Россия - Китай в XXI веке

 

Россия-Китай в 21 веке
Михайлов И. А.
 
В нашей газете возобновляется традиция проведения "круглых столов" по актуальным проблемам внутренней и внешней политики. Сегодня мы предлагаем вниманию наших читателей дискуссию, посвящённую российско-китайским отношениям.
Михайлов И.А.: За последние 10-15 лет мы стали свидетелями глобальных изменений в мире - это и дезинтеграция СССР, распад Югославии, появление новых суверенных государств, расширение НАТО на восток и набирающий силу процесс глобализации. Одним из важнейших факторов, который приобретает все большее значение для современной цивилизации, стало постепенное смещение центра мировой экономической и политической активности с Запада на Восток, на берега Тихого океана.
Об экономических достижениях стран АТР и его лидера Китая в мировых СМИ и на встречах политиков говорится много. Для лучшего понимания динамики роста китайской экономики красноречиво свидетельствуют следующие данные: если в 1950 году на Китай приходилось немногим более 3% мирового ВВП, в 1992 году - уже 10%, а по имеющимся прогнозам как западных, так и многих наших экспертов, к 2020 году доля Китая достигнет показателя 20% мирового ВВП. Напомню, что Россия имеет на сегодня лишь 2% процента - объем своего участия в мировом ВВП.
Для России как соседа Китая необходимо учитывать и то, что вместе с экономическими достижениями Пекин с 2000 года вышел на первое место в мире как самый крупный импортер оружия. В год Китай закупает военной техники на сумму более чем три миллиарда долларов. Из-за эмбарго западных стран, введенного после событий на площади Тяньаньмэнь в 1989 году, основную часть этих военных поставок осуществляет Россия.
Китай обладает самой крупной в мире армией, которая, несмотря на проводящееся сокращение, будет превышать уровень в два миллиона военнослужащих. Что же касается военного бюджета страны, официально он оценивается в 30 миллиардов долларов, ряд экспертов считают, что эта цифра занижена в два раза, а спецслужбы США оценивают китайский военный бюджет в 90 миллиардов долларов. (Для сравнения: военный бюджет России 2005 года составил 550 млрд. рублей - около 20 млрд. долларов, а на 2006 год на военные цели будет потрачено 668 млрд. рублей, или около 24 млрд. долларов.) На фоне стремительного развития Китая, огромных инвестиций, которые вложены в страну, в современное производство, экономическая ситуация в России на сегодня не может рассматриваться оптимистично. Имея реальные возможности инвестирования в высокие технологии, в модернизацию промышленности за счет финансовых потоков, получаемых при рекордном спросе на углеводородное сырье, Россия практически инвестировала огромные средства в западные финансовые бумаги и фонды, тем самым потеряв время и возможность стратегического маневра в развитии страны. Плохо продуманные реформы, о чем неоднократно говорилось и на заседаниях Думы и Правительства страны, невнимание Центра к регионам Сибири и Дальнего Востока привели к тому, что фактически районы, граничащие с Китаем, в настоящее время переживают кризис. Демографическая ситуация ухудшается, что порой заставляет говорить об исходе населения из этих регионов. И хотя Федеральная программа "Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Забайкалья 1996-2005-2010 гг." (от 15 апреля 1996 года) была принята еще 10 лет назад, задачи, которым она должна была служить, в полной мере не выполняются.
Отсутствие ясной стратегии развития государства особенно сказывается в Сибири и на Дальнем Востоке. Сегодня эта ситуация рассматривается некоторыми странами как геополитическая слабость нашей страны. На Западе уже начаты дискуссии, что Россия обладает слишком обширной территорией и Сибирь, к примеру, ей иметь обременительно. Появляются и более провокационные заявления, что не надо кивать на Америку, где проживают около 5% населения планеты и потребляется около 40% природных богатств. Ведь вот Россия, где население составляет менее 3%, владеет 13% территории планеты и 30% мировых природных богатств.
Геополитическая ситуация России ослабляется еще и тем, что, упорно стремясь обрести союзников и партнеров на Западе, было потеряно время. Вот почему процесс переноса центра экономической и политической активности на Восток потребует от России радикальных, оперативных стратегических решений. Одним из них могло бы стать создание эффективного "евразийского экономического моста", основу которого могли бы выполнять Транссиб и Северный морской путь, который необходимо реанимировать. Но все это важно осуществлять на базе укрепления влияния государства и усиления его военно-политического влияния в Азиатском регионе. Само геополитическое положение страны как "евразийского моста" требует сохранения сильного государства. Ослабление Российского государства на сегодня уже привело к тому, что на Западе рассматривают Россию как сдерживающий буфер между Западом и Китаем, а в Пекине, принимая во внимание фактор расширения НАТО на восток, - как буфер, который выполняет защитную функцию для Китая.
Проводя внешнюю политику, Россия должна иметь союзников. Запад не раз демонстрировал свое пренебрежение к интересам России. Многие западные страны потеряли исторический шанс установить и развивать отношения с Москвой, конструктивные и взаимовыгодные отношения. Наоборот, по инерции продолжают проводить политику в духе "холодной войны".
