Реформа образования как угроза власти

 

Андрей Фурсов. Реформа образования как угроза власти. - Беседа на Радио России

 
 
[Аудиозапись беседы с Андреем Фурсовым в программе "Особое мнение" (2012/08/31 14:22) ] 
 
Недавно, когда хоронили Сергея Петровича Капицу, очень много вспоминали, в частности, одну из его фраз, которую он написал в 2009 году: "Мы добились, чего хотели. Мы создали страну идиотов". Из уст С.П. Капицы это звучало довольно жёстко. Как можно отнестись к этим словам Сергея Петровича? 

По мнению А. Фурсова, если вспомнить, что "идиот" по-гречески - это человек, который живёт так, как будто окружающего мира не существует, то действительно в результате того обеднения образовательных программ, которое произошло за последние 10 лет в школе, да, мы создаём идиотов. Если в школе сокращаются часы на базовые предметы, если в новом госстандарте планируется слить русский язык и литературу, если планируется вместо химии, биологии и физики создать некое естествознание в виде упрощённой версии, да, С.П. Капица был прав. 

Насколько известно, вы - человек, не жалующий реформу образования в том виде, в котором она проводится. 

Как пояснил гость в студии, её невозможно жаловать, потому что её объективный результат - это уничтожение образования, это превращение образования в некий набор очень поверхностных дисциплин. Ну и это очень напоминает американскую систему образования. 

Американцы сильно упростили свою систему образования в 70-е - 80-е годы. В этом отношении, то, что делается в России последние десять лет, это повторение американского опыта. И это притом, что сейчас американцы воюют от того, какое у них образование в школе, что школьники мало что знают. Россия идёт тем же путём, утрачивая те достижения, которые были в стране. 

Слов нет, советскую систему образования нужно было менять, хотя для своего времени она была одной из лучших в мире. Неслучайно её копировали. Но реформировать - не значит ломать. 

Чем тогда можно объяснить, что американские университеты считаются лучшими в мире и занимают верхние строчки во всевозможных рейтингах, если в США так плохо с образованием? 

А. Фурсов считает, что тому есть несколько причин. У американцев как бы двухуровневое образование в школе. Он может об этом судить лично, поскольку в него сын учился в американской школе, когда они жили в Америке. Система там такая. Если ученик учится плохо, это ничего, хорошо. Если ученик учится хорошо, то это очень хорошо. Кроме того, если ребёнок демонстрирует, особенно в последних классах школы, хорошие знания, то его начинают продвигать. Школа заключает с ним договор о том, что если ученик наберёт энное количество баллов, начнёт читать дополнительную литературу и сдаст определённым образом то, что он должен сдать, тогда ученик сам выбирает университет, в котором он будет учиться и за его учёбу будут платить. Подобным образом рекрутируются из неэлитарных слоёв те люди, которые будут продвигаться наверх. Не в верхние 2 процента, но в следующие 8 процентов. Это одна сторона дела. 

Во-вторых, в американских университетах учится очень много людей из других стран, а приезжают далеко не худшие. 

То есть, здесь есть реальное противоречие между уровнем американской школы и уровнем американского университета. Хотя уж очень преувеличивать уровень американских университетов, тоже не стоит. 

Вообще сегодня во всём мире университеты, даже такие известные, как Оксфорд и Кембридж, становятся просто скрытой формой безработицы для среднего класса. Гость в студии знаком с американскими университетами не понаслышке, читал лекции в Йельском, Колумбийском, Нью-Йоркском университетах и видел студентов, которые просто учились 10, 15 или даже 20 лет, потому что им было комфортно учиться. Это некое такое времяпрепровождение. 

Системе это выгодно вот чем. Чем люди будут ходить бунтовать, лучше пусть они тратят энергию на обучение, ничего не делают, потихонечку курят травку и т.д. То есть, университеты в США в массе своей выполняют некую социальную функцию. 

А элиту готовят совсем в других учебных заведениях, где, например, запрещены тесты, которые категорически не приветствуются. Потому что что такое тестовая система? Тестовая система отучает человека делать самую важную вещь - ставить проблему, ставить вопрос. Более того, она не учит отвечать на вопрос, она учит выбирать из того, что тебе уже дано. То есть, на самом деле под видом обучения проводится социальная дрессура. Молодой человек привыкает к тому, что он сам не ставит проблему, а выбирает из того, что ему предлагается. Пролаял три раза - получи кусочек сахара или кусочек мяса. 

Если вспомнить того же Сергея Петровича Капицу, то он как-то сказал, что математика - это предмет, который русские профессора преподают китайским студентам в американских университетах. 

Гость в студии согласился полностью с этим выражением. Когда он приехал в Америку и его сын пошёл в американскую школу, а в России сын перешёл из 8 в 9 класс, то в Америке он на математику ходил не в 9-й класс, а в 11-й, и ему там было очень просто учиться. Впрочем, то же касается и химии. То есть, в России был создан такой задел образования в послевоенный период, что вот его уже 10 лет пытаются разломать, а всё никак не получается. Какой же мощной должна была быть образовательная система, что при всех усилиях не получается её сломать. 

