай: капитализм) не затронет фундаментальные принципы этой модели и либеральной торговли. Последние, как мы знаем, и придают глобализации нарастающе эксплуататорский и неэгалитарный характер. В связи с этим использовать дальнейшее расширение глобальной экономики, как это пишут авторы, для того "чтобы добиться всеобщего процветания и взаимозависимости, покончить с нищетой во всём мире", это всё равно, что заливать огонь керосином. То, что либеральное мировое хозяйство содействовало развитию всего мира, просто не соответствует действительности.

     Противоречит реальности и тезис авторов о текущем и грядущем расширении среднего класса.

     Как пишет Валентина Бакмастер (США), потрясает бесславный конец "американской мечты": после взрыва пузыря недвижимости 12% домовладельцев позади графика выплаты ссуды, да плюс еще 6%, у которых дома отнимают банки. Обыватель недоумевал, — продолжает Бакмастер, — зачем давать ссуды банкам, когда страдает народ, когда из домов выбрасывают "среднюю Америку", когда закрываются "средние бизнесы" и без работы остаются "средние американцы"? Но ответа не было, были только совершенно необъяснимые огромные расходы.

     Журналистские расследования радио-хоста Alex Jones показали, что обещания правительства США о "прозрачности" оказались ложью и в черной дыре ссуд из казначейства бесследно исчезли 5 трлн. долларов. Это гораздо больше, чем долг США Китаю и всем странам, вместе взятым. Это третья часть всего, что производит страна за целый год (ВВП США в 2008 году составил 14,33 трлн. долл.). "Теперь становится понятным, — пишет Бакмастер, — для чего была устроена небывалая спешка с пакетами стимулирования экономики. Практически правительство ничего не сделало для уменьшения безработицы и остановки ипотечного кризиса. Произошло беспрецедентное разворовывание "средней Америки", по масштабам напоминающее разворовывание России в результате социалистической революции 1917 года и ельцинской перестройки" (RPmonitor, 4 июля 2009).

     Запад, прежде всего США, пишут Капчан и Маунт, неуклонно теряет своё влияние, сдаёт позиции — экономические, политические, идеологические. Всё сильнее позиции "недемократических", "нелиберальных" стран — Китая, России, исламских государств. Более того, западная модель уже не вызывает в мире того энтузиазма, который имел место в прошлом. А потому "принстонский проект" ("свободный мир под властью закона"), "лига демократий" Р. Кейгана и И. Даалдера (превращение НАТО и ряд других стран во всемирный союз, который будет переустраивать мир на "демократический" лад) и другие схемы оказались несостоятельны.

     Учитывая изменившуюся реальность, США должны проявлять больше терпимости к различным типам государственного устройства, включая авторитарные. Самое главное, чтобы эти государства были "добропорядочными" и "ответственными" — отсюда цель: не насаждение демократии, а искоренение тирании. Критерии "добропорядочности", по Капчану и Маунту, таковы: государства должны стремиться улучшать жизнь граждан в соответствии с их предпочтениями, а эти предпочтения в разных странах могут быть разными в зависимости от местных традиций; не допускать геноцида собственного населения; не подвергать его сознательно лишениям; не притеснять нацменьшинства; уважать плюрализм; не спонсировать терроризм; не участвовать в незаконном экспорте оружия массового уничтожения; не осуществлять агрессию и т.д. Если же государство не соответствует этим критериям, то оно "хищник", и в этом случае оправдана маргинализация государств-хищников, т.е. таких, "которые ведут себя хищнически по отношению к собственным народам или соседним странам".

     Именно размытые и практически не аргументированные критерии "добропорядочности" и "недобропорядочности" позволяют Капчану и Маунту ввести в оборот такое понятие, как "государства-хищники". Это не просто замена понятия "государства-изгои". "Изгоя" можно игнорировать, не допускать "ко двору", устраивать экономические блокады. А что делать с "хищником"? "Хищник" всегда подлежит уничтожению. Либо должен находиться в клетке. Поэтому, видимо, не случайно Капчан и Маунт, помимо термина "гуманитарная интервенция", вводят понятие "профилактическая интервенция", в которой объем карательных средств в отношении "хищников" по всей видимости должен быть более радикальным, чем в интервенциях "гуманитарных".

