Услуги медвежьи и человеческие

Среди важных событий минувшей недели я бы выделил все-таки состоявшуюся в Сочи встречу президентов Белоруссии и России. Плюс достойны внимания меры, предпринимаемые нашим великим соседом Китаем - введение смертной казни для пьяных водителей. А также наши отечественные, пусть и весьма запоздавшие, но все же инициативы по льготному кредитованию студентов.

Итак, сама встреча в Сочи и ее итоги уже подробно прокомментированы СМИ. Но не менее показательно и другое - радикально изменившийся тон наших СМИ. А я напомню, каким он был всего два месяца назад - см. мою статью здесь же, в "Столетии" под названием "Прохиндеи". И такое название статьи еще некоторым образом сглаживало суть описанного - на самом деле речь шла о сплошной и массированной информационной провокации, причем именно с нашей, с российской стороны. То есть, не о неуклюжих исполнителях заказа была статья, но о самом явном заказе.

Мне могут возразить, что это была реакция на не менее провокационные действия белорусской стороны, включившейся тогда с невиданным ранее энтузиазмом в "диалог" с Европой и США - чего же России на это покорно смотреть?

Но, если посмотреть из Белоруссии на действия России, на ее "диалог" с Западом, то и эти действия периодически могут выглядеть для нашего союзника не менее провокационными. Позиция же на уровне "старшему товарищу можно то, что недопустимо для младшего" белорусскую сторону явно и вполне обосновано не устраивает. И это отнюдь не отражение какой-либо "капризности" нашего товарища по так толком и не существующему пока союзному государству. Встанем на его место: а чем, собственно, Россия заслужила право в этом союзе или, шире, сотрудничестве, быть именно "старшим" товарищем? Размерами территории и численностью населения? Объемом разведанных и извлекаемых природных ресурсов? Военной мощью как наследием общего советского прошлого? Если же сравнивать не мифическое "продвижение реформ", а реальную структуру экономики двух государств и тенденции изменений в этой структуре, а также реальную эффективность всей системы государственного управления (в том числе, управления и экономикой, и социальной сферой), то это еще большой вопрос, какое из двух государств имеет больше оснований и прав носить гордое звание "старшего товарища"...

Но, так или иначе, встреча состоялась, и очень хотелось бы надеяться на то, что абсурдный и просто преступный перед народами наших стран период "мясо-молочных" и словесных баталий между нашими государствами закончен. Тем более, что, слава Богу, даже и в этот тяжелый период предложение о согласованной и совместной в дальнейшем позиции нашего таможенного союза при вступлении в ВТО не отзывалось. Но нужно работать дальше, тем более, в условиях продекларированного изменения экономического курса России. Притом, что Белоруссии декларировать что-либо подобное нет нужды - там изначально все в порядке со здравым смыслом и пониманием, что есть ценности мифические - всякие валютно-спекулятивные игры, а что реальные - научно-технологическое и промышленное развитие.

Кстати, а кто-нибудь знает, о чем предполагаются новые переговоры с ВТО уже в расширенном, консолидированном составе - от имени единого таможенного союза? И оказывается, что по позиции "товары" новые переговоры предполагаются, но по позиции "услуги" - еще не факт. При том, что, как мне уже приходилось ранее неоднократно отмечать (в том числе, на страницах "Столетия"), для нашей "энергетической державы" самой ключевой позицией являются даже не товары - их доступ (в целях поддержания собственного производителя) в нашу сверхвысоко монополизированную экономику можно ограничивать и иными способами: через масштабный государственный и общественный заказ и т.п. Самой ключевой и стратегической для "энергетической державы" позицией являются именно "услуги" - ведь в эту позицию входит все, что связано с работами по разведке полезных ископаемых, обустройству и эксплуатации месторождений, добыче, переработке и транспортировке нашего нефтегазового и иного сырья. Применительно к нефте- и газодобыче это в комплексе называется "нефтегазовым сервисом". И именно этот "сервис" во всем мире является не формально финансовым, а реальным оператором недропользования, а, значит, фактическим хозяином положения, регулятором, в том числе, уровня научно-технологического развития в безусловно стратегической для нас отрасли. И именно этот "сервис" является фактическим заказчиком уже на стратегические (с точки зрения ныне продекларированных приоритетов нашего развития) "товары" - на сложное и наукоемкое технологическое оборудование. А значит - в нормальной национально ориентированной экономике - и некоторым мостиком между сектором сырьевым и национальной промышленностью. И именно об этом переговоры пока не готовятся - вроде как, нам не нужно?

А вот кому точно нужно, причем с точки зрения не лишь ныне продекларированного, а все предыдущие годы фактически реализовывавшегося экономического курса, так это Белоруссии. Ведь не от хорошей жизни регулярно возникают вопросы о кредитах для этого государства - не потому, на самом деле, что экономика там "не эффективная". Но потому, что промышленное и технологическое развитие - путь, по которому упорно продолжает идти Белоруссия, - для обеспечения самой возможности конкурентоспособного уровня требует масштабных и долгосрочных заказов. Кто их обеспечит? Притом, что многие производства и технологии, как известно, имеют двойное (в том числе, военное) назначение. Или Запад вдруг совсем сойдет с ума и согласится подпитывать своими заказами "оборонку" нашего военного союзника?

