Система военно-патриотического воспитания накануне и в начальный период Великой Отечественной войны

Система военно-патриотического воспитания
накануне и в начальный период
Великой Отечественной войны
 
Е. В. Бодрова,
доктор исторических наук, профессор
 
 
 
Интерес к проблемам патриотизма в исторической науке был всегда велик. И это естественно: присматриваясь к новым поколениям, человечество стремилось осмыслить свое прошлое и определить будущее. Актуальность формирования патриотического сознания еще более усиливается в переломные моменты развития нации и государства, когда возникает необходимость в широком распространении объединяющей идеи, аккумулирующей высшие ценности Отечества, в людях, способных выражать эти идеалы и бороться за их утверждение.
Теоретические основы военно-патриотического воспитания Советской России были выработаны еще в годы Гражданской войны и в первые послевоенные годы. Они вытекали из существующей тогда международной обстановки, борьбы против внутренней и внешней контрреволюции, военной стратегии государства, военного строительства и базировались на четких классовых позициях, приверженности идее мировой революции. В годы довоенных пятилеток в базовые основы воспитания были внесены незначительные изменения, усилена их идеологическая направленность, связанная с курсом на отрицание сотрудничества с окружающим миром, субъективными трактовками происходящих событий в мире, созданием «образа врага», культивированием идеи особого советского патриотизма. Это позволило ряду исследователей говорить о милитаризации общественного сознания в предвоенные годы.
В мае 1941 г. разрабатывается проект постановления ЦК ВКП(б) о необходимости активизации военной пропаганды на страницах газет, о выделении Политуправлением политической пропаганды Красной Армии лучших военных пропагандистов для чтения лекций, о подготовке и выпуске в свет военной библиотечки. Было принято решение включить в учебный план Высшей партийной школы, Высшей школы парторганизаторов и Ленинских курсов при ЦК ВКП(б) военное дело, отведя на этот предмет 120 часов (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 125. Д. 28. Л. 31).
В то же время изученные документы позволяют сделать вывод о крайне противоречивых рекомендациях, поступающих из центра в этот период и дезориентирующих как местные властные структуры, так и широкие массы населения. Допущенное в предвоенные годы преувеличение мощи Красной армии, недооценка сил противника, морально-политической стабильности его тыла деформировали общественное сознание населения и дезориентировали его. Эта дезорганизация усугублялась известным Договором о дружбе с Германией, когда политические конъюнктурные соображения дезавуировали принципиальную оценку фашизма, реакционности его идеологии и морали. Вместе с тем активная духовно-идеологическая и оборонно-массовая работа, ориентированная на формирование у представителей всех наций и народностей, социальных групп чувства патриотизма в рамках единой Родины — Советского Союза, а также интернационализма, не могла не дать значительных результатов. Более того, именно эта повседневная воспитательная деятельность, наряду с репрессивной практикой и ежедневной информацией населения о «трудовых успехах советского народа в строительстве социализма», формировала у людей готовность с оружием в руках встать на защиту завоеваний социализма в случае военной опасности или нападения врага.
В работе по усилению патриотизма на местах старались учесть не только указания центра, но и историческое региональное, национальное своеобразие, семейно-бытовые обычаи и традиции. Для молодежи проводились собрания, доклады и беседы по истории края, о красоте родных мест, по истории совместной борьбы русского и местных народов против поработителей, возрождались традиционные народные состязания, соревнования в силе и ловкости. На Северном Кавказе, например, где всегда существует уважение к пожилым людям и их мнению, традиция советоваться со старшими, — их вовлекали в массовую работу с населением. Старики выступали на массовых митингах и собраниях, встречались с жителями горных и равнинных районов. Они сыграли большую роль в развитии патриотического движения, объявляя на многолюдных собраниях по всему региону о необходимости быть на страже Родины (подробнее см.: Бердиев З. П. Формирование массового сознания советского народа в предвоенные годы (1936 — июнь 1941 гг. На материалах КАО, ЧАО, КБАССР и Орджоникидзевского края) : автореф. дис. … канд. ист. наук. Карачаевск, 2000. С. 20).
Таким образом, военно-патриотическое воспитание в предвоенный период, вопреки всем искривлениям и упущениям, создало в народе предпосылки для патриотического подъема, который явился одним их истоков героизма и мужества советских людей при защите суверенитета Советского государства в 1941–1945 гг.
Война заставила по-новому сформулировать и обобщить содержание, направления, формы и средства военно-патриотического воспитания. В начале июля 1941 г. Управление пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) опубликовало рекомендации, в которых подчеркивалась необходимость организации циклов лекций, докладов и бесед для разоблачения фашизма, его целей в войне против СССР, прославления подвигов советских воинов на фронтах, передовиков труда в тылу, укрепления единства народов Советского Союза. Управление пропаганды и агитации требовало организовать лекции и беседы о героическом прошлом нашей страны, а также цикл бесед, разъясняющих обязанности советских людей в Великой Отечественной войне (см.: Комков Г. Д. На идеологическом фронте Великой Отечественной. М., 1983. С. 87).
В выступлении И. В. Сталина по радио 3 июля 1941 г. подчеркивалось, что в навязанной нам войне с фашистской Германией решается вопрос о жизни и смерти советского государства, о том — быть народам Советского Союза свободными или впасть в порабощение. Этот тезис являлся одним из важнейших в организации всенародной борьбы против фашизма.
Первостепенной задачей государственных и общественных организаций было всестороннее обоснование и разъяснение освободительного, справедливого характера Великой Отечественной войны, целей защиты социалистического Отечества. Это направление формирования и укрепления патриотического сознания стало прочным стержнем, вокруг которого велась вся работа, направленная на разгром фашизма и освобождение Родины.