А кто пытается сломать? Кому это нужно? Кому это выгодно? 

А. Фурсов считает, что здесь можно только размышлять. Например, на реформу российского образования деньги выделил Международный валютный фонд. То есть, у МВФ душа болит, как бы России помочь в сфере образования. Естественно, деньги, которые выделены, это своего рода троянский конь, потому что чиновники ради того, чтобы распилить эти деньги, естественно, будут реформировать что угодно. 

Кроме того, и об этом можно только догадываться, может быть, кому-то пришла в голову идея, что не очень образованное население - очень хороший объект для управления. С одной стороны, это так. Вообще, в истории России уже был опыт, когда... 

Думается, всем чиновникам в мире приходит такая мысль рано или поздно. 

Но рано или поздно, считает эксперт, следующему поколению чиновников приходится за это расплачиваться. В России уже был период, когда власть решила, что не надо, чтобы молодёжь была шибко образованной, достаточно ЦПШ. Имеется в виду Иван Давыдович Делянов, который для своего времени был фигурой не менее одиозной, чем Фурсенко для нашего времени. Так вот, стремление загнать обучающихся в уровень ЦПШ сыграло очень злую шутку. Да, минимально образованными людьми действительно труднее управлять, но с ними можно договориться. А с человеком, вообще не образованным, договориться очень трудно. Его аргумент - это дреколье. И 1905, и 1917 годы в России это очень хорошо подтвердили. 

Есть ещё одна очень важная вещь. Дело в том, что власть в России исторически всё время проигрывает информационные войны своим контрагентам на Западе. И уж что касается управления массовыми процессами, особенно сейчас, когда применяется психоинжиниринг и другие вещи, которые показала "арабская весна", необразованными людьми довольно легко управлять, но далеко не факт, что конкретный правитель будет управлять своими необразованными людьми, а не противоположная сторона, которая может их вывести на Болотную или куда-то ещё. 

То есть, это очень такая страусиная стратегия, которая решает краткосрочные проблемы. Но, решая краткосрочные, она создаёт такие среднесрочные проблемы, которые уже совсем трудно решить. 

Фурсенко действительно был одиозной фигурой, хотя, справедливости ради, стоит заметить, что, как сказал он в одном из своих интервью, "не он этот садик сажал". 

Абсолютно не он сажал, согласился А. Фурсов. Более того, Фурсенко ушёл, а реформы сейчас двигаются ещё стремительные. Это лишний раз означает, что дело не в Фурсенко и не в новом министре, а есть некая программа, которая реализуется независимо от лиц. Но, тем не менее, можно быть просто учеником, но не обязательно быть лучшим учеником в этом деле. 

Можно также вспомнить, как Фурсенко сказал фразу, что порок советской школы заключался в том, что она пыталась воспитать человека-творца, нынешнему же обществу нужен квалифицированный потребитель. Над этим можно, конечно, посмеяться. А можно попробовать разобрать эту фразу. 

Что же получается? Если в России будут только потребители, то всё, что они будут получать, приходить будет из-за пределов нашей Родины. А за просто так ничего не дают. Значит, страна должна будет это как-то покупать. А если россияне сами не творцы, что же можно будет тогда предложить? Собственные ресурсы, органы человеческого тела и оставшиеся мозги, если они есть. То есть, речь идёт о том, что система, когда готовятся не творцы, а потребители, консервирует сырьевую зависимость страны, консервирует страну в качестве периферии мировой системы. И об этом говорится в открытую. Можно предположить, что Фурсенко сам так и не понял, что сказал. 

А Сколково? И все инновационные проекты по научным прорывам? 

А что Сколково, с недоумением переспросил гость в студии, пока не видно никаких результатов Сколкова. Обществу нарисовали на холсте Сколково, ну и дальше что? Надо ещё посмотреть, что такое будет Сколково. Известна точка зрения серьёзных экономистов, которые говорят, что Сколково - это форма оффшора. Никто не знает, что такое Сколково. У эксперта нет информации о каких-то там достижениях. Понятно, что образование - это такая сфера, где достижения могут быть лет через 10-12. Посмотрим, что даст Сколков через 10-12 лет. 

Одна знакомая А. Фурсова побывала в нынешнем Сколкове, и там её поразили две вещи: это таджики, которые играют в футбол, и инновационный зал, где вода капает с потолка и всё закрыто плёнкой. Надо ещё посмотреть, что такое Сколково. Пока что это только некий лозунг - "Сколково". 

Снижение уровня образованности населения - разве это не общемировая тенденция? 

А. Фурсов согласился, что это общемировая тенденция. Причём речь идёт, как представляется, о сознательном курсе. Ведь люди не могут не понимать, что снижается уровень образования. Обществу говорится, почему нужно единое естествознание вместо химии, биологии и физики, потому что школьники перегружены, надо их пожалеть. Кто посчитал, что школьники перегружены. Нужно ли решать проблему перегруженности учеников, если она есть, тем, чтобы убирать химию, физику и биологию? На Западе сейчас начали понимать, что реформы школы последних 30-40 лет нанесли очень тяжёлый урон молодому поколению и нужно что-то менять, и они меняют. А вот китайцы просто переняли советскую систему, дополнив её своей национальной спецификой, и её развивают. Россия же решила в очередной раз отречься от старого мира, отряхнув его прах со своих ног. 