На Востоке ситуация иная - помимо исторически сложившихся благоприятных условий Россия смогла совместно с Китаем инициировать 15 июня 2001 года создание Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Напомню, что на пятом саммите в Астане 5 июля этого года статус наблюдателей в этой организации получили Индия, Пакистан и Иран. Создание ШОС еще раз продемонстрировало, что идеи развития мира по монополярной схеме Вашингтона вряд ли осуществимы.
Уместно напомнить и о Договоре о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве, который был подписан В. Путиным и Цзян Цзэмином в 2001 году сроком на 20 лет. В совместном заявлении оба лидера провозгласили, что Россия и Китай "навечно друзья и никогда враги". Стратегически Москве нельзя допустить ситуацию, когда Россия может стать бедным другом Китая и слабым партнером Запада - слишком лакомым, огромным пирогом она сегодня представляется. А большие пироги, как известно, всегда легче отрезать с краев
Рыбаковский Л.Л.: У меня вопрос. А в договоре есть упоминание о том, что Китай не имеет территориальных претензий к России?
Михайлов И.А.: Да, такое упоминание имеется.
Титаренко М.Л.: Черным по белому написано: стороны не имеют друг к другу никаких территориальных претензий. Шестая статья договора. Более того, в официальных заявлениях, в официальной доктрине Китая сказано, что Китай проводит самостоятельную независимую политику, не вступает ни в какие союзы ни с кем из великих держав, не размещает их иностранных баз, не применяет ядерное оружие первым и не стремится к гегемонии.
Ручкин А.И.: Не стремится к гегемонии, а между тем наращивает закупки оружия. Для кого?
Титаренко М.Л.: Китай - великая держава. По статусу ему положена хорошая армия. Но даже если взять явно раздутые цифры ЦРУ - 90 миллиардов, то они в пять раз меньше, чем американские. Но у Америки 300 миллионов населения, а у Китая - "всего лишь" полтора миллиарда.
Ручкин А.И.: Но рацион кормления американского солдата и китайского солдата в долларовом выражении - это две большие разницы, да и зарплата.
Михайлов И.А.: Американский солдат стоит бюджету США 190 тысяч долларов в год. Российский солдат бюджету России стоит 3800 долларов в год. Китайцы закрывают эти цифры.
Титаренко М.Л.: Насчет оружия, китайская армия вооружена оружием советских образцов, многие из них - 60-х годов. Поэтому мне кажется, что сознательно американцы и особенно японцы в этом плане сгущают краски. Потому что, если сопоставить их реальные закупки оружия, они несопоставимы. Китайцы делают ставку на повышение качества вооруженных сил. Они проанализировали уроки югославской и иракской войн и сейчас стоят перед очень серьезной дилеммой. Потому что вся их стратегия раньше шла на так называемых двух ногах. Одна нога - военное строительство, это была концепция народной войны, это народное ополчение, численность которого составляет всего лишь 170 миллионов человек. А вторая, главная нога - это современная армия, она действительно по численности самая большая, они хотят ее еще сократить на 200 тысяч. Они модернизируют вооруженные силы, осваивают современ ную технику. Потому что современная война - это война технологий с участием человека. Поэтому концепцию опоры на народное ополчение можно рассматривать как концепцию дополнения к другой функции китайской народной армии. У нее есть две функции, и это мы должны учитывать, особую роль китайской армии. У нее очень высокий политический статус. Она очень широко представлена, и даже на партийном съезде в центре зала - каре делегатов от китайской народной армии. Китай - государство огромное, в котором очень сложная ситуация, государство многонациональное, хотя абсолютно доминирующей являются китайцы, их один миллиард 300 миллионов, а другие 55 национальностей, из которых 25 тысяч русских, составляют вместе 100 миллионов. По оценке наших экспертов, в Китае в настоящее время население приближается к полутора миллиардам. Говоря о задачах России, я хотел бы отметить, что мы призваны выполнить ту сверхзадачу, которая была поставлена в XVIII веке нашим великим соотечественником, основателем Российской академии, основателем первого университета нашей страны Михаилом Васильевичем Ломоносовым, который сказал, что могущество России Сибирью и Северным океаном прирастать будет. А задача, которую он поставил, состоит из трех компонентов. Первая задача - это Сибирь. Вторая задача - развитие Северного морского пути и третья задача, о которой он написал в письме на имя тогда еще цесаревича Павла, - целый комплекс мер, и я бы очень советовал всем прочитать этот документ. Он считал стратегической задачей России увеличение народонаселения России. Академик Никита Моисеев, наш великий соотечественник, на уровне современной науки и требований разработал эти самые задачи. Он добавил к этому экологию. Это была четвертая задача, и мы сейчас видим, насколько это актуально.
