Демографические императивы модернизации высшего образования России

 

Демографические императивы модернизации высшего образования России
 
В. В. ЕЛИЗАРОВ
Демографическая ситуация в России, несмотря на некоторое улучшение, наблюдаемое последние годы, остается весьма сложной. Продолжается сокращение численности населения, прежде всего трудоспособной его части. Из-за продолжающегося старения населения и несколько возросшей рождаемости увеличивается иждивенческая нагрузка на работающее население. Существенно вырос дефицит мест в дошкольных учреждениях, численность школьников упала до минимума, началось быстрое сокращение выпускников школы – потенциальных абитуриентов и студентов ВУЗов.
В условиях кризисного экономического и демографического развития как никогда важно грамотно и полно учесть все особенности сложившейся ситуации в выработке стратегии модернизации и поиске резервов для экономического роста. Так, в частности, необходимы постоянный мониторинг существенных изменений в численности отдельных демографических сегментов, их учет в экономической и социальной политике.
 
Анализ имеющихся демографических данных и перспективные расчеты показывают, что изменение численности отдельных возрастных групп может быть весьма масштабным и специфическим для каждой когорты.
Вот лишь несколько примеров. Численность детей 7 лет (первоклассников) сократилось с 1994 г. по 2006 г. в 2 раза, более, чем на 1,2 млн. человек. Это - почти 50 тыс. классов, 50 тыс. учителей, которых надо было планомерно высвобождать и обучать другим профессиям. Почти вдвое (!) сократилось и число дошкольников. Сейчас же, после 2006 г., наоборот началось увеличение численности 7-летних и число поступающих в первые классы.
Одновременно с сокращением дошкольников шел рост числа старшеклассников, выпускников школ. Численность 17-летних увеличилось за десятилетие (с середины 90-х по 2005 г.) более, чем на 400 тыс. человек (см. рис.1). Число 17-летних, а значит и потенциальных абитуриентов, продолжало расти вплоть до 2005 г. - примерно 2,5 млн. человек). Рос конкурс в вузы, рос спрос на высшее образование (количественный, который принимали за рост престижа высшего образования), росло число негосударственных (платных) вузов и мест в них, росло число студентов.
Рис.1
 
Основная причина своеобразной динамики численности одногодичных возрастных когорт - волнообразное изменение чисел родившихся - заложен в нашем демографическом прошлом (см. рис. 2).
Рис. 2

 

Демографическая волна, имеющая первопричиной спад рождаемости в годы войны, предопределяет с лагом примерно в 25 лет спады и подъемы числа рождений. В то же время анализ и расчеты показывают, что изменения в дожитии и миграционном приросте не оказывают существенного воздействия на тенденцию динамики численности детей и подростков. Положительное сальдо миграции (превышение числа прибывших над убывшими) детей в Россию позволяет полностью компенсировать потери от смертности. Даже относительно низкий миграционный прирост (2-3 тыс. человек на одногодичную возрастную группу) будет практически равен потерям от смертности детей и подростков (0,5-5,0 тыс. человек в разных возрастах в разные годы).
Отклонения от прогнозного числа умерших (при отсутствии масштабных войн, катастроф и эпидемий, изменения границ государства и численности населения) маловероятны. Большие колебания в величине миграционного прироста также не прогнозируются. При прогнозе численности детей и подростков (для уже рожденных одногодичных когорт) ошибка на возрастную когорту в 2 млн. человек не превысит за 15-летний период прогноза 30-50 тыс. человек или около 2 % от прогнозируемой численности той или иной возрастной группы.
Прогноз численности уже рожденных когорт в подростковых и молодежных возрастах может быть довольно точным.
Среднегодовая численность 17-летних возросла с 2 млн.человек в 1991 г. до 2,6 млн. в 2004 г. Но после 2005 г. число 17-летних начало быстро уменьшаться - до 1,8 млн.человек в 2009 г. и до 1,3 млн. человек в 2016 г. (!). Затем ожидается рост до 1,5 в 2020 г. и до 1,8 млн. в 2027.
Численности 18-летних с лагом в год будут в принципе повторять ход динамики 17-летних, численность 19-летних – с лагом в 2 года и т.д.
Численность молодежи в «студенческом» возрасте (среднегодовая численность 17-21-летних) возросла с 9,3 млн. человек в 1990 г. до 12,3 млн. в 2004-2005 гг.(см. рис. 3).Затем начался спад – до 10 млн.человек к 2009 г. и далее продолжится до 6,6 млн. к 2015 г.
Рис.3

 