Предлагаете вернуться к советской системе? 

Ни в коем случае, заявил А. Фурсов. Советская система ушла в прошлое. И советское образование испытывало кризисные черты. Они в советском образовании появились уже в 70-е годы, как и во всей советской системе. Нужно действительно реформировать образование, но нужно реформировать его на научной основе. В России ведь не было реального обсуждения тех изменений, которые сейчас происходят в образовании. Собрались некие чиновники, причём не только профессиональные, но и умственные способности которых вызывают серьёзные сомнения, и решили, что стране и обществу это нужно. Другие чиновники решили, что народу нужна Болонская система. И всё это вместе - научно не обоснованный и не продуманный подход. 

Кроме того, он не учитывает российскую национальную специфику. Западное общество институционально очень сложное, поэтому для большей части людей, которые живут на Западе, естественная форма адаптации - это быть проще своего общества, то есть быть винтиком. Русское общество институционально очень простое. Сложность отечественной системы заключается в культуре и в неформальных связях. Неслучайно, Россия - это литературоцентричная страна. И вот теперь в этой литературоцентричной стране берут и заменяют сочинение изложением, потом вообще его изгоняют, а русский язык сливают с литературой. Это не в национальных традициях. 

Японские педагоги так пишут о задачах образования своей страны: задача номер один - воспитывать патриотизм, а потом уже всё остальное. А. Фурсов не может сказать, что ему очень нравится японская система образования, там очень много начётничества, как вообще в дальневосточных системах, тем не менее, там проводится линия на национальную специфику, а не на некую абстрактную общечеловеческую. 

У японцев другой уклад, другие традиции. 

А в России разве не другой уклад, чем на Западе? По мнению А. Фурсова, в России другой уклад. Но он не исходит из того, что россияне должны быть совершенно другими. В России просто другая система, и россияне не такие, как западные люди. Россияне - другие европейцы, и это нужно учитывать. Кроме того, если в стране была такая хорошая система образования, то зачем её надо рушить, может лучше было её спокойно модифицировать? 

Время не упущено? И кто будет её модифицировать? 

А. Фурсов считает это очень серьёзным вопросом. В нынешней системе российского образования, и в системе высшей школы, и в системе академической науки сложилась ситуация, когда есть люди 60 лет и старше и есть люди 30 лет и менее. Среднего звена практически нет. Кто остался и там и там? Либо люди, которые действительно жизнь свою положат на высшую школу и академическую науку, либо люди, которых никуда больше не возьмут. То есть, есть такой разрыв. 

Но безвыходных ситуаций не бывает. После Великой Октябрьской революции в стране 20 лет в школе была эпоха экспериментов, рушили русскую гимназическую систему образования, но её дорушили, и потом стали возвращаться к старой системе, но уже на новом витке. Но проблема заключается в том, что для того, чтобы начать менять ситуацию, нужна политическая воля, нужно, чтобы власть поняла, что нынешняя реформа образования рушит не только образование, но и саму социальную систему, а, следовательно, в перспективе и саму власть. Нельзя вытаскивать фундамент из-под дома, рано или поздно он накроет тебя самого. Но поскольку сейчас все в России живут в основном краткосрочными проектами, об этом никто не думает. 
Фурсов Андрей Ильич


 
Новости
12.04.2017
29 марта 2017 г. в Московском гуманитарном университете состоялись II Академические чтения памяти члена Русского интеллектуального клуба Владимира Андреевича Лукова (1948–2014), которые были организованы Институтом фундаментальных и прикладных исследований МосГУ и Русской секцией Международной академии наук (IAS, Инсбрук, Австрия). Участникам чтений была предложена тема «Тезаурусы и тезаурусная сфера».
30.03.2017
Попечительский совет Бунинской премии объявляет конкурс на соискание Бунинской премии 2017 года за лучшие произведения в области поэзии. Бунинская премия учреждена в 2004 году для поддержания лучших традиций русской словесности в современной литературе. Ее освящает имя Ивана Алексеевича Бунина — великого русского писателя и поэта, академика, лауреата Нобелевской премии.
27.12.2016
В Московском гуманитарном университете 8–10 декабря 2016 г. проходила XIII Международная научная конференция «Высшее образование для XXI века». пленарном заседании ректор МосГУ, профессор И. М. Ильинский напомнил постоянным участникам и сообщил новым слушателям цели и задачи этого научного форума. Он сделал краткий экскурс в историю широкого рассмотрения проблем образования во взаимосвязи с проблемами развития человечества и окружающей среды, в которую входит не только природа, но и социум.
07.12.2016
Предлагаем Вашему вниманию Программу XIII Международной научной конференции «Высшее образование для XXI века», которая будет проходить в Московском гуманитарном университете 8–10 декабря 2016 г.