Ну а теперь те вопросы, которые были здесь поставлены. У китайцев есть такое мудрое изречение: знай себя, знай партнера, и ты будешь непобедим. Что такое Китай - наш великий сосед сегодня? Игорь Алексеевич привёл некоторые параметры. Китай решает грандиозные задачи модернизации страны. Недостаток целого ряда важнейших стратегических ресурсов. На одного китайца в основных крупных городах приходится водоснабжения 20% от общепринятых медицинских стандартов, одна пятая. А трагедия с загрязнением Амура, которую некоторые средства массовой информации сознательно раздувают, чтобы поссорить нас с Китаем, еще более усугубляет эту проблему. Это говорит о том, насколько важно нам тесное сотрудничество с нашим соседом. Страна сейчас со смешанной экономикой, где присутствует и традиционная аграрная экономика XVII века, и огромные миллионы и сотни миллионов людей живут в этом самом XVII веке - по характеру образа жизни. А другая нога занесена в XXI век. Вот вы представьте этот "шпагат", в котором сейчас страна находится. Руководство Китая вынуждено было в конституции закрепить право на разумную эксплуатацию, которая рассматривает предпринимателей, капиталистов как людей, которые являются строителями страны, участниками процесса возрождения Китая. Страна стоит перед столь громадными вызовами, что ей нельзя иметь внешних врагов. Дэн Сяопин сказал: "Мы не имеем права высовываться. Мы не должны ничего возглавлять, мы не должны ни в чем быть первыми, кроме модернизации собственной страны, кроме изучения опыта других стран. Мы должны терпеливо все выносить, проводя самостоятельную независимую политику". Стратегема китайцев: Китай сидит на горе и смотрит, как борются тигры в долине. И Дэн Сяопин это четко обозначил: "Мы - коммунистическая партия, но мы принципиально отличаемся от Коммунистической партии Советского Союза, распавшейся, потому что у нас другое понимание социализма. Для КПСС главная задача была, чтобы построить социализм в Анголе, Афганистане, Никарагуа и еще где-то, забыв о том, что в ста километрах от Москвы люди живут ещё в XIХ веке. А для нас важно то, как живут люди в ста километрах от Пекина. А как живут в Анголе, это пусть ангольцы сами решают. Китайцы четко обозначили свои принципы. Главная задача - развитие страны, повышение благосостояния народа, это решение внутренних задач. Решая внутренние задачи, они совершили чудо. Нищая, отсталая, голодная страна, где люди миллионами умирали от голода, за очень короткий срок решила проблему питания, одежды, жилья для полутора миллиардов человек. Например, в Индии - программа поддержания и помощи бедным. А у китайцев - программа ликвидации бедности.
Китай сейчас, находясь в таком, как я говорил, "шпагате", создает предпосылки для перехода в информационное общество. Китай сегодня на первом месте по количеству мобильных телефонов, на первом месте по производству всей электронной техники, которую мы с вами покупаем. На сегодня практически все крупнейшие, самые передовые транснациональные компании имеют свои штаб-квартиры в Китае, все без исключения. Одним из стабилизаторов американского доллара выступает кто? Япония, Китай и Россия - три страны. Вот мы стерилизовали наши доллары, а у китайцев они работают.
Михайлов И.А.: Недавно появились сообщения, что в Китае 70% городского населения считают себя средним классом
Титаренко М.Л.: Вопрос: что считать критерием среднего класса? 70% людей в стране, которые имеют доход выше критериев бедности, средний доход. А средний доход в Китае сейчас 1200 долларов в год. Вы понимаете, мы все время заявляем, что у нас плохо, а у них это считается колоссальным достижением. Недавно Ху Цзиньтао выступал и сказал, что наша стратегическая задача - к 2020 году утроить ВВП, и благодаря этому средний доход населения в Китае будет составлять три тысячи долларов в год на человека. Но уже сейчас это не предел для всей восточной части Китая - это Харбин, Чанчунь, Пекин, Нанкин, Шанхай, Ухань, Гуанчжоу - приморские провинции, в которых доход составляет 5-6, а в Шанхае и Гуанчжоу - от 7 до 8 тысяч долларов в год на человека. Это уже существенно. Это уже действительно средний класс. Но проблем очень много.
Проблема первая - разрыв между этим процветающим районом и районом, где находятся все сырье страны, западные внутренние районы, разрыв - 10-15-20 раз. Действительно, решили проблему бедности. Свыше 300 миллионов человек в Китае жили в нищете. Сейчас их осталось, тех, кто живет ниже черты бедности, 20 миллионов. Поставлена задача в течение двух-трех лет эту проблему решить. Выдвинута программа ускоренного развития западных и северо-восточных районов Китая. В плане, который был подписан и одобрен в присутствии нашего Президента Путина и Председателя Ху Цзиньтао, предусматривается координация нашего плана развития Сибири и Дальнего Востока и китайского плана. И, если это произойдет, это будет колоссальное достижение, потому что экономики и регионы наших стран взаимодополняющие.
Вторая проблема - разрыв между богатыми и бедными.