Уже в первых выступлениях государственных деятелей нападение Германии на СССР было охарактеризовано как вероломное, война была названа Отечественной, всенародной, великой. Эти традиционные характеристики отражали чувства и настроения большинства народа, его нравственные установки, особенности народной психологии и военное прошлое. В условиях войны каждое подобное официальное высказывание «ожидалось со страстной надеждой», производило очень сильное впечатление на армию и население, крепило веру в себя, в руководство и Красную армию, поднимало жизненный тонус народа (см.: Верт А. Россия в войне 1941–1945. М. : Прогресс, 1967. С. 171 ; Колдуэлл Э. Трудное и героическое лет // За рубежом. 1984. № 43. С. 17).
Справедливость войны против чужеземных захватчиков многократно увеличивала силы, рождала массовый героизм народа. «Меня никогда не покидало ощущение, что то была подлинно народная война, — писал А. Верт, наблюдавший за советскими людьми на протяжении всей войны в качестве английского корреспондента. — Сознание того, что это была их собственная война, было в общем одинаково сильно как у гражданского населения, так и у солдат. Несмотря на то, что жизненные условия были очень тяжелы в условиях всей войны, а в некоторые периоды — поистине ужасны, люди работали так, как никогда прежде им не приходилось работать, работали иной раз до того, что падали и умирали... Дух подлинной патриотической преданности и самопожертвования, проявленный советским народом за эти четыре года, имеет мало подобных примеров в человеческой истории, а история осады Ленинграда (и, в меньшем масштабе, Севастополя) является вообще единственной в своем роде».
Миллионы советских людей восприняли нападение гитлеровцев как агрессию и не сомневались в праведности войны с нашей стороны. И. В. Сталин многократно на протяжении войны призывал оказать помощь народам Европы, порабощенным фашизмом. Но он же подчеркивал, что с нашей стороны не будет никакого вмешательства в дела других государств. Характер войны советского народа и политика руководства объективно соответствовали извечному стремлению соотечественников не быть под пятой чужеземных завоевателей, к справедливости и поиску правды, спасения для всего мира, которые были подкреплены социалистической идеологией и практикой 1920–1930-х годов.
На этой морально-психологической основе происходит единение, массовая поддержка партийно-государственного руководства народом. Моральный потенциал общества укреплялся военно-патриотическим воспитанием. С содержательной точки зрения основными направлениями в военные годы были следующие:
— воспитание веры в справедливость войны Советского Союза (разъяснение ленинских идей о защите социалистического Отечества, справедливости характера и целей Советского Союза в войне);
— пропаганда преимуществ советского социалистического строя (ликвидация эксплуатации, руководящая роль Коммунистической партии, рост экономического и оборонного могущества СССР, развитие национальных республик и пр.);
— воспитание на боевых и революционных традициях (история русского народа, исторические герои, полководцы, традиции русской гвардии, учреждение орденов, боевые традиции советского периода, культурно-исторические традиции народов СССР и пр.);
— пропаганда подвигов советских воинов на фронте, героической борьбы в тылу врага (стойкость в боях, отвага, мужество, массовый героизм и пр.);
— воспитание молодежи в процессе военно-физической подготовки, в ходе всенародной помощи фронту, во время массовых военных мобилизаций, в работе с эвакуированными и пр.;
— разоблачение идеологии и политики фашизма (реакционность идеологии и морали фашизма, политики мирового господства, расового превосходства, зверства фашистского оккупационного режима, потери мировой культуры, различие отношения к немецкому народу и к фашистской армии и пр.).
В то же время некоторые исследователи совершенно верно отмечают, что в начальный период войны наблюдался определенный перекос в сторону военно-организаторской работы в ущерб идеологической (см.: Партийные организации Верхней Волги в годы Великой Отечественной войны. Иваново, 1974. Вып. 8. С. 26), что было связано с кризисом предвоенных идеологических стереотипов, о которых говорилось выше: во-первых, абсолютизировалась военная мощь страны, боевой потенциал Красной армии, а утверждение, что любой враг будет немедленно уничтожен, причем «малой кровью» и на его же территории, приобрело самодовлеющий характер; во-вторых, формировалось представление о «слабости врага»; в-третьих, высказывались ошибочные мнения о морально-политическом состоянии тыла вероятного противника (см., напр.: Василевский А. М. Дело всей жизни. М., 1983. С. 97–98 ; Комков Г. Д. Указ. соч. С. 26 ; Очерки истории идеологической деятельности КПСС. 1938–1961. М., 1986. С. 95–96 ; Советские Вооруженные Силы. Страницы истории. М., 1987. С. 195).
Реальности начального периода войны подвергли жесткому испытанию всю идеологическую и воспитательную работу. Это обстоятельство откровенно признал И. В. Сталин в мае 1945 г. на приеме в Кремле в честь советских полководцев: «У нашего правительства было немало ошибок, были у нас моменты отчаянного положения в 1941–1942 гг., когда наша армия отступала, покидала родные нам села и города ... покидала потому, что не было другого выхода» (Великая Отечественная война Советского Союза. 1941–1945: Краткая история. М., 1984. С. 186). Но это — откровения победителя, а летом и осенью 1941 г. оценка давалась иная. Она убеждает в том, что, уступая ложным предвоенным стереотипам, Совинформбюро в первый месяц войны практически каждодневно сообщало о сдавшихся в плен или перешедших на нашу сторону с оружием в руках немецких, финских, румынских военнослужащих, преуменьшая наши потери.
Однако постепенно военно-патриотическое воспитание обретало адекватные историческим условиям содержание и соответствующие формы. Многочисленные факты и документы, свидетельства современников, выводы и оценки аналитиков того времени, принадлежавших к разным военно-политическим союзам и придерживавшихся разной мировоззренческой ориентации, подтверждают, что в сознании и поведении советского народа отразились и проявились как исторические традиции единения и сплочения в борьбе против захватчиков, так и новые социальные ценности, сформировавшиеся и утвердившиеся в советский период.
В целом же война с фашистскими захватчиками в многообразных формах проявила высоту и силу патриотизма многонационального советского народа, показала эффективность системы военно-патриотического воспитания, которая опиралась на непринятие чужеземного ига подавляющей частью советских граждан, чувства общей беды и общей судьбы, стремление к свободе и безопасности. Моральный потенциал народа, нравственные категории: героизм, патриотизм, мужество, стойкость, братство, сознательная дисциплина, готовность отдать все силы, а если потребуется и жизнь — приобрели решающую роль в войне.
 
