Выступление на 22 заседании Русского интеллектуального клуба

Уважаемые коллеги, прежде всего я хочу поблагодарить Игоря Михайловича за доклад. И хотя он сказал, что не является сталинистом, в одном отношении он предложил действовать совершенно по-сталински: перенести интеллектуальную войну на территорию противника, т. е. бить врага на его территории.
Хочу остановиться на нескольких вопросах по теме нашего сегодняшнего заседания.
Когда мы говорим «Победа», думаю, что должны здесь очень хорошо понимать, кого победили. Это очень важный момент в понимании войны. Прежде всего, мы победили Третий рейх, это совершенно понятно. Победили в войне, которая была направлена на уничтожение русских – физическое и духовное. Причем когда победили? В принципе уже в сентябре 1941 г. Много пишут о поражениях Красной армии в июле – августе. Да, поражения были страшные. Однако отчаянное сопротивление Красной армии не позволило Гитлеру реализовать блицкриг – победу в течение 50–60 дней, на больший срок у рейха не было ресурсов. И когда этого не случилось к сентябрю, Гитлер мог теоретически играть только «на ничью», но выиграть уже не мог. И это результат героических действий Красной армии в июле – августе. Да, были миллионы пленных, многие из которых добровольно сдавались в плен. Но был и героизм, именно он заложил фундамент Победы.
Второй противник, у которого мы выиграли войну, это, безусловно, наши так называемые союзники, и прежде всего англосаксы. Когда-то великий русский геополитик Едрихин (Вандам) сказал: «Что может быть хуже вражды с англосаксом? Только дружба». Посмотрим на ход войны, на то, как союзники тянули с открытием Второго фронта, как в 1943 г. англичане разрабатывали против СССР операцию «Ренкин», а в 1945 г. –операцию «Немыслимое», когда Черчилль планировал ударить по Красной армии силами десяти немецких дивизий, за которыми должны были идти англо-американцы. И не ударили не из добрых побуждений, а потому, что не были уверены в победе, боялись Красную армию и нуждались в союзнике в войне против Японии.
Не только Великобритания, но и Соединенные Штаты в лице своего капитала сотрудничали с Германией. В 1943 г. в США судили Прескотта Буша – отца и деда двух американских президентов. За что судили? За то, что его фирма вместе с другими американскими фирмами получала доходы из Германии, включая таковые с «Освенцима», где жестоко эксплуатировались военнопленные. Буша судили, но Рокфеллеры нашли ловкого адвоката, который выиграл дело. Адвоката звали Ален Даллес. Буш был далеко не единственным американским буржуином, сотрудничавшим с Германией во время войны.
И наконец, третий момент. Наши деды и отцы победили еще одного очень важного противника, о котором, как правило, не говорят. Да, Рузвельт, Черчилль, Монтегю Норман – директор Центрального банка Англии с 1920 по 1940 г., который на весах истории весит примерно столько же, сколько Черчилль, Рузвельт и Гитлер, вместе взятые, были побеждены. Но все эти деятели при всём их значении в масштабе реальной мировой власти – мелкие пауки в паутине, которую Иван Ильин назвал «мировой закулисой», а я предпочитаю называть «закрытыми структурами мирового управления». Война против России, которую начал Гитлер в 1941 г., это война, к которой его самым активным образом толкала «закулиса» с 1929 г. – года, когда в СССР была разгромлена группа Бухарина, а из СССР выслали Троцкого. Оба эти события означали: советское руководство ставит жирный крест на мировой революции, которая должна была решить целый ряд задач для «закулисы», для фининтерна, и для этого субъекта истории остаётся лишь одно средство – мировая война, в которой Россия и Германия должны рухнуть, а мир должен полностью и окончательно попасть в руки «закулисинтерна».
Сталин был единственным правителем России последних 150–160 лет (мировая «закулиса» сформировалась в конце XIX в.), который знал, кто в мире реально противостоит России, как этот враг устроен, как с ним бороться. Потому что сам был членом руководства ВКП(б), которое исходно было частью этой «закулисы». Сталина больше всего на Западе ненавидят именно за то, что он нанес семь ударов по «закулисе» и срывал ее планы с середины 20-х до начала 50-х годов XXв. Это очень важный момент в той войне, в которой СССР одержал победу.
Мы говорим, что мировая война началась в 1939 г. На самом деле мировая война 1939–1945 гг. была частью большой мировой войны ХХ в., которая началась в 1913 г. созданием Федеральной резервной системы, и закончилась в 1991 г. демонтажём Советского Союза. Вот эта война и была большой войной ХХ в., внутри которой были две так называемые мировые войны, межвоенный период и глобальная холодная война.