Разница между входом в эту возрастную группу (численность 17-летних) и выходом (численность 21-летних) была положительной вплоть до 2004-2005 г. В 2005 г. «вход» и «выход» были примерно равными, а после 2006 г. началось нарастание превышения численности 21-летних над численностью 17-летних с максимумом в 700-800 тыс. человек в 2009-2011 гг.. К 2015 г. прогнозируется сокращение разрыва этих возрастных групп до 100 тыс. человек.
Такая динамика порождает комплекс разнообразных последствий и должна быть объектом всестороннего анализа не только демографов, но и экономистов, социологов, политологов. Особенно важен такой учет при выработке стратегии и тактики реформ: в сфере образования, военной, пенсионной и т.д.
Перспективы развития системы высшего образования все более зависят демографических факторов. Понимание этого факта, пусть и с явным опозданием, демонстрирует и руководство Минобрнауки.
«Сегодня ситуация такова, что мы не столько отбираем, сколько ищем людей, которых надо принять в вузы. Это связано с демографией, она меняется катастрофически в худшую сторону. … Мы же не клонируем выпускников школ. У нас в 2009 году было 1 миллион 300 тысяч выпускников 11 класса, а в 2012 году будет 700 тысяч. … Все, у нас пошел резкий спад. Это означает, что найти сильных ребят очень сложно. Просто найти ребят сложно, найти сильных тем более», - сказал министр А.Фурсенко в эфире радиостанции «Эхо Москвы». «Первая проблема – это проблема демографии, как найти, как просто обеспечить должное количество приемов в вузы. …Нет студентов – нет работы для преподавателей. Это отдельная тема, которую тоже надо все время держать в голове», – отметил министр.
Минобрнауки представило в правительство и разослало по федеральным ведомствам расчеты, согласно которым без работы с 2011 по 2015 г. могут остаться около 100 000 преподавателей вузов. Такая проблема действительно есть, она связана с сокращением рождаемости в 1990-х гг., признает пресс-секретарь премьера Дмитрий Песков: «Из-за демографической ямы того времени мы и получим сокращение абитуриентов в ближайшем будущем».[4]
 «Высвобождение» десятков тысяч преподавателей вряд ли позволит их эффективно использовать в других сферах. По мнению проректора Высшей школы экономики Льва Якобсона «…ждать от них большого эффекта не стоит: например, вряд ли многие профессора смогут заниматься исследовательской работой. Отчасти решить проблему безработицы поможет пожилой возраст – часть преподавателей уйдут на пенсию».[5]
Не думаю, что пожилые возраста преподавателей – решение проблемы. И сегодня все большее число преподавателей – перешагнувшие границу пенсионного возраста, но продолжающие работать. Во-первых, они хотят работать, а не жить на маленькую пенсию, во-вторых, их много и они смогут работать еще достаточно долго после достижения 55-60 лет (в 2009 г. «выход» в пенсионные возраста был максимальным за всю нашу историю – прошлую и будущую - !), в-третьих, притока молодежи на смену пожилым преподавателям не наблюдается. Бизнес и госуправление более доходны и перспективны для молодых выпускников ВУЗов.
Планы оптимизации расходов на образование в России могут затронуть и школьных учителей из-за значительного сокращения числа школьников. «…Их число вследствие демографических проблем в ближайшее время существенно не вырастет. Рост начнется не ранее 2015–2016 годов, и для того чтобы выйти на соотношение хотя бы десятилетней давности, нам нужен сегодня 1 миллион учителей. Сейчас их около 1,2 миллионов, то есть потенциал для сокращения — 200 000 человек» - заявил министр А.Фурсенко.[6]
За последние 10 лет число школьников в нашей стране сократилось с 21 млн до 12 млн, сообщил А.Фурсенко, выступая на в апреле 2010 г. в ГУ-ВШЭ на XI Международной конференции по проблемам развития экономики и общества. Он озвучил и другие данные: общее количество школ уменьшилось на 25%, число учителей - на 20%, а средняя наполняемость школ - на 15%. Контингент вузов, напротив, вырос с 4 до 7 млн. человек. Одновременно с ростом числа студентов наблюдался рост числа вузов, особенно негосударственных, увеличение сети филиалов, отметил министр. «Демографическая яма нависла над системой профессионального образования. Еще недавно мы наблюдали аномальный прирост числа студентов... В 2005 году он прекратился, за последние годы количество вузов начало снижаться... По самым оптимистичным расчетам, количество студентов за ближайшие три года уменьшится почти на 2 миллиона. Я в данном случае не являюсь оптимистом. Считаю, что спад будет сильнее. Он продлится, строго говоря, до 2020 года», - заявил А. Фурсенко.[7]
Похоже, к двум традиционным российским бедам «дураки и дороги», добавилось и третье «д» - демография. Ссылки на «демографию» (вообще-то, демография - это наука, а не беда, проблема, катастрофа и т.п.), «демографическую яму», «демографические проблемы», как на некие объективные обстоятельства, независящие от власти, стали популярным оправданием некомпетентности управления в разных сферах (от нехватки мест в детских садах, спада числа школьников и студентов, трудностей комплектования армии до сокращения численности трудоспособного населения, роста числа пенсионеров и многомиллиардного дефицита средств в Пенсионном фонде РФ).  Неумение работать с демографическими данными ведет к запоздалой реакции на появляющиеся проблемы, диспропорции, риски и, соответственно, к неспособности предвидеть заранее, просчитать последствия, предложить механизмы и меры предупреждения кризисных ситуаций.
