Система военно-патриотического воспитания накануне и в начальный период Великой Отечественной войны

Система военно-патриотического воспитания
накануне и в начальный период
Великой Отечественной войны
 
Е. В. Бодрова,
доктор исторических наук, профессор
 
 
 
Интерес к проблемам патриотизма в исторической науке был всегда велик. И это естественно: присматриваясь к новым поколениям, человечество стремилось осмыслить свое прошлое и определить будущее. Актуальность формирования патриотического сознания еще более усиливается в переломные моменты развития нации и государства, когда возникает необходимость в широком распространении объединяющей идеи, аккумулирующей высшие ценности Отечества, в людях, способных выражать эти идеалы и бороться за их утверждение.
Теоретические основы военно-патриотического воспитания Советской России были выработаны еще в годы Гражданской войны и в первые послевоенные годы. Они вытекали из существующей тогда международной обстановки, борьбы против внутренней и внешней контрреволюции, военной стратегии государства, военного строительства и базировались на четких классовых позициях, приверженности идее мировой революции. В годы довоенных пятилеток в базовые основы воспитания были внесены незначительные изменения, усилена их идеологическая направленность, связанная с курсом на отрицание сотрудничества с окружающим миром, субъективными трактовками происходящих событий в мире, созданием «образа врага», культивированием идеи особого советского патриотизма. Это позволило ряду исследователей говорить о милитаризации общественного сознания в предвоенные годы.
В мае 1941 г. разрабатывается проект постановления ЦК ВКП(б) о необходимости активизации военной пропаганды на страницах газет, о выделении Политуправлением политической пропаганды Красной Армии лучших военных пропагандистов для чтения лекций, о подготовке и выпуске в свет военной библиотечки. Было принято решение включить в учебный план Высшей партийной школы, Высшей школы парторганизаторов и Ленинских курсов при ЦК ВКП(б) военное дело, отведя на этот предмет 120 часов (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 125. Д. 28. Л. 31).
В то же время изученные документы позволяют сделать вывод о крайне противоречивых рекомендациях, поступающих из центра в этот период и дезориентирующих как местные властные структуры, так и широкие массы населения. Допущенное в предвоенные годы преувеличение мощи Красной армии, недооценка сил противника, морально-политической стабильности его тыла деформировали общественное сознание населения и дезориентировали его. Эта дезорганизация усугублялась известным Договором о дружбе с Германией, когда политические конъюнктурные соображения дезавуировали принципиальную оценку фашизма, реакционности его идеологии и морали. Вместе с тем активная духовно-идеологическая и оборонно-массовая работа, ориентированная на формирование у представителей всех наций и народностей, социальных групп чувства патриотизма в рамках единой Родины — Советского Союза, а также интернационализма, не могла не дать значительных результатов. Более того, именно эта повседневная воспитательная деятельность, наряду с репрессивной практикой и ежедневной информацией населения о «трудовых успехах советского народа в строительстве социализма», формировала у людей готовность с оружием в руках встать на защиту завоеваний социализма в случае военной опасности или нападения врага.
В работе по усилению патриотизма на местах старались учесть не только указания центра, но и историческое региональное, национальное своеобразие, семейно-бытовые обычаи и традиции. Для молодежи проводились собрания, доклады и беседы по истории края, о красоте родных мест, по истории совместной борьбы русского и местных народов против поработителей, возрождались традиционные народные состязания, соревнования в силе и ловкости. На Северном Кавказе, например, где всегда существует уважение к пожилым людям и их мнению, традиция советоваться со старшими, — их вовлекали в массовую работу с населением. Старики выступали на массовых митингах и собраниях, встречались с жителями горных и равнинных районов. Они сыграли большую роль в развитии патриотического движения, объявляя на многолюдных собраниях по всему региону о необходимости быть на страже Родины (подробнее см.: Бердиев З. П. Формирование массового сознания советского народа в предвоенные годы (1936 — июнь 1941 гг. На материалах КАО, ЧАО, КБАССР и Орджоникидзевского края) : автореф. дис. … канд. ист. наук. Карачаевск, 2000. С. 20).
Таким образом, военно-патриотическое воспитание в предвоенный период, вопреки всем искривлениям и упущениям, создало в народе предпосылки для патриотического подъема, который явился одним их истоков героизма и мужества советских людей при защите суверенитета Советского государства в 1941–1945 гг.
Война заставила по-новому сформулировать и обобщить содержание, направления, формы и средства военно-патриотического воспитания. В начале июля 1941 г. Управление пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) опубликовало рекомендации, в которых подчеркивалась необходимость организации циклов лекций, докладов и бесед для разоблачения фашизма, его целей в войне против СССР, прославления подвигов советских воинов на фронтах, передовиков труда в тылу, укрепления единства народов Советского Союза. Управление пропаганды и агитации требовало организовать лекции и беседы о героическом прошлом нашей страны, а также цикл бесед, разъясняющих обязанности советских людей в Великой Отечественной войне (см.: Комков Г. Д. На идеологическом фронте Великой Отечественной. М., 1983. С. 87).
В выступлении И. В. Сталина по радио 3 июля 1941 г. подчеркивалось, что в навязанной нам войне с фашистской Германией решается вопрос о жизни и смерти советского государства, о том — быть народам Советского Союза свободными или впасть в порабощение. Этот тезис являлся одним из важнейших в организации всенародной борьбы против фашизма.
Первостепенной задачей государственных и общественных организаций было всестороннее обоснование и разъяснение освободительного, справедливого характера Великой Отечественной войны, целей защиты социалистического Отечества. Это направление формирования и укрепления патриотического сознания стало прочным стержнем, вокруг которого велась вся работа, направленная на разгром фашизма и освобождение Родины.