Так вот, в рамках этой большой войны Сталин нанес «закулисе» семь мощных ударов.
1926 г. Решение о возможности построения социализма в одной стране. Это означает, что Россия не полетит в топку мировой революции в интересах мирового финансового капитала. Кстати, Троцкий неоднократно говорил, что настоящие революционеры сидят не в Коминтерне, а на Уолл-стрит, что уоллстритовские банкиры и есть настоящие революционеры современного мира, что они – объективные союзники.
1929 г. Разгром группы Бухарина и высылка Троцкого из страны. При том, что один – «правый», другой – «левый». Впоследствии Сталин, совсем не ерничая, скажет по этому поводу: «Пойдешь налево – придешь направо, пойдешь направо – придешь налево». Смысл заключался в том, что при всей разнице взглядов Троцкий и Бухарин отводили России место сырьевого придатка Запада. И 1929 г. в этом отношении был очень важным. Не случайно с 1929 г. англичане начинают интенсивно вести к власти Гитлера, а Монтэгю Норман закрывает от США Британскую империю, что вызвало острые противоречия между странами.
1939 г. Третий удар. Пакт Риббентропа – Молотова. Это был срыв агрессии против России. И вот здесь несколько слов о механизме возникновения так называемой Второй мировой войны. Почему Гитлер нанес удар по Польше? Об этом почему-то не пишут историки, хотя факт налицо. Дело в том, что у Гитлера в середине 30-х годов не было золотовалютных резервов и не было сильной военной промышленности. Ему отдали Австрию, потому что у Австрии были значительные золотовалютные резервы, а затем поднесли «на блюдечке» Чехословакию – страну с весьма развитой военной промышленностью. После этого, предполагали англичане, Гитлер выйдет на границу с Советским Союзом – прямой контакт, а дальше война. Однако на тот момент Гитлер с СССР воевать не хочет – он не готов, для подготовки к большой войне (либо с британцами, либо с русскими) ему нужны были 8–10 лет.
То, что Германия в 1939 г. не была готова к мировой войне, – факт, установленный американскими экономистами ещё в 1950-е годы (работа группы под руководством Бёртона Клайна). И Гитлер «соскакивает с поводка», но не до конца: как атлантист и пробритански настроенный деятель он не собирался вдрызг ссориться с британцами и англо-американской «закулисой»; к тому же, после Мюнхена он полагал, что Запад «скушает». Он вычленяет из Чехословакии Чехию, превращает её в протекторат Богемии и Моравии, а Словакию «отпускает» в качестве независимого государства и, более того, лично гарантирует её независимость. Тем самым он недвусмысленно даёт понять: «с СССР воевать не буду», полагая, повторяю, что Запад «проглотит». Но Запад не «проглотил», поскольку война Германии с СССР, которая должна была завершиться окончательным разрушением двух этих держав и – более того – устранением из истории «духа Шиллера» (У. Черчилль) и «Духа Пушкина» (добавляю я), была в ХХ в. задачей № 1 «закулисы». И никому, тем более ставленнику этой самой «закулисы», выращенному специально для войны, не позволительно ломать планы хозяев. За такие вещи наказывают. Но сначала – угроза. Эту функцию англо-американцы возложили на своего цепного шакала Польшу. Поляки, у которых была сильная армия и которые, что ещё важнее, были полностью уверены в англо-французской поддержке в случае войны, начинают оказывать давление на Гитлера. Тот готов был откупиться закарпатской Украиной, но Польша потребовала протектората над Словакией – заведомо неприемлемое для Германии требование.
Гитлеру было ясно, что польскую угрозу нужно ликвидировать, тем самым преподав урок британцам и показав, что к нему нужно относиться на равных. Какая наивность. Не для того фининтерн растил Гитлера, чтобы играть с Германией на равных, а для того, чтобы, разгромив с её помощью Россию, как бы она ни называлась, помножить на ноль саму Германию – два шара в лузу.
Чтобы разделаться с Польшей, Гитлеру нужно было договориться с СССР (по поводу Великобритании он был уверен, что из-за Польши, как и из-за Чехословакии, они войну не начнут, а если и начнут – то для вида, понарошку, чтобы сохранить лицо). Для Сталина же договор с Германией означал срыв планов «закулисы» по организации агрессии против СССР.