Третья проблема - это проблема города и деревни. Города в стране развиваются быстро. Мао Цзэдун, конечно, допустил всякие ошибки, но он всегда помнил, что основа стабильности - это добрые отношения с крестьянством. Сейчас забыли о крестьянстве, и оно в прошлом году уже до 50 тысяч устроило различных выступлений. Китаю необходимо решать свои собственные проблемы. Поэтому когда наши некоторые эксперты заявляют: Китай - это угроза агрессии, экспансии - да какая экспансия? Им не до экспансии, потому что любая экспансия - это значит изменение всей программы, это отказ от программы модернизации. Если они заявят более активную позицию по Югославии и Ираку, это значит, что американцы перекрывают кислород. 61,5 миллиарда долларов чистых инвестиций только в прошлом году поступили в китайскую экономику. И причина - дешевейшая рабочая сила. И они ее хорошо используют. Они заботятся о людях и вместе с тем их очень хорошо используют. В Китае по опыту Рузвельта решили создать общенациональную программу развития инфраструктуры. За три года построили 5000-метровую самую высокогорную дорогу в мире. С севера на юг и с востока на запад - самые современные трассы, по шесть полос с каждой стороны, прекрасные 12-полосные дороги.
Китаю сегодня нужна спокойная ситуация. Сейчас они заинтересованы в том, чтобы Америка занималась своими делами. Она увязла в Ираке - прекрасно! Лишь бы до Китая руки не дошли, лишь бы она Китай оставила в покое, потому что они понимают: рано или поздно она ими займется.
Россия Китаю нужна как источник полезных ископаемых. Россия нужна Китаю как страна, которая может стать крупным рынком для китайских товаров.
Наконец, Китай рассматривает Россию как поставщика, где можно купить дешево мозги, новейшие технологии.
Ручкин А.И.: А мозги уже покупают?
Титаренко М.Л.: Еще как! Но я бы хотел сказать о договоре, который был подписан 16 июля 2001 года, это документ совершенно нового мира. В международных отношениях такого прецедента нет. Это по сути дела договор, который позволяет переходить из стадии стратегического партнерства и взаимодействия в стадию союзничества. Там все вопросы, которые были незаживленной опасной раной, вопросы территориальные, закрыты. Россия имеет стратегического партнера в лице Китая. И линия, которой придерживается Президент В. Путин, направлена на развитие стратегического партнерства и всестороннего сотрудничества. И это правильно. Но она осуществляется плохо соответствующими ведомствами. Мы теряем китайский рынок. Мы потеряли возможность модернизировать 156 крупнейших предприятий, из-за этого наша промышленность "лежит", а китайская развивается.
Китаю нужна Россия, и России нужен Китай как партнер. Конечно, есть проблемы у нас, есть проблемы у них. Но вместе мы сможем их решить. Поэтому нам нужно создавать систему взаимозависимости. Шанхайская организация сотрудничества - одна из новых, Россия и Китай выступают пионерами, новаторами в мировой практике отношений, это нового типа договор. В международное право введена целая новая категория договоров, которых раньше не было. Поэтому нам нужно иметь долговременную программу сотрудничества и взаимодействия с Китаем. Проблемы будут, для их решения есть политическая воля, на то есть желание, на то есть сопоставление интересов. Коренные, стратегические, долговременные интересы России и Китая по выживанию, по сохранению, по обеспечению безопасности не сталкиваются, а или совпадают, или очень близки.
Дмитриев А.В.: Соглашаясь с основным тезисом Михаила Леонтьевича о том, что необходимо стратегическое сотрудничество, все-таки нельзя не видеть, что есть определенные проблемы. Причем они инициированы не только средствами массовой информации, потому что есть объективные противоречия. Но поскольку я занимаюсь конфликтологией, у нас несколько другие подходы. Когда мы сейчас говорим о вопросах, касающихся отношений России и Китая, то надо расчищать дорогу как геополитическую, так и по каким-то конкретным проблемам.
По вопросам об островах мы должны признать, что есть определенные противоречия между Россией и Китаем, чреватые конфликтами, в том числе и территориальными. Эти противоречия существовали давно, они были скрытыми либо откровенными для всего мира - вспомните Даманский. Нынешняя проблемная ситуация существует, поскольку за последние годы на Востоке России создался своеобразный демографический и экономический вакуум. Соблазн его заполнить появляется и у соседнего региона, не обязательно вооруженным путем или организованной массовой миграцией, но все-таки есть такой соблазн. И у стран, находящихся за тысячи километров от российской границы. Некоторые влиятельные политологи, Бжезинский например, призывают Китай воспользоваться представившимся шансом.
Руководители Китая, не высказываясь по поводу открывавшихся возможностей на севере, сейчас стоят перед выбором: связывать ли себя более тесными связями с Россией или выжидать, накапливая силы для будущего геополитического скачка. Тезис Михаила Леонтьевича о том, что Китай на горе сидит и смотрит, как борются тигры, - когда тигры перегрызут друг друга и ослабеют, тогда он будет хозяином долины.
