Новое образование для новой реальности или новое оружие сильных против слабых? (Часть вторая)

 

Изменения социальной реальности, идеологические изменения и т.п. требуют создания новых дисциплин (мир-системный анализ, оксидентализм, россиеведение и т.д.) как направления фундаментальных исследований в университете. Однако учитывая нетрадиционную академическую ориентацию «болонского университета» и приоритет, отдаваемый им высокорентабельным «образовательным услугам», ни о каком серьёзном развитии фундаментальной науки речи быть не может.
III
Если говорить о самих университетах, то БП более всего выгоден университетской бюрократии, содержательно не связанной ни с образованием, ни с наукой, и среднему преподавателю. Во-первых, БП ведёт к численному росту университетской бюрократии. К ораве прежних, и так обсевших университеты чиновников добавляются эксперты по баллам (т.е. по уравниванию кредитов из глубинки с таковыми из центральных вузов — т.е. те, кто реализует  «European Credit Transfer and Accumulation System»); советники и консультанты по различным проблемам, возникающим из несуразностей «болонской системы» — и чем больше несуразностей, тем больше потребность в консультантах-толкователях, недаром в ректоратах и деканатах появились консультанты по БП; эксперты по непрерывному (и дистанционному — куда же без него) образованию; ответственные за программу «Эразм» (т.е. за размещение и организацию обучения и жизни приезжих студентов), наконец, эксперты по аттестации преподавателей на предмет их соответствия БП. Иными словами, БП — это новая зона роста для чиновничества, именно поэтому оно так и поддерживает его. Но дело не только в количестве — в качестве.
Во-вторых, БП резко усиливает власть университетской бюрократии (т.е. функциональных аспектов образования) над профессорско-преподавательским составом (т.е. над содержательным аспектом). Усиление власти чиновников в университетах реализуется как курс на уменьшение власти учёных советов и коллективов преподавателей административным структурам университетов, президентам и их структурам; «сделочную позицию» преподавателей подрывают к тому же путём их перевода на временные контракты. Наиболее активно работает в этом направлении с 2007 года правительство Саркози во Франции.
БП предполагает постоянные переаттестации преподавателей — так якобы повышается профессиональный уровень. Нельзя не согласиться с М. Маяцким, который пишет по этому поводу: «Атмосфера контроля может быть по вкусу только корифеям от бюрократии, ...она лишь бестолково раздует никому не нужные и никем не читаемые липовые отчёты»[1]. Таким образом, деятельность глобалитарных творцов БП протекает в полном соответствии с законами Паркинсона.
В-третьих, именно маготворческий, ориентированный на формальное преподавание и бюрократические отчёты преподаватель, работающий только по спущенной сверху тупой схеме, оказывается на коне.
Требования БП становятся удавкой, которую администрация накидывает на шею профессуре: её требования резко ограничивают свободу действий преподавателя, его способности сопротивляться имманентному для БП снижению уровня образования.
Кроме того, если нормальный преподаватель руководствуется соображениями образования, «идеализмом дела» (В.Ю. Царёв), то администрация руководствуется прежде всего рыночными императивами (прибыль, деньги), которые постепенно вытесняют всё остальные. Если учесть, что БП ориентирует университетскую бюрократию на наднациональный, транснациональный уровень, то понятно, что эта бюрократия, во-первых, обретает транснациональный («болонский») характер; во-вторых, превращается в «образовательный» сегмент транснациональной корпоратократии, главная цель которой — превратить планету Земля в глобальный унифицированный рынок товаров и услуг, лишённый какой бы то ни было национальной и/или локальной специфики, а поскольку эта последняя тесно связана с содержанием, то устраняется и содержание, оно подменяется формой, функцией, его качество падает и ограничивается очень небольшим процентом населения, становится его монопольным владением подобно земле у феодалов или капиталу у капиталистов.