В 1945 г. Сталин нанёс сразу три удара по «закулисе» – ялтинские договорённости, Победа и срыв англо-американских планов по полному расчленению Германии. 
1947 г. – срыв плана Маршалла, который был первым планом в интересах не столько государства США, сколько США как кластера транснациональных корпораций.
В 1952 г. Сталин начинает готовить ещё один удар – экономический, точнее, политэкономический, сразу по нескольким направлениям.  Рубль начинают рассчитывать исходя не из доллара, как это делалось с 1937 г., а на золотой основе. Создаётся группа экономистов, задача которой – разработать меры по борьбе с долларом. Выдвигается идея мирового рынка, альтернативного капиталистическому; в Москве проводится международное совещание, в котором принимают участие представители не только социалистических стран, но и стран Азии, Африки, Латинской Америки. В разгар всех этих мероприятий Сталин умирает, а его преемники отказываются от борьбы с долларом и вместо создания мирового рынка альтернативного капиталистическому начинают интегрироваться в этой последний. Что и приведёт СССР к краху. Ясно, что при такой стратегии ни о каких ударах по «закулисе» речи быть не может.
В то же время, когда мы говорим о противостоянии Сталина и сталинского СССР «закулисинтерну», надо помнить, что борьба эта была неравной, что несмотря на семь (а быть может и более – мы многого не знаем) сталинских ударов, СССР в ней не победил, а с середины 1950-х годов в рамках «мирного сосуществования» вообще отказался от активных действий. Кроме того, даже в момент противостояния «закулисе» Сталин был вынужден идти на компромиссы с её представителями, играя на противоречиях её фракций и кланов, тактически использовал один группировки против других, допуская присутствие определённых сегментов «закулисы» в стране и в 1930-е, и в 1940-е годы. Приходится признать: даже в моменты наибольшего ослабления хватки «закулисы» на горле советского руководства, в моменты наиболее острого противостояния, она (её представители, агентура влияния) всегда присутствовала в СССР, так или иначе влияя на ситуацию в стране. И Сталину приходилось мириться с этим. Разумеется, ни 1930-е, ни 1940-е годы не идут в сравнение с 1920-ми, когда в эпоху интернационал-большевизма, левых глобалистов («мир-революционеров») «закулиса» чувствовала себя в СССР почти как дома. И всё же.
Победа в войне изменила ситуацию – по крайней мере, по-видимому, так считал Сталин. Отсюда отказ от плана Маршалла, ну а после атомной бомбы (1949 г.) Сталин почувствовал себя в силах для экономического наступления (вполне возможно, что корейская война, помимо прочего, была своеобразной акцией прикрытия этого наступления). Однако смерть Сталина оборвала этот курс. Кстати, труднее поверить, что смерти (точнее, убийства) Сталина и Берия произошли без участия «закулисы» (её агентуры), интересы которой в уходе Сталина совпали с интересами части номенклатуры. (Показательно, что в рамках «Лиотэ» – программы психоисторической войны против СССР – в Совете по психологической стратегии на рубеже 1940–1950-х годов была создана группа «Сталин», в задачи которой входили анализ возможностей отстранения Сталина от власти и способствование этому процессу.) Неудивительно нарастающее с 1950-х годов присутствие «закулисы» в СССР. Но это отдельная тема.  
Итак, победа Советского Союза во Второй мировой войне – это победа над тремя противниками. Мы противостояли не только Третьему рейху, но также нашим союзникам англосаксам и «закулисе». То была «война-матрёшка».
Мы действительно должны делать всё, чтобы перенести интеллектуальную, психоисторическую войну на территорию противника. Конкретный пример. Сегодня Россию как правопреемника СССР обвиняют в том, что пактом Молотова – Риббентропа мы-де дали зелёный свет войне. Чаще всего в ответ мы начинаем оправдываться: нет, не дали, дело обстояло иначе. Надо не защищаться, а атаковать – доказывать, например, что главной причиной Второй мировой войны были интересы и планы «закулисы», фининтерна вообще и британско-американскими противоречиями в частности.
В 1929 г. Монтегю Норман закрыл для США Британскую империю. А Британская империя – это было 25% мирового рынка. И главной задачей США в 30-е годы и в течение всей мировой войны было разрушение Британкой империи – Ален Даллес говорил об этом совершенно откровенно. И эпилогом в решении этой задачи стал 1956 г., Суэцкий кризис, когда американцы спровоцировали британцев на давление на Насера, делая вид, что они их поддержат. А потом, когда британцы начали агрессию и Хрущев выдал им ультиматум, Великобритания бросились за помощью к США. Американцы же в ответ: мы не поддерживаем колониальные империи, мы на стороне народов, борющихся за независимость.