Перед Китаем встает дилемма: откликнуться на соблазн участия в новом переделе мира или пойти другим путем. От выбора Китая сегодня зависят не только политические судьбы мира, но и судьбы Запада как такового, а значит, вопрос о природе индустриального общества. Основная идея - это сотрудничество, но всегда надо помнить, что она не такая прямая, как Невский проспект. Есть масса конкретных проблем. Михаил Леонтьевич говорил о миграции. Но существуют такие возможности, как торговый оборот, о котором тут говорилось. Здесь нельзя все яйца класть в одну корзину, в китайскую корзину. Надо использовать противоречия, которые существуют между Японией и Китаем и по рабочей силе, и по экономическим вопросам. Нужно не быть полностью зависимым от одного соседа, пусть и стратегического союзника.
Гусев В.К.: Очень трудно рождалась группа по сотрудничеству с Китаем в Совете Федерации. Был поворот головы на Запад, и мы начинали с пяти членов Совета Федерации. Я с 2001 года в Совете Федерации и возглавил эту группу. Потом через три года нас стало 23, и сегодня это самая большая парламентская группа в Совете Федерации, и мы проводим политику на развитие сотрудничества, но мы видим и те проблемы, которые существуют. Но я хочу на предложение Михаила Леонтьевича ответить, что ряд законодательных актов необходимо принять. И я был бы очень рад, если бы Институт Дальнего Востока, коллеги наши, которые здесь присутствуют, порекомендовали, что может быть в нормализации миграционных потоков.
Если смотреть и ахать только, насколько становится Китай могучим, - это бесперспективно. Россия должна идти путем возрождения, иначе Китай во всем станет нашим конкурентом. Два раза в год наша группа выезжает в Китай. И действительно, страна преображается на глазах. Вот мы последний раз были в сентябре в Даляне - город преображается. Он входит в 500 лучших городов планеты. И в то же время почти полная деградация нашего Востока и Севера. Мы сейчас думаем в парламенте, и я испытываю удовлетворение тем, что руководство и Сергей Михайлович Миронов, ряд его заместителей, председатели комитетов - мы считаем, что должен быть принят закон в дополнение к тем программам развития Дальнего Востока, Сибири, Севера, в том числе Северного морского пути. В свое время я работал зампредом Совмина СССР. Для меня горько, какие упускаются возможности. Вы понимаете, должны быть масштабные люди во главе по крайней мере отраслевых направлений и в Правительстве. Без этого, без понимания масштабов не может быть. Для того чтобы поддержать конфликтологическую сторону, я скажу: самое страшное для меня - это то, что мы богаты природными ресурсами. С каждым годом притяжение к этим ресурсам будет возрастать. Поэтому нам необходимы сильное государство и сильная армия.
И ещё. Это же безумие, и я с этим выступал официально в Совете Федерации, что сырье экспортируется, а не перерабатывается в стране. Я сам химик-технолог, высокополимерщик, и считаю: необходимо перерабатывать углеводороды и продавать продукцию, а не сырьё.
Хочу также отметить, что во время последней поездки в конце сентября в Китай мы заключили новое соглашение, которое предусматривает непрерывную работу парламентских групп по экономическому взаимодействию.
Рыбаковский Л.Л.: Я хотел бы сказать коротко. Во-первых, через 15 лет закончится действие договора. Во-вторых, к тому времени в Китае и ВВП вырастет в три раза, у нас, к сожалению, за 10 лет и вдвое не вырастет, это тоже надо иметь в виду. И армия будет другая совершенно, и положение в мире у Китая будет другое. В России растет у многих убежденность, что вторым лидером в мире будет Китай. И противостояние уже начинается. Сегодня в Китае 1,3-1,5 миллиарда людей, и их будет больше, будет давить огромная безработица. И фактор демографического давления надо обязательно иметь в виду. Помимо этого фактора есть еще фактор и исламский. Всё это надо учитывать.
Поэтому Россия должна иметь две политики. Одна политика должна ориентироваться на теснейшие экономические связи, в которых Китай должен быть заинтересован не меньше нас. Совершенно очевидно, что необходима новая миграционная политика, нужно наладить систему учета мигрантов: приехал миллион китайцев для работы - миллион китайцев уехал.
Вторая позиция - совершенно очевидная. Надо быть готовыми, если Китай станет лидером и в стране произойдёт смена правящей элиты.
Нужна политика деятельности России за Уралом, потому что сегодня политики нет, и я согласен с Михаилом Леонтьевичем. Во Владивостоке китайцам - карт-бланш, в Хабаровск их не пускают, в Амурской области так-сяк. Какой губернатор, такая и политика. Нужна единая государственная политика. И не надо забывать, что китайская цивилизация - единственная в мире, которая в отличие от греческой, римской, египетской падала, поднималась, снова падала и снова поднималась. То есть это цивилизация, с которой нам придется считаться.