Являются ли эти оценки и тревожные выводы неожиданностью для специалистов? Отнюдь. Приятно видеть возросший уровень демографической грамотности правительственных чиновников, но кто мешал увидеть нарастание этих проблем раньше, подумать о смягчении последствий, о разработке мер и тактики приспособления к меняющейся ситуации.
Как справедливо отметил проректор ГУ-ВШЭ Л.И.Якобсон, «…Что вузы столкнутся с этой проблемой, было понятно давно, и предлагаемые меры выглядят запоздалыми».[8]
Ровно 10 лет назад, в октябре 2000 г., по инициативе Ректора Института молодежи Игоря Михайловича Ильинского (сейчас – Московский гуманитарный университет) нами был подготовлен прогноз динамики численности потенциальных абитуриентов и студентов для учета в плане развития ВУЗа. Институт молодежи к тому времени перестал быть государственным, перестал получать бюджетные деньги и его выживание и развитие зависело от собственных возможностей заработать платными образовательными услугами. Своих специалистов-демографов в Институте молодежи не было, и И.М.Ильинский обратился за помощью к нашему Центру по изучению проблем народонаселения экономического факультета МГУ. Мы к тому времени уже имели хороший опыт сотрудничества: совместно участвовали в подготовке первого Доклада Комитета по делам молодежи Правительству РФ о положении молодежи в России (1993 г.)[9], а также в большой работе для ЮНЕСКО «Молодежь мира».[10] Став ректором И.М.Ильинский пригласил сотрудников Центра вести занятия по демографии на факультете, готовившем специалистов по социальной работе. Было подготовлено совместное учебное пособие «Основы демографии» (1997 г.).
Дальновидность ректора И.М.Ильинского заслуживает уважения. Надеюсь, наша работа помогла Институту выработать стратегию развития. Институт стал со временем Академией, а затем и Университетом, повысив свой статус и став одним из самых известных и стабильных негосударственных ВУЗов. К тому же И.М.Ильинский возглавляет Союз ректоров негосударственных ВУЗов Москвы и Московской области.
В октябре 2000 г. мы представили ректору результаты нашего исследования.
Привожу ниже основные результаты прогноза десятилетней давности, не изменив ни цифры, ни буквы.
«…Расчеты, прогнозные оценки и диаграммы показывают, что численность заканчивающих школу (среднегодовая численность 17-летних) продолжает возрастать (с 2 млн.человек в 1990 г. до 2,4 млн. в 2000 г. Максимум 17-летних (потенциальные абитуриенты) приходится на 2000-2005 гг. в интервале 2,4-2,5 млн.человек. Затем начнется быстрый спад с 2,5 до 1,5 млн.человек к 2010 г. Численности 18-летних с лагом в год будут в принципе повторять ход динамики 17-летних, численность 19-летних – с лагом в 2 года и т.д.
Численность молодежи в «студенческом» возрасте (среднегодовая численность 17-21-летних) возросла с 9,3 млн.человек в 1990 г. до 11,1 млн. в 1999 г. и продолжает возрастать. Максимум 17-21-летних будет в 2004-2005 гг. – около 12,3 млн.человек. Затем начнется быстрый спад с 12,3 до 9,5 млн.человек к 2010 г. и далее до 6,7 млн. к 2015 г.
Разница между входом в эту возрастную группу (численность 17-летних) и выходом (численность 21-летних) будет положительной вплоть до 2004 г., в 2005 г. «вход» и «выход» будут равными, а потом начнется нарастание превышения численности 21-летних над численностью 17-летних с максимумом в 700-800 тыс.человек в 2009-2011 гг. К 2015 г. прогнозируется сокращение разрыва этих возрастных групп до 100 тыс.человек.
Рост численности 18-летних юношей (потенциальные призывники на действительную военную службу) с 1 млн.человек в 1990 г. до 1,1 млн. в 1998 г. и дальнейшая тенденция к росту до 1,2 – 1,25 млн. человек в 2001-2006 гг. создают благоприятные условия для сохранения «отсрочки» - льгот для студентов призывного возраста. После 2007 г. спад численности 18-летних юношей будет весьма ощутимым (примерно на 100 тыс. в год) вплоть до 600-650 тыс. в 2015 гг. и далее.
Сопоставление демографических данных с данными о численности студентов, приеме и конкурсе позволяет сделать вывод, что если сохранится прирост приема в ВУЗы, то через несколько лет конкурс упадет до 1, а число потенциальных абитуриентов может сравняться с числом мест в ВУЗах.
Такой прогноз-предостережение должен быть учтен в планах развития вузовской системы в целом и каждого конкретного ВУЗа. Поскольку прием иностранных студентов незначителен и имеет тенденцию к сокращению, то планирование развития ВУЗов должно опираться на учет демографического фактора, определяющего на данном этапе перспективы изменения числа абитуриентов и студентов».
Подробная статистическая и аналитическая информация была представлена в таблицах и на графиках. Один из графиков приведен ниже (см. рис. 4). Прогноз-экстраполяция (по данным по 1999 г. включительно) предусматривал возможный рост приема студентов, но с некоторым замедлением роста после 2000 г. В итоге получалось, что прием может достигнуть 1,7 млн. человек в год (!) к 2008 г. Предполагалось, что произойдет насыщение, что предложение приблизится к спросу, что приросты приема будут год от года становиться все меньше, и что рост приема к 2009 г. прекратится.
 