Нам нужно серьезно изучать то, чем практически не занимается современная наука и чем, например, плотно занималась личная разведка Сталина – изучением верхушки мирового капиталистического класса и его организаций, главным образом закрытых. У современного капиталистического мира три субъекта – капитал, государство и третий субъект, главный, который сформировался в конце XIX в, – это наднациональные структуры мирового управления. Именно они планируют войны, именно они создают структуры типа Совета по международным отношениям, Бильдербергского клуба, Трехсторонней комиссии и др. На них работают тысячи «фабрик мысли». Именно эти структуры разрушили Советский Союз, предварительно инкорпорировав в себя часть советской номенклатуры. Мы плохо понимаем, как функционирует мировая система, и плохо знаем реалии властелинов ее «колец». Ни наши политологи, ни социологи, ни международники не занимаются главным противником России. Часто говорят: главный противник – ЦРУ. Да ЦРУ это просто мелочь! Главный противник – это те, кто контролирует огромные потоки капиталов, это операторы финансовых глобальных потоков. Этих потоков не так много, 10–12. И пока наши международники, социологи, политологи и политэкономы не начнут этим заниматься, мы будем проигрывать, потому что врага надо знать в лицо.
Преимущество Сталина над его противником – и метафизическое, и метаисторическое – заключалось в том, что он знал, с кем он играет, по каким правилам и как можно у этого противника выигрывать. Перевод психоисторической войны на территорию противника предполагает изменение существующей дисциплинарной сетки наук о современном мире. Знание – действительно сила. Создание нового – победительного – знания недостаточное, но совершенно необходимое условие для победы – нашей победы. И если это условие будет обеспечено, то тогда и получится, как говорил величайший деятель нашей истории: «Наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами!»
Спасибо! (Аплодисменты.)
 
 
Фурсов Андрей Ильич


 
Новости
25.10.2017
24 октября 2017 г. в актовом зале Московского гуманитарного университета состоялась торжественная церемония награждения лауреатов Международной Бунинской премии, которая в этом году проводилась в номинации «Поэзия». Приветствие участникам и лауреатам Бунинской премии 2017 года направил министр культуры РФ В. Р. Мединский, в котором он, в частности, отметил, что «за годы своего существования Бунинская премия по праву заслужила авторитет одной из наиболее престижных наград в области русской литературы. Среди её лауреатов значатся имена по-настоящему видных поэтов и прозаиков, наших с вами современников. Отрадно, что в России получают развитие столь важные общественные инициативы, нацеленные на популяризацию чтения, на усиление позиций русского языка».
20.10.2017
17 октября 2017 г. состоялось заседание Жюри Бунинской премии под председательством члена Президиума Союза писателей России, лауреата литературных премий Бориса Николаевича Тарасова. Подведены итоги конкурса, который в 2017 г. проводился в номинации «поэзия». 24 октября в конференц-зале Московского гуманитарного университета состоится торжественная церемония, на которой Председатель Попечительского совета Бунинской премии, член Союза писателей России, ректор университета профессор Игорь Михайлович Ильинский вместе с членами Жюри вручит заслуженные премии новым лауреатам.
30.09.2017
Попечительский совет Бунинской премии, возглавляемый известным ученым и общественным деятелем, ректором Московского гуманитарного университета, профессором, членом Союза писателей России, членом бюро Академии российской словесности Игорем Михайловичем Ильинским, рассмотрел результаты экспертизы произведений, поступивших на конкурс 2017 года. На основе экспертных заключений, выполненных видными специалистами в области литературоведения из ведущих академических институтов и вузов страны (Литературный институт им. А. М. Горького, Институт мировой литературы им. А. М. Горького, Государственный институт русского языка им. А. С. Пушкина, Московский педагогический государственный университет, Петрозаводский государственный университет, Государственный социально-гуманитарный университет и др.), определен «короткий список».
04.08.2017
27 июля 2017 г. состоялось заседание Попечительского совета Бунинской премии, на котором был утвержден «длинный список» литературных произведений, поступивших на конкурс. В этом году Бунинская премия будет вручена за лучшие произведения в области поэзии и поэтического перевода. Попечительский совет поручил Оргкомитету конкурса обеспечить проведение первичной и вторичной экспертизы присланных работ.