Уже в первых выступлениях государственных деятелей нападение Германии на СССР было охарактеризовано как вероломное, война была названа Отечественной, всенародной, великой. Эти традиционные характеристики отражали чувства и настроения большинства народа, его нравственные установки, особенности народной психологии и военное прошлое. В условиях войны каждое подобное официальное высказывание «ожидалось со страстной надеждой», производило очень сильное впечатление на армию и население, крепило веру в себя, в руководство и Красную армию, поднимало жизненный тонус народа (см.: Верт А. Россия в войне 1941–1945. М. : Прогресс, 1967. С. 171 ; Колдуэлл Э. Трудное и героическое лет // За рубежом. 1984. № 43. С. 17).
Справедливость войны против чужеземных захватчиков многократно увеличивала силы, рождала массовый героизм народа. «Меня никогда не покидало ощущение, что то была подлинно народная война, — писал А. Верт, наблюдавший за советскими людьми на протяжении всей войны в качестве английского корреспондента. — Сознание того, что это была их собственная война, было в общем одинаково сильно как у гражданского населения, так и у солдат. Несмотря на то, что жизненные условия были очень тяжелы в условиях всей войны, а в некоторые периоды — поистине ужасны, люди работали так, как никогда прежде им не приходилось работать, работали иной раз до того, что падали и умирали... Дух подлинной патриотической преданности и самопожертвования, проявленный советским народом за эти четыре года, имеет мало подобных примеров в человеческой истории, а история осады Ленинграда (и, в меньшем масштабе, Севастополя) является вообще единственной в своем роде».
Миллионы советских людей восприняли нападение гитлеровцев как агрессию и не сомневались в праведности войны с нашей стороны. И. В. Сталин многократно на протяжении войны призывал оказать помощь народам Европы, порабощенным фашизмом. Но он же подчеркивал, что с нашей стороны не будет никакого вмешательства в дела других государств. Характер войны советского народа и политика руководства объективно соответствовали извечному стремлению соотечественников не быть под пятой чужеземных завоевателей, к справедливости и поиску правды, спасения для всего мира, которые были подкреплены социалистической идеологией и практикой 1920–1930-х годов.
На этой морально-психологической основе происходит единение, массовая поддержка партийно-государственного руководства народом. Моральный потенциал общества укреплялся военно-патриотическим воспитанием. С содержательной точки зрения основными направлениями в военные годы были следующие:
— воспитание веры в справедливость войны Советского Союза (разъяснение ленинских идей о защите социалистического Отечества, справедливости характера и целей Советского Союза в войне);
— пропаганда преимуществ советского социалистического строя (ликвидация эксплуатации, руководящая роль Коммунистической партии, рост экономического и оборонного могущества СССР, развитие национальных республик и пр.);
— воспитание на боевых и революционных традициях (история русского народа, исторические герои, полководцы, традиции русской гвардии, учреждение орденов, боевые традиции советского периода, культурно-исторические традиции народов СССР и пр.);
— пропаганда подвигов советских воинов на фронте, героической борьбы в тылу врага (стойкость в боях, отвага, мужество, массовый героизм и пр.);
— воспитание молодежи в процессе военно-физической подготовки, в ходе всенародной помощи фронту, во время массовых военных мобилизаций, в работе с эвакуированными и пр.;
— разоблачение идеологии и политики фашизма (реакционность идеологии и морали фашизма, политики мирового господства, расового превосходства, зверства фашистского оккупационного режима, потери мировой культуры, различие отношения к немецкому народу и к фашистской армии и пр.).
В то же время некоторые исследователи совершенно верно отмечают, что в начальный период войны наблюдался определенный перекос в сторону военно-организаторской работы в ущерб идеологической (см.: Партийные организации Верхней Волги в годы Великой Отечественной войны. Иваново, 1974. Вып. 8. С. 26), что было связано с кризисом предвоенных идеологических стереотипов, о которых говорилось выше: во-первых, абсолютизировалась военная мощь страны, боевой потенциал Красной армии, а утверждение, что любой враг будет немедленно уничтожен, причем «малой кровью» и на его же территории, приобрело самодовлеющий характер; во-вторых, формировалось представление о «слабости врага»; в-третьих, высказывались ошибочные мнения о морально-политическом состоянии тыла вероятного противника (см., напр.: Василевский А. М. Дело всей жизни. М., 1983. С. 97–98 ; Комков Г. Д. Указ. соч. С. 26 ; Очерки истории идеологической деятельности КПСС. 1938–1961. М., 1986. С. 95–96 ; Советские Вооруженные Силы. Страницы истории. М., 1987. С. 195).
Реальности начального периода войны подвергли жесткому испытанию всю идеологическую и воспитательную работу. Это обстоятельство откровенно признал И. В. Сталин в мае 1945 г. на приеме в Кремле в честь советских полководцев: «У нашего правительства было немало ошибок, были у нас моменты отчаянного положения в 1941–1942 гг., когда наша армия отступала, покидала родные нам села и города ... покидала потому, что не было другого выхода» (Великая Отечественная война Советского Союза. 1941–1945: Краткая история. М., 1984. С. 186). Но это — откровения победителя, а летом и осенью 1941 г. оценка давалась иная. Она убеждает в том, что, уступая ложным предвоенным стереотипам, Совинформбюро в первый месяц войны практически каждодневно сообщало о сдавшихся в плен или перешедших на нашу сторону с оружием в руках немецких, финских, румынских военнослужащих, преуменьшая наши потери.
Однако постепенно военно-патриотическое воспитание обретало адекватные историческим условиям содержание и соответствующие формы. Многочисленные факты и документы, свидетельства современников, выводы и оценки аналитиков того времени, принадлежавших к разным военно-политическим союзам и придерживавшихся разной мировоззренческой ориентации, подтверждают, что в сознании и поведении советского народа отразились и проявились как исторические традиции единения и сплочения в борьбе против захватчиков, так и новые социальные ценности, сформировавшиеся и утвердившиеся в советский период.
В целом же война с фашистскими захватчиками в многообразных формах проявила высоту и силу патриотизма многонационального советского народа, показала эффективность системы военно-патриотического воспитания, которая опиралась на непринятие чужеземного ига подавляющей частью советских граждан, чувства общей беды и общей судьбы, стремление к свободе и безопасности. Моральный потенциал народа, нравственные категории: героизм, патриотизм, мужество, стойкость, братство, сознательная дисциплина, готовность отдать все силы, а если потребуется и жизнь — приобрели решающую роль в войне.
 