Рис.4
 
Полученные результаты и выводы были позже использованы в статье «Демографическое положение России: тенденции и последствия», опубликованной в начале 2002 г. в журнале «Федерализм». В статье, в разделе «Социальная политика и демографическая динамика», предполагалось, что демографические изменения неизбежно приведут к сокращению приема в ВУЗы и даже предлагались некоторые меры по смягчению последствий. Цитирую дословно:
«Резкое снижение набора в вузы, прежде всего в платные, может быть фактором сокращения спроса на услуги платного образования и сделает его нерентабельным. Выход в готовности вузов к адаптации, в маневренности (например, переход к программам второго высшего образования, программам повышения квалификации и подготовки по новым специальностям и т.п.).
Важным фактором повышения спроса на образовательные услуги российских вузов, дополнительной загрузки «образовательных мощностей», могла бы стать программа привлечения абитуриентов-иностранцев (в первую очередь, из стран СНГ), как русскоязычных, так и всех, желающих получить высшее образование на русском языке. Эта программа могла бы иметь статус межгосударственной. Ее взаимовыгодность очевидна.
По нашей оценке Россия могла бы постепенно увеличить прием иностранных студентов до 100-150 тыс. в год (в перспективе - до 200 тыс.). Привлекательность учебы в российских вузах (качество образования, русский язык, умеренная плата) могла бы подкрепляться льготными условиями оплаты (кредиты, скидки, гранты). Стимулирование учебной миграции в Россию, решало бы не только проблему поддержки отечественной высшей школы, но и давало бы шанс увеличить наш миграционный прирост (какая-то часть студентов будет вступать в брак и выбирать Россию в качестве страны постоянного проживания)».[11]
Последним обращением к этой теме для меня были интервью, опубликованные в журнале «Платное образование» в начале 2003 г. и в «Российской научной газете» (26 февраля 2003 г.), где говорилось о том, что «…прием в вузы за семь лет увеличился более, чем на 800 тысяч новых мест, и их число принимаемых продолжает расти», что «…по прогнозам демографов, уже через восемь-десять лет число выпускников школ и вакантных мест в российских вузах сравняются», что «…неутешительный для вузов (но не для будущих абитуриентов) прогноз предъявляет новые требования к политике вузов по приему студентов». В 2002 г. в ВУЗы было принято более 1,5 миллиона студентов (в 1995 г. – 681 тыс.).  Дальнейшее увеличение приема не было оправдано потребностями в специалистах. Я предполагал в интервью, что грядущее сокращение приема и числа студентов может быть очень болезненным:  «…Сворачивание системы российского высшего образования - это сокращение не только преподавательского состава, но и научных школ».
 Демографическая составляющая прогноза показывала, что после 2009 г. максимальное число потенциальных новых абитуриентов (условно – это 100% 17-летних – допущение, не имеющее под собой реальной основы) может стать меньше, чем прием в ВУЗы.[12] Тогда казалось, что такая абсурдная ситуация невозможна, что рационализм руководителей ВУЗов и образовательной отрасли в целом позволит заранее увидеть демографические риски, плавно остановить рост приема и приступить к столь же плавному сокращению, прежде всего в негосударственных ВУЗах, обучающих студентов только на платной основе. В противном случае ВУЗы могла ожидать судьба финансовых пирамид. Сокращение притока студентов и денег неминуемо приведет к коллапсу, сначала финансовому, а затем и кадровому. Не все ВУЗы выживут в конкурентной борьбе за абитуриентов и средства, которые они готовы заплатить за учебу. Это угроза не только негосударственным ВУЗам. Многие государственные, увеличив за последнее десятилетие число платных мест, так же «подсели» на дополнительные доходы, приносимые «платниками».
Наш прогноз оправдался. Максимальная численность 17-летних пришлась на начало 2004 г. - около 2,6 млн. человек. В этом же году было отмечено максимальное число принятых на очное отделение – 841 тыс. студентов. Но уже с 2005 г. оно стало снижаться и в 2008 г. составило 727 тыс. человек., сократившись на 114 тыс. или на 14 %.[13]
В 2009 г. аттестат об основном общем образовании[14] получили 1234 тыс. выпускников (91,9% к уровню 2008 г.; 63,5% к 2005 г.).[15] Были приняты в государственные и муниципальные образовательные учреждения среднего профессионального образования 666,6 тыс. человек (99,5% к 2008 г.).
Аттестат о среднем (полном) общем образовании получили в 2009 г. всего 886 тыс.человек (на 102 тыс. или на 18,6% меньше, чем в 2008 г.; на 580 тыс. или на 39,6% меньше, чем в 2005 г.).[16] При этом численность 16-летних на начало 2009 г. (т.е. тех кто достигает 17-летия в 2009 г.) составила 1,685 млн.чел. - на 0,8 млн. человек меньше, чем в 2004 г.[17] Получается, что число завершивших полное среднее образование (что дает право на поступление в ВУЗ) составило в 2009 г. только около 53% от численности 17-летних (заканчивать школу могут и те, кому в год окончания школы и поступления в ВУЗ может исполниться 15,16, и 18 лет – но таких меньшинство).
Прием в государственные и муниципальные учреждения высшего профессионального образования в 2009 г. составил 1329,6 тыс.человек и сократился в сравнении с 2008 г. на 33,1 тыс.человек (на 2,4%) в основном за счет студентов, принятых на дневную форму обучения (сокращение составило 20,2 тыс.человек, или 3,0%)[18].
При этом прием в негосударственные ВУЗы в 2009 г. составил 214,6 тыс. человек и сократился сразу на 64,4 тыс.человек (на 23,1%).[19] Существенное падение – почти на четверть за год - и, видимо, болезненное для многих ВУЗов.[20] В результате доля принятых в негосударственные ВУЗы в общем приеме уменьшилась на 3,1 процентного пункта и составила 13,9%.
Рост приема студентов продолжался до 2007 г., и только с 2008 г. начался небольшой спад – на 40 тыс. по сравнению с 2007 г. При этом сокращение приема в 2009 г. составило уже почти 100 тыс. (См. табл.1).
Общая численность студентов, достигнув максимума в 2008 г. (7513 тыс.человек), в 2009 г. сократилась - на 94 тыс., что обусловлено сокращением приема на 98 тыс. человек. Сокращение продолжится и дальше.
Табл.1
      Динамика показателей системы высшего образования
 