     По поводу "государств-хищников" Капчану и Маунту следовало бы обратиться к историческим завещаниям первых президентов США. В 1821 году шестой президент Америки Джон Куинси Адамс предостерегал своих сограждан от стремления отправляться за границу "искать чудовищ, чтобы их уничтожать".

     Конец ХХ—начало ХХI веков показали, что "изгоями", "хищниками" или "друзьями", или "сукиными сынами, но нашими сукиными сынами" можно называть не по каким-либо разработанным критериям, а в основном по тому, насколько свободно и выгодно те или иные страны допускали США к своим природным ресурсам. Кроме того, агрессию, т.е. "хищническое поведение" можно спровоцировать, как это неоднократно делали сами американцы. Это и взрыв корабля "Мэн", после которого США начали агрессию против Испании, и американская провокация в Тонкинском заливе, и события 11 сентября выглядят сверхподозрительно, а официальная американская версия абсолютно несостоятельна и опровергнута целым рядом независимых расследований.

     Экономисты Пол Колер и Анке Хеффлер в своем исследовании "Жадность и недовольство в гражданских войнах" показывают, что наличие в стране богатых природных ресурсов повышает риск возникновения вооруженных конфликтов. Природные ресурсы могут быть использованы повстанцами для финансирования военных действий, а в случае победы над правительством являются главным трофеем. Чем меньше развита экономика той или иной страны и чем меньше она диверсифицирована, тем больше шансов, что в ней начнется гражданская война. Для стран, обладающих одним или двумя основными ресурсами, используемыми в качестве главной статьи экспорта (например, нефть или какао), вероятность того, что они столкнутся с проблемой гражданской войны, в пять раз выше, чем для диверсифицированных экономик (Washington Profile, 20.02.2009).

     Иными словами, получить клеймо "хищника" имеют возможность все несговорчивые страны, обладающие богатыми природными ресурсами.

     Вообще содержание понятий "благосостояние"", "геноцид", "притеснение национальных меньшинств" невозможно определить без идеологического, политического, конфессионального наполнения. Достаточно вспомнить конференцию ООН по расизму (апрель 2009 года), которую США (уже во главе с "реалистами") просто проигнорировали из-за нежелания слышать критику в свой адрес и в адрес Израиля по поводу "геноцида" и "притеснения национальных меньшинств".

     Ну а что конкретно будет с государством, объявленным "хищником"? Маргинализация, изоляция, интервенция, ограничение или лишение суверенитета, т.е. уничтожение данного государства как такового (а далее — введение внешнего управления, будь то международное или региональное, поддержание управляемого хаоса и т.п.). Сохранение суверенитета для "достойных" государств становится одним из средств и одновременно одним из призов в автономном управлении миром: только суверенные государства могут наказывать, т.е. десуверенизировать "хищника", а потому суверенитет вообще, ослабленный глобализацией, надо сохранить и перестать ослаблять, считают Капчан и Маунт.

     Всё это называется "автономным управлением". Возникает вопрос: что же во всём этом автономного? Ответ Капчана и Маунта таков: во-первых, определение "добропорядочности" и "ответственности" перестаёт быть делом исключительно Запада, США — к нему должны быть привлечены Германия, Япония, Бразилия, Индия, Индонезия, Египет, Нигерия, Южная Африка и некоторые другие страны.

     Во-вторых, расширение консенсуса о том, кто будет назначен "хищником", требует институциональных реформ: экспансия глобальной власти (по сути синоним "автономного управления") "потребует передать международную ответственность, которая сейчас возлежит на нескольких либеральных демократиях в Северной Америке и Европе, достойным (подч. нами. — авт.) странам в разных частях земного шара". Перечисленные выше страны (Бразилия, Индия и т.д.) рекомендуется принять в постоянные члены Совбеза ООН, т.е. расширяется число ответственных участников мирового процесса.