И есть еще один игрок на самом деле кровно заинтересованный в совместной позиции по защите сектора "услуги", в частности, нефтегазового сервиса, на переговорах о вступлении в ВТО - Казахстан. Ведь, строго говоря, он тоже, пусть и, предположим, региональная, но все же "энергетическая держава". Такая "держава", но промышленно и технологически целиком и полностью зависимая от Запада (или, как альтернатива, от Китая) - это не более чем игрушка в чужих руках. Но если мы, три государства (два из которых - Россия и Казахстан - "энергетические", а одно - Белоруссия - промышленное), возьмемся единым экономическим пространством принять на вооружение опыт Китая и защитить свой нефтегазовый сервис, то что мы получаем? И для дружественной Белоруссии открываются возможности, по масштабом и перспективам развития сопоставимые лишь с тем, что было в СССР (для развития Белоруссии - в самом позитивном смысле) - почти неограниченный рынок долгосрочного заказа на промышленное оборудование. И для России и Казахстана открывается возможность во взаимной кооперации между собой и с Белоруссией выстроить как единый весь законченный комплекс обеспечения технологического цикла недропользования на основе техники, производимой преимущественно внутри таможенного союза. Кто же от такой возможности отказывается добровольно?

Как ни парадоксально, но вот здесь, действительно, старшим братом, от которого собственно и зависит сама возможность реализации такого сценария (без него это невозможно, а сам он, в силу объективно высокой степени экономико-географической самодостаточности, пусть и с большими проблемами, но, тем не менее, может это сделать и в одиночку), оказывается Россия. Но именно этот, объективно в этом вопросе старший брат, и оказывается самым непоследовательным и нежелающим видеть свою реальную выгоду. Выгоду - для государства, разумеется, а не для его временных властителей. Во всяком случае, пока, насколько мне известно, Министерство экономического развития исходит из того, что по "услугам" переговоры с ВТО завершены вполне успешно для нас, и потому в рамках таможенного союза этот вопрос ставить нет необходимости.

Что ж, хочется сказать: хочешь быть "старшим братом" - не на словах, а на деле - так будь им. А если не способен, так, может быть, и на это остается надеяться, "младшие братья" (Белоруссия и Казахстан) в этом вопросе свою главную объективную выгоду все-таки увидят и "старшенького" (нас с вами) на путь истинный все-таки наставят? И тем самым окажут нам весьма и весьма добрую услугу.

Как, хотя и пока безуспешно, но своим примером все же наставляет нас еще более старший и все более сильный сосед - Китай.

Казалось бы, в Китае народу много - почти полтора миллиарда человек, рождаемость вынуждены ограничивать, так самое ли страшное для этой страны, если сколько-то десятков тысяч человек в год погибает не от нехватки продуктов, а под колесами автомобилей, в том числе, по вине пьяных водителей? Так или иначе, пусть не слишком гуманным методом, но объективно ограничивается население? Да и вообще: можно ли за все-таки непредумышленное убийство, за которое у нас, как правило, больше "пятерки" не дают, лишать человека жизни?

Но в Китае думают иначе. Демографию, количество и качество населения в этой стране будет определять и целенаправленная политика общества и государства, и сознательный или неосознанный выбор каждого гражданина, и, разумеется, стихия жизни, включая природные катаклизмы - кто угодно, но только не... пьяный водитель. И откупиться ему не удастся: за взятки там - тоже смертная казнь. В общем, это тот случай, когда и общество, и государство в Китае решительны - подобной "конкуренции" с преступниками в принятии решений о том, кому жить, а кому - нет, допускаться не должно. У них - не должно, а у нас - все по-прежнему: жизнь и "право на жизнь" безответственных негодяев, вполне умышленно игнорирующих закон и подвергающих колоссальной опасности окружающих, у нас все еще ценнее жизней ни в чем не повинных жертв.

Так откуда и куда вообще ныне идет (хотя до нас, к сожалению, пока не доходит) цивилизации (и цивилизованный порядок): с Запада на Восток, или, напротив, уже с Востока на Запад?

И о кредитах для наших студентов. Инициатива отложить выплату "тела долга" до окончания обучения в вузе - конечно, замечательная. Но своевременная ли? В том смысле, что если и будет реализована, то нельзя ли было объявить о ней публично немножечко пораньше, в частности, до того, как абитуриенты принимали решение о том, соглашаться ли им идти в тот или иной вуз на платное отделение? Огласи инициативу, а еще лучше, прими решение своевременно, и это была бы реальная помощь, хорошая услуга способным и перспективным будущим студентам. А так - услуга более похожа на медвежью: воспользуются в основном лишь те, у кого и так есть деньги на обучение, и кто свое решение уже принял исходя из этого.