Годы
 
2004
 
2005
 
2006
 
2007
 
2008
 
2009
2008
в % к
2007
2009
в % к
2008
Все высшие учебные заведения
 
 
 
 
 
 
 
 
Число учебных заведений, единиц
1071
1068
1090
1108
1134
1114
102,3
98,2
Численность студентов, тыс.человек
6884
7064
7310
7461
7513
7419
100,7
98,7
Прием, тыс.человек
1659
1640
1658
1682
1642
1544
97,6
94,0
        в т.ч.: на очное отделение
841
831
826
798
727
707
91,1
 
на вечернее отделение
87
86
81
75
71
-
94,7
 
Выпуск, тыс.человек
1076
1151
1255
1336
1358
1442
101,6
106,2
Государственные и муниципальные учреждения высшего профессионального образования
 
 
 
 
 
 
 
 
Число учебных заведений, единиц
662
655
660
658
660
662
100,3
100,3
Численность студентов, тыс.человек
5860
5985
6133
6208
6215
6136
100,1
98,7
Прием, тыс.человек
1384
1372
1377
1384
1363
1330
98,5
97,6
Выпуск, тыс.человек
930
978
1056
1109
1125
1167
101,4
103,7
Негосударственные учреждения высшего профессионального образования
 
 
 
 
 
 
 
 
Число учебных заведений, единиц
409
413
430
450
474
452
105,3
95,4
Численность студентов, тыс.человек
1024
1079
1177
1253
1298
1283
103,6
98,8
Прием, тыс.человек
275
268
281
298
279
215
93,6
76,9
Выпуск, тыс.человек
146
173
199
227
233
276
102,6
118,1
Примечание: выделены фоном позиции, по которым началось сокращение показателей.
 
 
Прием на обучение в государственные и муниципальные ВУЗы за счет бюджетов всех уровней составил в 2009 г. 559,8 тыс.человек и сократился по сравнению с 2008 г. на 1,0 тыс.человек, или на 0,2%.[21] При этом принятые на обучение за бюджетный счет составили меньшую часть приема 2009 г. – 42,1% от зачисленных, но при этом их доля немного подросла – на 0,9 процентных пункта. Число студентов, принятых с полным возмещением затрат на обучение, сократилось сразу на 32 тыс.человек или на 4% и составило 57,9% от общего числа принятых, уменьшившись на те же 0,9 процентного пункта.[22] Можно предположить, что и далее число и доля оплачивающих свою учебу будут уменьшаться. Подтверждается гипотеза, что уменьшение приема сократит в большей степени число «платников» и приток денег за обучение.
В прогнозе, сделанном 10 лет назад, мы полагали, что сокращение числа абитуриентов при сохранении или более медленном снижении размеров приема, приведет к существенному снижению конкурса в ВУЗы, прежде всего на «бюджетные» места. Однако имеющиеся данные этого не показывают.
Рис.5
Конкурс на вступительных экзаменах в государственных и
муниципальных
высших учебных заведениях
(на 100 мест подано заявлений о приеме)
 