     В данном случае важно даже не то, что Капчан и Маунт признают, что в современном мире эти страны всерьёз почти ничего не решают, а то, что Запад в одиночку больше не может управлять миром; не может управлять миром и посредством Трёхсторонней комиссии — нужна многосторонняя при верховенстве Запада, только так можно обеспечить "глобальную стабильность", т.е. глобальную эксплуатацию богатых бедными, для чего в этот процесс нужно включить верхушки полутора десятка незападных, "нелиберальных", "недемократических" стран. При этом желательна передача полномочий вовне Запада не столько отдельным странам, сколько региональным структурам (АСЕАН, Совет по сотрудничеству стран Персидского залива, Африканский союз, оборонный союз, формирующийся в Южной Америке и др.), возглавляемым, естественно, "достойными", "добропорядочными" и "ответственными" государствами из "расширенного консенсуса". Именно региональным "игрокам" следует передать больше полномочий в решении глобальных проблем.

     Показательно, что расписывая преимущества региональных организаций, Капчан и Маунт ни слова не говорят об СНГ, ШОС, ОДКБ, хотя эффективность и дееспособность этих организаций для решения региональных кризисов гораздо выше, чем у тех, которые в качестве примера называют Капчан и Маунт. И дело здесь не в том, что в состав СНГ, ШОС, ОДКБ могут входить "недобропорядочные" государства. Дело в том, что априори, даже на уровне теоретических разработок "автономное управление" формируется не на основе реализма, который проповедуется, а по-прежнему, исходя из приоритета западных интересов и западных ценностей, которые стоят в тени "автономного управления" — именно в тени, оставаясь формально региональными. Капчан и Маунт настаивают на том, что западные организации, прежде всего НАТО, должны оставаться региональными и действовать в западных пределах, решая проблемы в других частях земного шара "автономно-управленческим" путём, т.е. с помощью незападных нелиберальных и недемократических стран.

     В связи с этим при возникновении кризисов (т.е. объявления мировой верхушкой того или иного государства "хищником") реагировать на них, т.е. давить "хищника" должны те страны, которые географически наиболее близки к нему и "заинтересованы в исправлении ситуации". Подобная "автономная регионализация решает две задачи: 1) региональные организации и державы получат поддержку от местных игроков, а не от атлантических организаций, а потому их действия не будут восприниматься как реализация западного влияния; 2) вмешательство региональных организаций "будет, скорее всего, происходить с учётом местных ценностных установок и принципов (читай: на авторитарной, нелиберальной, недемократической основе. — авт.), а значит, решение назревших проблем приобретёт более легитимный и долгосрочный характер".

     По сути, Капчан и Маунт ещё раз признают, что у Запада (США) не только не хватает сил для прямого управления миром — нужно косвенное, автономное (чужими руками), но и что западные методы управления миром, т.е. обеспечение социально-политических, культурно-идеологических условий глобальной эксплуатации утрачивают эффективность, а следовательно, необходим переход от западных "либеральных" к местным "авторитарным", которые в глазах местного населения будут легитимными, как бы своими. Иными словами, речь идёт о демонтаже западного либерального фасада глобализации и замена его вне Запада местными формами — на иное нет сил и возможностей.

     Этот шаг отчасти можно сравнить с прекращением серьёзной экспансии Римской империи после Траяна (98-117 гг. н.э.) с характерным для неё стремлением переделать мир на римский лад и переходом к косвенным, дистанционным методам управления, с одной стороны, и к стратегии обороны, сдерживания (строительство валов против варваров на границах империи), с другой, ибо к концу I в. н.э. внешне находившаяся в своём зените Римская империя достигла предела в перенапряжении сил.

     То же — с Америкой и Западом, и Капчан с Маунтом не скрывают этого. Они прямо пишут: "Учитывая тот факт, что продолжающиеся миссии в Ираке и Афганистане требуют от Запада колоссального напряжения ресурсов (т.е. этих двух стран хватило "за глаза" для "имперского перенапряжения" всего современного Запада, поздравим его с этим. — авт.), особенно на фоне экономического кризиса, наделение региональных организаций более широкими полномочиями позволит атлантическим демократиям, наконец, переложить часть бремени на плечи других участников мирового процесса" (подч. нами. — авт.). Откровеннее не скажешь.

     Но задача не вообще переложить бремя глобального контроля Запада на незападные плечи, а обеспечить США, Западу передышку. Капчан и Маунт и об этом пишут вполне откровенно: "Взращивание (sic! — авт.) новых участников мирового процесса, делегирование ответственности за международные отношения региональным игрокам, а также перевод мировой экономики на более стабильный фундамент даёт США необходимую передышку, чтобы сосредоточиться на восстановлении фундамента национального процветания" (подч. нами. — авт.).