Титаренко М.Л.: Китайская цивилизация, вы совершенно правы, это единственная, уникальная цивилизация. По всем законам, открытым Данилевским и сформулированным четко Гумилевым и академиком Моисеевым, средний срок существования цивилизации - две тысячи лет. Китайская цивилизация существует свыше пяти тысяч лет. Она погибала и возрождалась.
Население Китая с 400 миллионов сокращалось до 40 и даже до 30 миллионов и затем снова взлетало. У Китая есть опыт величия. Китай в конце XVIII - начале XIX века был самой крупной мировой сверхдержавой. В то время существовало 10 городов с миллионным населением, семь из них было в Китае. В то время валовый национальный продукт Китая был в пять раз больше, чем валовый продукт Англии и Франции, вместе взятых. Китайская миграция сейчас - это свыше 35 миллионов. Точных цифр, правда, тут нет, в Юго-Восточной Азии - 28 миллионов.
Хочу подчеркнуть, что, где бы ни жил китаец - на Северном полюсе, на Южном полюсе, на Огненной Земле, на Новой Земле, - он остается китайцем независимо от того, какой паспорт у него - американский, бельгийский и так далее, - он китаец. И для него признание на родине - это главное.
35-40 миллионов китайцев, которые живут за пределами Китая, контролируют от одного до полутора триллионов долларов чистого капитала. 70% этих колоссальных инвестиций, которые Китай получает с первого дня реформ, - это инвестиции, прямо или косвенно организованные ими в знак патриотических чувств. Часто говорят о проблеме Тайваня: китайцы - умные люди и курицу, несущую золотые яйца, в суп бросать не будут. Когда китайцы получили Гонконг, 60% капитала было китайским. Гонконг оказался в зависимости в энергетике и так далее. То же самое произойдет с Тайванем. Гоминьдан, с которым они столько воевали, нынешний лидер Гоминьдана выступает самым ярым сторонником нормализации отношений с материком. Все могилы видных китайцев, которые сбежали на Тайвань вместе с Чан Кайши, могилы их предков на кладбище приведены в образцовый порядок. Почему? Потому что для китайцев это единственная религия - культ предков. В конституции записано: любой этнический китаец независимо от его гражданства находится под защитой Китайской Народной Республики.
Дмитриев А.В.: При любых геополитических раскладах каждая страна ищет союзников, в том числе и сверхдержава. Российское руководство стоит перед определенной дилеммой. Причем российское руководство само не едино, к сожалению, в отношении геополитики. Есть люди, их, правда, очень немного, поддерживающие евразийскую идею. Есть люди, которые стремятся в Европу, а есть и те, которые ориентируются на Соединенные Штаты Америки. Единой какой-то команды в отношении направления развития России я не вижу ни в Правительстве, ни в президентских структурах. И откровенных высказываний по этому поводу, а уже пора высказываться по национальной идеологии не только по отношению к Китаю, по направлению развития страны. А раз нет, то делается все стихийно. И в отношении США и Европы, и в отношении Китая в российском руководстве единой точки зрения я не прослеживаю.
Михайлов И.А.: Как вы охарактеризуете политику Китая сегодня? Это наш союзник, стратегический партнер или сосед?
Дмитриев А.В.: Дружественный сосед.
Романов И.А.: Сегодня состоялся очень интересный разговор, весьма актуальный для нашего общества.
На мой взгляд, Россия опаздывает в выработке стратегии развития государства. К сожалению, пока мы рассуждаем, говорим о необходимости российской политики на Востоке, Китай вполне успешно осваивает наши восточные территории и пользуется их ресурсами.
Все знают, как вывозятся в Китай из дальневосточных регионов лес, рыба, морепродукты. По отношению к российским богатствам китайцы ведут себя по-варварски. В 2004 году приморские СМИ сообщали, что в ряде районов края уже значительно нарушен экологический баланс из-за уничтоженных китайцами лягушек. По-моему, вопрос экологии мало беспокоит наших соседей. Я как социолог в первую очередь должен обращать внимание на то, в каком состоянии находится общество, какие отношения в нем складываются, чем определяется поведение людей. Так вот на Дальнем Востоке, в Восточной Сибири сегодня формируется такое общество, которое в основном не имеет четких ценностных ориентиров. У населения этих регионов преобладают коммерческие интересы, стремление к быстрому материальному обогащению или в случаях с малообеспеченными людьми - желание любыми способами заработать необходимые деньги. Большинство людей не имеют каких-либо патриотических традиций и полностью лишены чувства ответственности за будущее Российской земли на востоке страны. Такая ситуация возникает еще и потому, что с российского Востока уехали наиболее трудоспособные и квалифицированные люди, например всего за 13 лет с Дальнего Востока уехали более 1,5 миллиона населения, 70% из них - высокообразованные, квалифицированные специалисты. Вместо уехавшего российского населения приезжают в первую очередь китайцы, мало заинтересованные в процветании российских территорий. К примеру, в Уссурийске за последние три года квартиры в три раза подорожали - цены подняли китайцы. При этом они не стремятся к установлению тесных связей с принимающим обществом, их отношения с местным населением в основном не выходят за товарно-денежные рамки. Судя по решениям, принимаемым некоторыми региональными руководителями, китайцы там уже активно влияют на политическую сферу.