 
Одна из причин – значительное увеличение приема в негосударственные вузы и на заочные отделения. Все, кому не лень, у кого есть деньги на оплату обучения, имеют большой шанс на поступление, иногда без экзаменов, по результатам собеседования. Те, кто еле-еле осилил школьную программу, кто ранее и не думал о получении высшего образования, в том числе, и немалое число не способных к обучению на этом уровне образования, подавали заявления и становились студентами.
В итоге, если в 1995/96 гг. в России на 10000 населения приходилось 188 студентов, то в 2008/09 гг. – 529. Рост показателя в 2,8 раза (!). При этом число студентов в государственных ВУЗах выросло за этот период со 179 до 438 на 10000 населения, или почти в 2,5 раза, а в негосударственных – с 9 до 91 на 10000 населения, или более, чем в 10 раз.[23] Прежде всего за счет поступивших на платные отделения.  Несмотря на существующий «отсев» обучающихся, выпуск специалистов, закончивших ВУЗы, увеличился с 27 до 79 на 10000 населения, или почти в 3 раза.[24]  Данные будущей переписи населения (октябрь 2010 г.) наверняка покажут увеличение лиц с высшим образованием в населении. Правильней сказать – не с образованием, а с дипломами о высшем образовании.
Другая причина - возможность повторного счета при подаче заявлений о приеме и документов, включая результаты Единого государственного экзамена (ЕГЭ), одновременно в несколько ВУЗов или факультетов. Это запутало ситуацию с конкурсом. Число поступающих по результатам ЕГЭ в государственные и муниципальные ВУЗы растет. Так в 2009 г. было принято 628,2 тыс.человек, что превышает аналогичный прием 2008 г. на 62,2 тыс.человек, или на 11,0%.[25] При этом было допущено к экзаменам 827,1 тыс. выпускников, сдавало 818,5 тыс., сдало ЕГЭ по русскому языку и по математике примерно равное количество - около 806 тыс. человек.[26] Т.е. из сдавших ЕГЭ поступило в ВУЗы около 78%. Для большей корректности можно сказать, что это - соотношение (примерно 4 к 5) между сдавшими ЕГЭ и поступившими по результатам ЕГЭ. Даже если предположить, что пытались поступить большинство, доля поступивших по результатам ЕГЭ школьников в государственные ВУЗы очень высока. От общего числа поступивших в 2009 г. в государственные ВУЗы эта категория абитуриентов составила более 47%.
Данные о приеме в ВУЗы, численности студентов и выпуске специалистов, необходимо также рассматривать по видам обучения (см. табл.2). Анализируя данные в динамике за длительный период мы можем увидеть, что прием на очные отделения ВУЗов вырос с 1995 по 2008 гг. на 304 тыс.человек или на 72%. Прием на заочные отделения вырос за этот же период на 600 тыс.человек – в 3,85 раза (!).
Табл.2
     Прием в высшие учебные заведения по видам обучения
(тысяч человек)
 
 
 
 
годы
Принято
студентов
- всего
в том числе на отделения
очные
на очные, в % ко всем принятым
очно-заочные (вечерние)
заочные
экстернат
Все высшие учебные заведения
 
 
 
 
 
 
1995
681,0
423,1
62,1
44,6
210,3
3,0
2000
1292,5
687,5
53,2
81,9
503,4
19,7
2005
1640,5
830,7
50,6
86,1
688,6
35,1
2008
1641,7
727,2
44,3
71,4
810,0
33,1
прирост
960,7
304,1
 
 
599,7
 
в%
100%
31,7%
 
 
62,4%
 
Государственные и муниципальные высшие учебные заведения
 
 
 
 
 
 
1995
628,6
402,9
64,1
39,2
186,4
0,1
2000
1140,3
621,9
54,5
69,1
429,8
19,5
2005
1372,5
746,4
54,4
66,1
530,2
29,8
2008
1362,7
667,4
49,0
56,7
611,5
26,9
прирост
734,1
264,5
 
 
425,1
 
в%
100%
36,0%
 
 
57,2%
 
Негосударственные высшие учебные заведения
 
 
 
 
 
 
1995
52,4
20,2
38,5
5,4
23,9
2,9
2000
152,2
65,6
43,1
12,8
73,6
0,2
2005
268,0
84,3
31,5
20,0
158,4
5,3
2008
279,0
59,7
21,4
14,7
198,4
6,1
прирост
226,6
39,5
 