Бодрова Елена Владимировна


 
Новости
12.04.2017
29 марта 2017 г. в Московском гуманитарном университете состоялись II Академические чтения памяти члена Русского интеллектуального клуба Владимира Андреевича Лукова (1948–2014), которые были организованы Институтом фундаментальных и прикладных исследований МосГУ и Русской секцией Международной академии наук (IAS, Инсбрук, Австрия). Участникам чтений была предложена тема «Тезаурусы и тезаурусная сфера».
30.03.2017
Попечительский совет Бунинской премии объявляет конкурс на соискание Бунинской премии 2017 года за лучшие произведения в области поэзии. Бунинская премия учреждена в 2004 году для поддержания лучших традиций русской словесности в современной литературе. Ее освящает имя Ивана Алексеевича Бунина — великого русского писателя и поэта, академика, лауреата Нобелевской премии.
27.12.2016
В Московском гуманитарном университете 8–10 декабря 2016 г. проходила XIII Международная научная конференция «Высшее образование для XXI века». пленарном заседании ректор МосГУ, профессор И. М. Ильинский напомнил постоянным участникам и сообщил новым слушателям цели и задачи этого научного форума. Он сделал краткий экскурс в историю широкого рассмотрения проблем образования во взаимосвязи с проблемами развития человечества и окружающей среды, в которую входит не только природа, но и социум.
07.12.2016
Предлагаем Вашему вниманию Программу XIII Международной научной конференции «Высшее образование для XXI века», которая будет проходить в Московском гуманитарном университете 8–10 декабря 2016 г.