Бодрова Елена Владимировна


 
Новости
25.10.2017
24 октября 2017 г. в актовом зале Московского гуманитарного университета состоялось торжественная церемония награждения лауреатов Международной Бунинской премии, которая в этом году проводилась в номинации «поэзия». Приветствие участникам и лауреатам Бунинской премии 2017 года направил министр культуры РФ В. Р. Мединский, в котором он, в частности, отметил, что «за годы своего существования Бунинская премия по праву заслужила авторитет одной из наиболее престижных наград в области русской литературы. Среди её лауреатов значатся имена по-настоящему видных поэтов и прозаиков, наших с вами современников. Отрадно, что в России получают развитие столь важные общественные инициативы, нацеленные на популяризацию чтения, на усиление позиций русского языка».
20.10.2017
17 октября 2017 г. состоялось заседание Жюри Бунинской премии под председательством члена Президиума Союза писателей России, лауреата литературных премий Бориса Николаевича Тарасова. Подведены итоги конкурса, который в 2017 г. проводился в номинации «поэзия». 24 октября в конференц-зале Московского гуманитарного университета состоится торжественная церемония, на которой Председатель Попечительского совета Бунинской премии, член Союза писателей России, ректор университета профессор Игорь Михайлович Ильинский вместе с членами Жюри вручит заслуженные премии новым лауреатам.
30.09.2017
Попечительский совет Бунинской премии, возглавляемый известным ученым и общественным деятелем, ректором Московского гуманитарного университета, профессором, членом Союза писателей России, членом бюро Академии российской словесности Игорем Михайловичем Ильинским, рассмотрел результаты экспертизы произведений, поступивших на конкурс 2017 года. На основе экспертных заключений, выполненных видными специалистами в области литературоведения из ведущих академических институтов и вузов страны (Литературный институт им. А. М. Горького, Институт мировой литературы им. А. М. Горького, Государственный институт русского языка им. А. С. Пушкина, Московский педагогический государственный университет, Петрозаводский государственный университет, Государственный социально-гуманитарный университет и др.), определен «короткий список».
04.08.2017
27 июля 2017 г. состоялось заседание Попечительского совета Бунинской премии, на котором был утвержден «длинный список» литературных произведений, поступивших на конкурс. В этом году Бунинская премия будет вручена за лучшие произведения в области поэзии и поэтического перевода. Попечительский совет поручил Оргкомитету конкурса обеспечить проведение первичной и вторичной экспертизы присланных работ.