 
174,5
 
в%
100%
17,4%
 
 
77,0%
 
 
Доля студентов, принятых на очное обучение, сократилась с 62,1% в 1995 г. до 44,3% в 2008 г., в то время как доля принятых на заочное обучение выросла за этот же период с 30,9% до 49,3%. Принятые на заочные отделение и экстернат составили в 2008 г. более половины всех студентов-первокурсников. Такого никогда не было в истории высшей школы.
Из общего прироста приема студентов на очное обучение пришлось 31,7%, а на заочное – 62,4%. При этом прирост числа заочников среди принятых в государственных ВУЗах составил 57,2%, а в негосударственных – 77,0%.
Итак львиная доля прироста поступления в ВУЗы приходится на заочную форму обучения. С одной стороны, это расширяет возможность получения высшего образования, для тех, кто не может учиться с отрывом от производства, в том числе и для тех, кто не может оплачивать значительно более дорогое очное обучение. Прием на заочное обучение менее зависим от демографической волны, от численности выпускников средней школы, позволяет продолжить образование не только молодежи, но и людям среднего возраста. Заочники, как правило, люди более взрослые и, подчас, более мотивированные в получении знаний и диплома.
С другой стороны, заочное обучение не может обеспечить получение студентом равных с дневным обучением знаний, умений, компетентностей. «Второсортность» заочного обучения очевидна, хотя и не повсеместна.
Сокращение приема и числа заочников будет идти скорее всего медленнее, чем сокращение приема и студентов дневного обучения. В тоже время, ВУЗы которые не смогут пережить спада основного контингента абитуриентов-очников – выпускников средней школы, не смогут сохранить и заочное и иные формы обучения.
В заключение - о динамике выпуска специалистов с высшим образованием. Выпуск, завершивших обучение в ВУЗах, в последние годы рос, вслед за приемом. В 2009 г. он составил 1442 тыс.человек, что было на 366 тыс. или на 34% больше, чем в 2004 г. Очевидно, что немалая часть дипломов – лишь документ об обучении, но не доказательство профессионализма и компетентности его обладателя. По прежнему значительная часть выпускников ВУЗов не собирается работать по специальности, указанной в дипломе.
Но резервы роста исчерпаны и впереди неизбежное сокращение выпуска дипломированных специалистов. В этих условиях возрастает значение грамотной оценки потребности в кадрах разных профилей, чтобы не допустить их дефицита в ближайшем будущем. Особенно это касается социально значимых профессий.
 Например, с учетом демографической динамики в ближайшей перспективе будет расти потребность в специалистах по дошкольному образованию, учителях для младших классов, во врачах-педиатрах. Из данных табл. 3 видим, что наименьшая по численности 5-летняя возрастная группа – дети 10-14 лет. Численность же возрастной группы 0-4 года – на 1,4 млн. больше. Системы детского здравоохранения и образования должны уметь «сопровождать» столь разные по численности возрастные когорты. Для этого они должны быть обеспечены соответствующим количеством врачей и учителей.
                                                                                    Табл.3
Численность детей и молодежи
                                                                 тыс.человек
Возраст
на 1 января 2009 г.
на 1 января 2010 г.
0-4
 7692
 7956
5-9
 6643
 6881
10-14
 6757
 6564
15-19
 9261
 8496
20-24
12573
12256
25-29
11893
12257
 
Приведенные в таблице данные показывают, что многочисленное (24,5 млн.человек) поколение 80-х годов, тех, кому сейчас 20-29 лет в течение 10 лет сменит поколение 90-х, численность которого (чуть более 15 млн.человек) с учетом прогнозируемых потерь будет на 9,5 млн. меньше.
Из анализа старших возрастных групп следует, что в среднесрочной и долгосрочной перспективе будет расти потребность в геронтологах, в социальных работниках для помощи увеличивающемуся числу старых людей и инвалидов и т.д.
По-прежнему не хватает хороших техников и инженеров для обрабатывающей, легкой и пищевой промышленности, для машиностроения и высокотехнологичных производств.
Государство должно подумать о госзаказе на нужных стране специалистов, не менее важных для будущего страны, чем специалисты по нанотехнологиям, биоинженерии, IT и прочим направлениям, определяющим научно-технический прогресс. В условиях начавшегося сокращения численности трудоспособного населения возрастает важность сокращения заболеваемости, инвалидности и смертности населения трудоспособных возрастов, в первую очередь, снижения мужской сверхсмертности, предопределяющей огромные демографические и экономические потери.
И конечно нужны балансы трудовых ресурсов в территориальном и профессиональном разрезе, учитывающие демографические изменения, а также объективная оценка потребности в привлечении иностранной рабочей силы.
Впереди нас ждет неизбежное сокращение числа абитуриентов, затем сокращение общего числа студентов, сокращение доходов ВУЗов от платного образования, сокращение части неконкурентоспособных ВУЗов, уменьшение численности преподавателей, уже планируемое Минобрнаукой.
Планы развития вузовской системы в целом и каждого конкретного вуза должны опираться на учет демографических факторов, определяющих сегодняшнее состояние и перспективы изменения числа абитуриентов и студентов.
Сегодня как никогда ранее важна демографическая экспертиза всех принимаемых социально-экономических решений, стратегий  и программ, в том числе и связанных с образовательными реформами – о необходимости такой экспертизы уже не одно десятилетие говорят демографы со всех доступных им трибун. Однако идея демографической экспертизы так и остается пока благим пожеланием небольшого (и убывающего) отряда специалистов по проблемам народонаселения и, увы, пока полноценно не востребована властями – ни законодательной, ни исполнительной.
 