     Вот одна из главных причин введения "автономного управления": разгрузить Америку, дать ей передышку — ну просто новая экономическая политика (НЭП), которая тоже была передышкой для обессиленного гражданской войной большевистского режима, чтобы через несколько лет развернуть наступление на крестьянство (коллективизация). Перед нами нечто вроде глобального НЭПа, у которой вполне очевидные экономические цели. Ведь поскольку Америка перенапряглась, она не может обеспечивать глобальную экспансию вглубь, а вширь глобальная экспансия закончилась в начале 1990-х годов.

     Капчан и Маунт формулируют это как значительное уменьшение роли Америки в выполнении функции "кормчего мировой торговли". В таких условиях, — внимание! — по их мнению, необходимо принять меры против разрастания тенденции к протекционизму, поддерживать стабильность свободных рынков, блокировать возврат к экономическому либерализму, а раз у Америки нет на это сил и раз либеральные методы не работают, раз, вопреки прогнозам, глобализация даёт наибольшие преимущества не странам со свободным рынком, либеральной экономикой и политикой, а "авторитарным странам" типа Китая и Индии, следует подключить к решению этой задачи крупнейшие и сильнейшие авторитарные незападные государства с их нелиберальными методами (помимо прочего, это заставит их больше тратить, а следовательно, притормозит конкурентный экономический рост в условиях глобализации). Ради этого можно закрыть глаза на нелиберальность — прибыль важнее — и пойти на создание "по-настоящему плюралистического международного порядка", возглавляемого, разумеется, США.

     Такой подход отчасти напоминает "новое мЫшление" a la Горбачёв, только если последний шёл от "частных" (классовых) ценностей к общим, универсальным, то Запад, согласно Капчану и Маунту, в целях более эффективного — автономного — управления миром должен перейти от универсальных ("либеральных" и "демократических") ценностей в политике к "плюрализму". И конечно же, в отличие от Горбачёва, Обама своё "новое мышлЕние" разрабатывает не для того, чтобы капитулировать, позорно сдать всё (хотя многие в Америке его в этом подозревают), а для сохранения господства в определённых классовых, государственных и корпоративных интересах.

     Впрочем, в "новом прекрасном мире" автономного управления США, если им нужно, если это выгодно и ненакладно, могут продолжать прежний курс "распространения демократии": "уважение к принципам автономного управления ни в коем случае не исключает права политического истеблишмента США ставить перед собой задачу распространения демократии во всём мире". По-видимому, тех, кто будет сопротивляться этому, объявят "государством-хищником". Аналогичным образом на роль таких государств назначат и тех, кто станет сопротивляться "глобализации вглубь", попытается противостоять ей с помощью протекционизма и "экономического национализма", т.е. ограничивать накопление и прибыли Запада.

     Впрочем, здесь есть свои ограничения — далеко не всякое государство легко назначить на роль "хищника". Опыт Ирака и Афганистана показал, что на эту роль годятся только слабые — уже Иран трудно "поместить" в этот разряд (локализация бунтов после недавних выборов в Иране это наглядно показала), не говоря о многих других странах, которые Америке не под силу, для этого и нужна "глобальная преторианская гвардия "достойных".

     То, что с назначением на роль "хищника" надо быть осторожным и аккуратным, выбирая жертвы, которые "можно скушать", Капчан и Маунт оговаривают специально: "акты, обосновывающие отказ в праве на суверенитет, а также на изоляцию той или иной страны и вмешательство в её внутренние дела, должны тщательно взвешиваться, чтобы более широкое толкование "преступного поведения" не привело к демонтажу международного порядка, который в обозримой перспективе будет опираться на принцип национального суверенитета".

     Таким образом, во-первых, "государств-хищников" не должно быть слишком много — это может разрушить всю систему автономного управления, это чревато настоящей блоковой войной. Во-вторых, на роль "хищника" нельзя назначать режимы, которые могут дать отпор либо потому что имеют потенциал для этого, либо потому что пользуются широкой поддержкой своего населения и на такой основе проводят самостоятельную внешнюю политику, т.е. если пользоваться терминологией Капчана и Маунта, "не придерживаются принципов автономного управления во внешней политике". Американские авторы говорят об этом прямо и, мы сказали бы, с наивным цинизмом. "Изоляция или интервенция в некоторых случаях могут оказаться непродуктивными, особенно в отношении государств, которые придерживаются принципов автономного управления во внутренней политике и игнорируют их во внешней" (подч. нами. — авт.).