Мне кажется, что ослабленные социальные связи местного населения являются фактором уменьшения влияния государства в наших восточных районах. В результате в ряде регионов деградирующее население морально уже готово стать частью китайского общества, о чем свидетельствуют неформальные опросы жителей Дальнего Востока. Я постоянно бываю в этих краях, двадцать три года прожил там и, к сожалению, вижу, что сегодня этот регион стремительно превращается в ресурсную пристройку к Китаю, Японии и Южной Корее. Известно, что главным фактором внутренней силы государства является его человеческий ресурс. Этот ресурс определяется в первую очередь качественными характеристиками, в том числе мотивацией поведения людей. У китайцев мотивация подчинена интересам своей нации. Таким образом, получается, что их человеческий ресурс выше нашего на Востоке России.
Все названные негативные тенденции могут быть преодолены только через комплексное и динамичное освоение Востока России, а это в первую очередь усовершенствованная миграционная политика. А для этого государством должны быть созданы такие условия, чтобы в восточные районы страны устремились активные личности, предприниматели, квалифицированные работники. Для того чтобы такие люди появились, требуется масштабная информационная политика. Не пропагандистская, а просветительская, разъяснительная, показывающая каждому потенциальному мигранту и даже немигранту объективные возможности, различные преимущества восточных регионов. То, что успешно реализуется у китайцев в тех же природных условиях, может и должно получаться у российских предпринимателей и специалистов.
Привлекать к экономическим проектам в России можно и китайцев, но на контрактной основе в соответствии с российским законодательством, при этом важно, чтобы это были высококвалифицированные специалисты - инженеры, например аграрии. Расселять их надо в инородной среде, а не создавать компактные поселения наподобие уссурийского рынка, где китайцы установили свои законы, которые уже навязываются гражданам России, имеются автономная инфраструктура, собственная связь и нелегальные денежные банки.
На Востоке вся миграционная политика может быть комплексной, если она ведется в ключе мощных экономических проектов. Причем таких проектов, которые способны не только создать развитую инфраструктуру, но и привлечь потенциальных мигрантов. Сегодня для освоения Востока России требуется, как писал академик Никита Николаевич Моисеев, большое дело, способное объединить всю страну. Как известно, такая активность способна вывести из депрессии как одного человека, так и целое общество. Таким делом может быть, например, строительство с привлечением западного капитала Новой трансконтинентальной магистрали в районе шестидесятой параллели.
Я согласен с Игорем Алексеевичем Михайловым в том, что Россия сегодня - это не только Европа и не только Азия, Россия - это евразийский мост. Россия может добиться больших успехов в XXI веке только как евразийская держава.
Гусев В.К.: Сегодняшний разговор здесь, на "круглом столе" был полезен и позволил мне понять многие аспекты и сильных сторон этой проблемы, которую мы обозначили в теме. На мой взгляд, мы не можем приспосабливаться к Китаю. Мы должны построить так свою стратегию, чтобы она заслуживала и уважение со стороны нашего соседа, и в то же время в Китае должны чувствовать огромную потребность в нашем участии в решении их задач. Я четыре года работал с премьер-министром СССР Косыгиным Алексеем Николаевичем. И каждый приезд к нему - это был урок государственного подхода к решению задач страны. Я, может быть, заблуждаюсь, но пока у нас в управлении страной не будет таких людей с таким мышлением, с таким масштабом, нам очень трудно реализовать любую стратегию.
Михайлов И.А.: На мой взгляд, масштаб людей, управляющих государством, должен соответствовать масштабам тех проблем, которые в стране существуют.
Гусев В.К.: Конечно, это очень важный тезис. Я не должен оказаться таким критиком, как член Совета Федерации, но, к сожалению, потенциал парламента сегодня используется лишь на 5%. Не выше. К примеру, официальные возможности парламента в распределении бюджета, а это главное, нулевые. Ещё один пример: огромное значение сейчас имеют в нашей реальной жизни руководители регионов. Я считаю, что движение должно быть не только из Центра к регионам, но и обратно, то есть двусторонним.
Титаренко М.Л.: Я считаю, что произошли такой полезный обмен мнениями, дискуссия, которые выходят на ряд интересных идей, которые можно было бы дальше разрабатывать. Но для этого нужно, чтобы люди, которые занимаются государственными делами, понимали их масштабность. Чтобы сознание этих людей соответствовало масштабам тех задач, которые они призваны решать. Чтобы они чаще думали о государственных делах. Наш институт уже несколько раз выступал с инициативой и подготовил в 1992-1993 годах большой программный документ, который разослали в органы власти. Мы многократно изучали опыт Китая, что из этого опыта могло бы натолкнуть нас на какое-то собственное решение. Потому что копировать китайский опыт мы не можем, у нас разные культуры, разные страны, разный менталитет и разные условия.