 
 
 


[1]Авторский вариант. Опубликовано с небольшими сокращениями в монографии: Проблемы модернизации высшего образования в России: Монография. М.: МАКС Пресс, 2010. – 292 с. (Глава 10, с.217-235).
[2] Фурсенко: Число студентов к 2012 году сократится вдвое // Взгляд, 3 января 2010 г. - http://www.vz.ru/news/2010/1/3/363754.html
[3] Там же.
[4] Некого учить // Ведомости, 11 июня 2010 г. - http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/2010/06/11/237229
[5] Там же.
[6] Фурсенко считает целесообразным уволить 200 тысяч учителей в России // Труд, 7 сентября 2010 г. - http://www.trud.ru/article/07-09-2010/249845_fursenko_schitaet_tselesoobraznym_uvolit_200_tysjach_uchitelej_v_rossii.html
[7] Фурсенко: Количество студентов за три года уменьшится почти на 2 миллиона. - http://www.asi.org.ru/asi3/rws_asi.nsf/va_WebPages/B57F8B8AE5A81DE4C32576FF003E2AAARus
[8] Некого учить // Ведомости, 11 июня 2010 г. - http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/2010/06/11/237229
[9] См.: Молодежь России: тенденции, перспективы. Под ред. И.Ильинского и А.Шаронова. - М.: Молодая гвардия. 1993.
[10] См.: Молодежь планеты. М., Институт молодежи, 1999 (рук.авт.коллектива Ильинский И.М.).
[11] Елизаров В.В. Демографическое положение России: тенденции и последствия // «Федерализм», 2002, №1. С.170-171.
[12] При этом число получающих полное среднее образование заведомо меньше числа ровесников (кто-то и 9 классов с трудом осилил), не все закончившие средние школы хотят и способны продолжать обучение в высшей школе, да и молодых призывников, не имеющих отсрочки, ждет по достижении 18-летия служба в армии.
[14] Завершившие основное общее образование вправе продолжить обучение на ступенях среднего (полного) общего, начального или среднего профессионального образования.
[15]См.: http://www.gks.ru/bgd/regl/b09_01/IssWWW.exe/Stg/d12/3-5.htm
[16]Там же.
[17] Дети в России. 2009. Стат.сб. / ЮНИСЕФ, Росстат. М., 2009. С.10.
[18] См.: http://www.gks.ru/bgd/regl/b09_01/IssWWW.exe/Stg/d12/3-5.htm
[19] Там же.
[20] Конкретный пример. С 2000 г. я преподаю демографию студентам факультета социальной работы Московского гуманитарного университета (профессор кафедры социальной политики на полставки). До 2005 г. у меня было три группы дневного отделения, потом две, с 2009 г. – одна (!). Пришлось перейти на четверть ставки из-за сокращения учебной нагрузки.
 
[21] См.: http://www.gks.ru/bgd/regl/b09_01/IssWWW.exe/Stg/d12/3-5.htm
[22] Там же.
Елизаров Валерий Владимирович


 
Новости
25.10.2017
24 октября 2017 г. в актовом зале Московского гуманитарного университета состоялось торжественная церемония награждения лауреатов Международной Бунинской премии, которая в этом году проводилась в номинации «поэзия». Приветствие участникам и лауреатам Бунинской премии 2017 года направил министр культуры РФ В. Р. Мединский, в котором он, в частности, отметил, что «за годы своего существования Бунинская премия по праву заслужила авторитет одной из наиболее престижных наград в области русской литературы. Среди её лауреатов значатся имена по-настоящему видных поэтов и прозаиков, наших с вами современников. Отрадно, что в России получают развитие столь важные общественные инициативы, нацеленные на популяризацию чтения, на усиление позиций русского языка».
20.10.2017
17 октября 2017 г. состоялось заседание Жюри Бунинской премии под председательством члена Президиума Союза писателей России, лауреата литературных премий Бориса Николаевича Тарасова. Подведены итоги конкурса, который в 2017 г. проводился в номинации «поэзия». 24 октября в конференц-зале Московского гуманитарного университета состоится торжественная церемония, на которой Председатель Попечительского совета Бунинской премии, член Союза писателей России, ректор университета профессор Игорь Михайлович Ильинский вместе с членами Жюри вручит заслуженные премии новым лауреатам.
30.09.2017
Попечительский совет Бунинской премии, возглавляемый известным ученым и общественным деятелем, ректором Московского гуманитарного университета, профессором, членом Союза писателей России, членом бюро Академии российской словесности Игорем Михайловичем Ильинским, рассмотрел результаты экспертизы произведений, поступивших на конкурс 2017 года. На основе экспертных заключений, выполненных видными специалистами в области литературоведения из ведущих академических институтов и вузов страны (Литературный институт им. А. М. Горького, Институт мировой литературы им. А. М. Горького, Государственный институт русского языка им. А. С. Пушкина, Московский педагогический государственный университет, Петрозаводский государственный университет, Государственный социально-гуманитарный университет и др.), определен «короткий список».
04.08.2017
27 июля 2017 г. состоялось заседание Попечительского совета Бунинской премии, на котором был утвержден «длинный список» литературных произведений, поступивших на конкурс. В этом году Бунинская премия будет вручена за лучшие произведения в области поэзии и поэтического перевода. Попечительский совет поручил Оргкомитету конкурса обеспечить проведение первичной и вторичной экспертизы присланных работ.