Приведу пример из реальной практики нынешнего года одного из самых сильных и заслуженно престижных университетов страны - МГУ. На одном из факультетов для абитуриентов было выделено 320 бюджетных мест и 75 мест платных. И по итогам представления документов были вывешены рейтинговые списки, в которых начиная примерно с четвертой сотни (с учетом мест целевых и некоторых других нюансов) пошли "рекомендованные на договор", то есть на платное обучение. И далее: если у всех есть возможность взять кредит, а выплачивать его фактически нужно будет лишь уже по окончании обучения, при том, что выпускники МГУ (и этого факультета, в частности) заведомо востребованы и хорошо оплачиваемы, логично было бы, чтобы на платное обучение пошли наиболее успешные из недобравших немного, чтобы поступить на бюджетные места, то есть примерно с рейтингом между четырехсотым и пятисотым - это все, на самом деле, исключительно высокие результаты сдачи ЕГЭ. Ладно, кроме МГУ есть еще
МГИМО, который некоторые абитуриенты, в том числе, из числа прошедших "на бюджет", могли предпочесть - сдвигаем список на 20-30 мест. Ладно, есть еще СПбГУ, МГЮА и некоторые другие сильные вузы по этому профилю, в которых те же абитуриенты, рекомендованные в МГУ на договор, могли пройти и на бюджетные места - предположим, все сдвигается еще на две - три сотни мест. То есть, в любом случае, если есть возможность взять кредит и обучаться в МГУ, а выплачивать кредит только после окончания обучения, то на платное обучение должны были бы пройти лишь те из двух тысяч, числящихся в рейтинге, кто занимал места не более семисотого. А вот в условиях, когда доступ к образованию оказался зависимым от материального положения, на платное обучение прошли и те, кто в рейтинге был уже ближе к середине второй тысячи, а более способные и трудолюбивые, тем не менее, вынуждены были отдать предпочтение каким-то иным, уже относительно второразрядным вузам...

Хороший пример "социального государства"? Да и вообще страны, декларирующей приоритетом какое-либо реальное развитие?

И, возвращаясь к вышеозначенной инициативе: с учетом приведенных мною данных, очевидно, дело крайне необходимое. Но почему же столь очевидно запаздывает? И уместно ли его вводить применительно к тем, кто свой выбор уже сделал? Как в этом случае морально будут чувствовать себя те, кто уже вынужден был по материальным соображениям отказаться от мечты, когда до нее было совсем рукой подать - это разве справедливо?

В общем, опять любое дело, даже самое хорошее, у нас оборачивается непременно медвежьей услугой - помогающей совсем не тем, кому, вроде бы, собирались...

 

31.08.2009
Специально для Столетия

VIPERSON.RU

 

Болдырев Юрий Юрьевич


 
Новости
25.10.2017
24 октября 2017 г. в актовом зале Московского гуманитарного университета состоялась торжественная церемония награждения лауреатов Международной Бунинской премии, которая в этом году проводилась в номинации «Поэзия». Приветствие участникам и лауреатам Бунинской премии 2017 года направил министр культуры РФ В. Р. Мединский, в котором он, в частности, отметил, что «за годы своего существования Бунинская премия по праву заслужила авторитет одной из наиболее престижных наград в области русской литературы. Среди её лауреатов значатся имена по-настоящему видных поэтов и прозаиков, наших с вами современников. Отрадно, что в России получают развитие столь важные общественные инициативы, нацеленные на популяризацию чтения, на усиление позиций русского языка».
20.10.2017
17 октября 2017 г. состоялось заседание Жюри Бунинской премии под председательством члена Президиума Союза писателей России, лауреата литературных премий Бориса Николаевича Тарасова. Подведены итоги конкурса, который в 2017 г. проводился в номинации «поэзия». 24 октября в конференц-зале Московского гуманитарного университета состоится торжественная церемония, на которой Председатель Попечительского совета Бунинской премии, член Союза писателей России, ректор университета профессор Игорь Михайлович Ильинский вместе с членами Жюри вручит заслуженные премии новым лауреатам.
30.09.2017
Попечительский совет Бунинской премии, возглавляемый известным ученым и общественным деятелем, ректором Московского гуманитарного университета, профессором, членом Союза писателей России, членом бюро Академии российской словесности Игорем Михайловичем Ильинским, рассмотрел результаты экспертизы произведений, поступивших на конкурс 2017 года. На основе экспертных заключений, выполненных видными специалистами в области литературоведения из ведущих академических институтов и вузов страны (Литературный институт им. А. М. Горького, Институт мировой литературы им. А. М. Горького, Государственный институт русского языка им. А. С. Пушкина, Московский педагогический государственный университет, Петрозаводский государственный университет, Государственный социально-гуманитарный университет и др.), определен «короткий список».
04.08.2017
27 июля 2017 г. состоялось заседание Попечительского совета Бунинской премии, на котором был утвержден «длинный список» литературных произведений, поступивших на конкурс. В этом году Бунинская премия будет вручена за лучшие произведения в области поэзии и поэтического перевода. Попечительский совет поручил Оргкомитету конкурса обеспечить проведение первичной и вторичной экспертизы присланных работ.