     Такие страны, согласно Капчану и Маунту, следует не давить, не хлестать кнутом, а вовлекать, приманивая пряником (как похоже на то, что уже сейчас делает Обама!). Например, подчёркивают американцы, если Иран увидит, "что статус добропорядочной страны, доступный в обмен на отказ от ядерной программы и поддержку терроризма сулит ему реальные выгоды, он скорее пойдёт на сотрудничество, нежели в случае угроз изоляции и интервенции". Да, действительно, Иран — не Вануату, не Лесото и даже не Ирак, его так просто не нагнёшь, и Капчан с Маунтом правы, рассуждая с американской точки зрения. Однако помимо этой точки зрения и связанных с ней интересов есть и другие. Во-первых, это Израиль и произраильское лобби в США, цель которых — нанести удар по Ирану, поскольку ядерная программа Ирана представляет для них экзистенциальную угрозу. Во-вторых, это интересы ряда корпораций, у которых — свои интересы вообще и на Ближнем Востоке в частности и соответственно свои внешние политики. Здесь необходимо отметить, что серьёзной проблемой для реализации Америкой новой — автономной — модели мирового управления — может стать столкновение интересов США как государства и транснациональных корпораций, с одной стороны, и наднациональных структур мирового управления, с другой.

     Видимо, такое столкновение уже началось. Достаточно посмотреть на открытый конфликт между Обамой и бывшим вице-президентом США Чейни.

 

zavtra.ru

Фурсов Андрей Ильич


 
Новости
25.10.2017
24 октября 2017 г. в актовом зале Московского гуманитарного университета состоялась торжественная церемония награждения лауреатов Международной Бунинской премии, которая в этом году проводилась в номинации «Поэзия». Приветствие участникам и лауреатам Бунинской премии 2017 года направил министр культуры РФ В. Р. Мединский, в котором он, в частности, отметил, что «за годы своего существования Бунинская премия по праву заслужила авторитет одной из наиболее престижных наград в области русской литературы. Среди её лауреатов значатся имена по-настоящему видных поэтов и прозаиков, наших с вами современников. Отрадно, что в России получают развитие столь важные общественные инициативы, нацеленные на популяризацию чтения, на усиление позиций русского языка».
20.10.2017
17 октября 2017 г. состоялось заседание Жюри Бунинской премии под председательством члена Президиума Союза писателей России, лауреата литературных премий Бориса Николаевича Тарасова. Подведены итоги конкурса, который в 2017 г. проводился в номинации «поэзия». 24 октября в конференц-зале Московского гуманитарного университета состоится торжественная церемония, на которой Председатель Попечительского совета Бунинской премии, член Союза писателей России, ректор университета профессор Игорь Михайлович Ильинский вместе с членами Жюри вручит заслуженные премии новым лауреатам.
30.09.2017
Попечительский совет Бунинской премии, возглавляемый известным ученым и общественным деятелем, ректором Московского гуманитарного университета, профессором, членом Союза писателей России, членом бюро Академии российской словесности Игорем Михайловичем Ильинским, рассмотрел результаты экспертизы произведений, поступивших на конкурс 2017 года. На основе экспертных заключений, выполненных видными специалистами в области литературоведения из ведущих академических институтов и вузов страны (Литературный институт им. А. М. Горького, Институт мировой литературы им. А. М. Горького, Государственный институт русского языка им. А. С. Пушкина, Московский педагогический государственный университет, Петрозаводский государственный университет, Государственный социально-гуманитарный университет и др.), определен «короткий список».
04.08.2017
27 июля 2017 г. состоялось заседание Попечительского совета Бунинской премии, на котором был утвержден «длинный список» литературных произведений, поступивших на конкурс. В этом году Бунинская премия будет вручена за лучшие произведения в области поэзии и поэтического перевода. Попечительский совет поручил Оргкомитету конкурса обеспечить проведение первичной и вторичной экспертизы присланных работ.