IV
Один из характерных для БП путей вымывания содержания — курс на междисциплинарность как чуть ли не главное направление. Цель вроде бы бесспорная — конвенциональная наука в своё время воздвигла непроходимые высоченные стены между ставшими классикой дисциплинами. Одно из направлений БП — устранение этих стен в образовательном процессе, акцент на междисциплинарность. А вот здесь таится опасность: разумеется, стены не должны быть ни слишком высокими — нужен взгляд с высоты, ни непроходимыми — нужен сравнительный анализ, однако стены должны быть; их устранение упраздняет дисциплину, делает ненужным междисциплинарный анализ, а само образовательное (и научное) поле превращает в кашу.
Поскольку в условиях «болонской» самоокупаемости университеты вынуждены выбирать, они часто отдают предпочтение междисциплинарным курсам («инновация»!), избавляясь от традиционных дисциплин или в лучшем случае превращая их в «некредитоспособный факультатив» (нередко это делают под знаменем «борьбы против узкой специализации»). «Это может выглядеть достижением, — пишет А. Бикбов, — если не обращать внимание на содержательные параметры (выделено мной. — А.Ф.) процесса. Анализируя динамику таких элементарных, казалось бы, показателей, как число преподавателей и студентов на разных учебных специальностях, а также специальности президентов французских университетов, Шарль Сулье обнаружил, что за фасадом модернизации университетского образования происходит разрушение его научного ядра. За годы реформ по мере роста общего числа студентов исследовательские специальности становятся пустеющими нишами, которые — в условиях всё той же самоокупаемости — «междисциплинарная» университетская администрация готова ликвидировать как нерентабельные»[2] — по сути речь идёт об уничтожении университетского образования в точном смысле этого слова.
Помимо отмеченного А. Бикбовым образовательного аспекта наступления междисциплинарности, есть и собственно научный, который усиливается тем, что именно в университеты смещается центр научной деятельности в Европе.
Суть в том, что у междисциплинарного подхода есть два ограничения, которые чётко очерчивают поле его применимости и за пределами которых он не только не эффективен, но порой контпродуктивен. Во-первых, в любых междисциплинарных исследованиях всегда одна дисциплина, её подходы и методы являются ведущими, т.е. мы всё равно имеем дело с дисциплинами, ограничивающими междисциплинарность. Во-вторых, междисциплинарные исследования того или иного объекта конституируют не некую целостность (таковой может быть только новая дисциплина), а сумму. Как известно, из тысячи джонок не сделать одного броненосца. Междисциплинарные методы хороши для описания, для сравнения, для анализа отдельных элементов или даже их совокупностей, но они не годятся для решения задач целостного анализа, для анализа системы в целом, т.е. у междисциплинарности ограниченное поле применения и к тому же работает она только в системе традиционных дисциплин. Междисциплинарность без дисциплин — это «хлопок одной ладонью».
В-третьих, изменения социальной реальности, ослабление одних сфер (гражданское общество, политика) и слоёв (средний слой), возникновение других, идеологические изменения и т.п. требуют создания новых дисциплин (мир-системный анализ, оксидентализм, россиеведение и т.д.) как направления фундаментальных исследований в университете. Однако учитывая нетрадиционную академическую ориентацию «болонского университета» и приоритет, отдаваемый им высокорентабельным «образовательным услугам», ни о каком серьёзном развитии фундаментальной науки, в частности, разработке новых дисциплин речи быть не может. «Болонский университет» не только выступает терминатором университета, но и блокирует фундаментальные исследования, т.е. происходит закупорка интеллектуальных сосудов европейской цивилизации. Это позволяет говорить об антиевропейском и антицивилизационном характере БП. 
V
Что делать? Самое простое — саботировать БП, тем более что, во-первых, включение в него не является законом, исполнение которого обязательно; во-вторых, имеющиеся в текстах «творцов» БП характерные для загогулистого туманного ума чиновников слова и словосочетания вроде «свобода», «разнообразие», «специфика», которые надо «поощрять», оставляют пространство для манёвра и использования против БП его же элементов — «Ступай, отравленная сталь, по назначенью». Однако всё это на уровне тактики. На уровне стратегии необходимы две вещи.  Первое (интеллектуальный уровень) — выявление связей БП с определёнными социальными интересами, реализация которых и успех адептов которых в краткосрочной перспективе ведёт в долгосрочной перспективе к разрушению одной из несущих конструкций европейской цивилизации; придание максимальной публичности полученным результатам и фиксация социальных интересов, препятствующих БП.