То, что Россия - европейская страна, это у всех осело в сознании. Но то, что две трети России находятся в Азии, и то, что нынешняя Россия существует благодаря хищническому использованию тех ресурсов, которые находятся в Азии, - нефть, лес, золото, редкие металлы, алмазы, - это надо осознать.
Россия должна проводить самостоятельную, независимую политику сотрудничества со всеми странами. В двуглавом орле на нашем государственном гербе есть смысл. Если Россия будет обращена по всем азимутам, она имеет право на существование и будет сильной державой. То, что наши богатства и просторы вызывают зависть и желание поживиться, - это вполне естественно, потому что мир, к сожалению, несовершенен. Мы должны понять, что масштабы нашего государства, его геополитическое положение на двух материках уникальны.
Россия уникальна к тому же и по количеству наций. Ни в одном государстве такого нет. У России есть задатки, которых нет ни у одной культуры, в формировании рационального, разумного общества. Русский этнос строит свои взаимоотношения с другими нациями по горизонтали. Это единственный этнос, который так строит свои взаимоотношения. Я еще хочу подчеркнуть, что ни один самый маленький этнос, который был на территории России, не исчез. Более того, русские, истратив свою силу, помогли каждому из них не только выжить, не только сохранить себя, но и подняться на тот уровень, который имели сами русские. Многие народы, у которых была отсталая культура, поднялись благодаря русским. В этом великий вклад.
Почему наши отношения с Китаем приобрели такое быстрое развитие, несмотря на то что было 20 лет взаимного отчуждения? Мы не стали диктовать китайцам, как им утверждать демократию, как защищать права человека. Китай признал наш выбор, мы признали китайский выбор.
Ведущие:
Ручкин Александр Иванович, заместитель главного редактора "Парламентской газеты",
Михайлов Игорь Алексеевич, политический обозреватель "Парламентской газеты", профессор.

Участники:
Гусев Владимир Кузьмич, доктор технических наук, первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по экономической политике, предпринимательству и собственности,
Дмитриев Анатолий Васильевич, член-корреспондент РАН, директор Центра конфликтологии,
Романов Игорь Анатольевич, кандидат социологических наук, руководитель научно-исследовательского проекта "Берег России",
Рыбаковский Леонид Леонидович, доктор экономических наук, профессор, главный научный сотрудник Института социально-политических исследований РАН,
Титаренко Михаил Леонтьевич, академик РАН, директор Института Дальнего Востока РАН.
Михайлов Игорь Алексеевич


 
Новости
25.10.2017
24 октября 2017 г. в актовом зале Московского гуманитарного университета состоялась торжественная церемония награждения лауреатов Международной Бунинской премии, которая в этом году проводилась в номинации «Поэзия». Приветствие участникам и лауреатам Бунинской премии 2017 года направил министр культуры РФ В. Р. Мединский, в котором он, в частности, отметил, что «за годы своего существования Бунинская премия по праву заслужила авторитет одной из наиболее престижных наград в области русской литературы. Среди её лауреатов значатся имена по-настоящему видных поэтов и прозаиков, наших с вами современников. Отрадно, что в России получают развитие столь важные общественные инициативы, нацеленные на популяризацию чтения, на усиление позиций русского языка».
20.10.2017
17 октября 2017 г. состоялось заседание Жюри Бунинской премии под председательством члена Президиума Союза писателей России, лауреата литературных премий Бориса Николаевича Тарасова. Подведены итоги конкурса, который в 2017 г. проводился в номинации «поэзия». 24 октября в конференц-зале Московского гуманитарного университета состоится торжественная церемония, на которой Председатель Попечительского совета Бунинской премии, член Союза писателей России, ректор университета профессор Игорь Михайлович Ильинский вместе с членами Жюри вручит заслуженные премии новым лауреатам.
30.09.2017
Попечительский совет Бунинской премии, возглавляемый известным ученым и общественным деятелем, ректором Московского гуманитарного университета, профессором, членом Союза писателей России, членом бюро Академии российской словесности Игорем Михайловичем Ильинским, рассмотрел результаты экспертизы произведений, поступивших на конкурс 2017 года. На основе экспертных заключений, выполненных видными специалистами в области литературоведения из ведущих академических институтов и вузов страны (Литературный институт им. А. М. Горького, Институт мировой литературы им. А. М. Горького, Государственный институт русского языка им. А. С. Пушкина, Московский педагогический государственный университет, Петрозаводский государственный университет, Государственный социально-гуманитарный университет и др.), определен «короткий список».
04.08.2017
27 июля 2017 г. состоялось заседание Попечительского совета Бунинской премии, на котором был утвержден «длинный список» литературных произведений, поступивших на конкурс. В этом году Бунинская премия будет вручена за лучшие произведения в области поэзии и поэтического перевода. Попечительский совет поручил Оргкомитету конкурса обеспечить проведение первичной и вторичной экспертизы присланных работ.