Второе (социально-политический уровень) — социальное и политическое сопротивление разрушению европейской цивилизации в области образования.
Ну и естественно, разработка новой модели образования и науки для новой реальности, точнее, для создания новой реальности, которая будет работать на интересы не узкой группы транснациональной корпоратократии и их «шестёрочного сегмента» из числа серой и убогой болонско-университетской администрации, а широкого слоя тех, кто хочет получить качественное образование, понимая, что знание — это сила. Разумеется, сказать всё это значительно легче, чем сделать, поскольку «сделать» означает социальную борьбу в сфере образования, которая становится одной из главных арен борьбы за то, каким будет завтрашний мир, мир наших детей и внуков. Но без борьбы нет побед.
И чтобы закончить на чешской ноте — аллюзия с гашековским «Бравым солдатом Швейком», где один из героев обращается к строю солдат: «Помните, скоты, что вы люди». Я хочу закончить своё выступление обращением к коллегам: «Давайте помнить, что мы — учёные, субъекты познания и образования, а не агенты рынка образовательных услуг, не его коммивояжёры и маркитанты». Память об этом, чёткая профессиональная (она же — социальная) самоидентификация и позиция — conditionsinequanon того, что БП споткнётся. На нас и вообще.  
 
 
Фурсов Андрей Ильич


 
Новости
25.10.2017
24 октября 2017 г. в актовом зале Московского гуманитарного университета состоялась торжественная церемония награждения лауреатов Международной Бунинской премии, которая в этом году проводилась в номинации «Поэзия». Приветствие участникам и лауреатам Бунинской премии 2017 года направил министр культуры РФ В. Р. Мединский, в котором он, в частности, отметил, что «за годы своего существования Бунинская премия по праву заслужила авторитет одной из наиболее престижных наград в области русской литературы. Среди её лауреатов значатся имена по-настоящему видных поэтов и прозаиков, наших с вами современников. Отрадно, что в России получают развитие столь важные общественные инициативы, нацеленные на популяризацию чтения, на усиление позиций русского языка».
20.10.2017
17 октября 2017 г. состоялось заседание Жюри Бунинской премии под председательством члена Президиума Союза писателей России, лауреата литературных премий Бориса Николаевича Тарасова. Подведены итоги конкурса, который в 2017 г. проводился в номинации «поэзия». 24 октября в конференц-зале Московского гуманитарного университета состоится торжественная церемония, на которой Председатель Попечительского совета Бунинской премии, член Союза писателей России, ректор университета профессор Игорь Михайлович Ильинский вместе с членами Жюри вручит заслуженные премии новым лауреатам.
30.09.2017
Попечительский совет Бунинской премии, возглавляемый известным ученым и общественным деятелем, ректором Московского гуманитарного университета, профессором, членом Союза писателей России, членом бюро Академии российской словесности Игорем Михайловичем Ильинским, рассмотрел результаты экспертизы произведений, поступивших на конкурс 2017 года. На основе экспертных заключений, выполненных видными специалистами в области литературоведения из ведущих академических институтов и вузов страны (Литературный институт им. А. М. Горького, Институт мировой литературы им. А. М. Горького, Государственный институт русского языка им. А. С. Пушкина, Московский педагогический государственный университет, Петрозаводский государственный университет, Государственный социально-гуманитарный университет и др.), определен «короткий список».
04.08.2017
27 июля 2017 г. состоялось заседание Попечительского совета Бунинской премии, на котором был утвержден «длинный список» литературных произведений, поступивших на конкурс. В этом году Бунинская премия будет вручена за лучшие произведения в области поэзии и поэтического перевода. Попечительский совет поручил Оргкомитету конкурса обеспечить проведение первичной и вторичной экспертизы присланных работ.