стенограмма

 

Двадцать четвертое заседание
Русского интеллектуального клуба на тему «Русский вопрос»
 
21 декабря 2011 г.
Москва 2011 
ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЕТ   –    президент Русского интеллектуального клуба, ректор Московского гуманитарного университета, доктор философских наук, профессор             И.М. ИЛЬИНСКИЙ
 
И.М. ИЛЬИНСКИЙ
         Доброе утро, уважаемые коллеги! Я прошу прощения за то, что мы начинаем с опозданием, но не я в этом виноват. Русский вопрос – само собой, должен выпасть снег. Что-то должно случиться. Кто-то к нам еще едете, может быть, к концу заседания подъедет.
         Итак, у нас сегодня 24-ое заседание Русского интеллектуального клуба, и я доложу о явке. Об отсутствующих скажу. Алёшкин Петр Федорович болен. Даниленко Игнат Семенович, к сожалению, тоже. Вчера еще все было в порядке, сегодня заболел. Нет информации от Юрия Ивановича Журавлева, часть членов Клуба в дороге, остальные на месте. Мы пригласили как всегда по традиции на наше заседание в качестве экспертов и участников дискуссии довольно много специалистов. Я не буду называть все должности, назову фамилии.
Аверьянов Виталий Владимирович – заместитель председателя Фонда «Русский предприниматель».
Алексеев Сергей Викторович – заведующий кафедрой истории Московского гуманитарного университета.
Батчиков Сергей Анатольевич – председатель правления Российского торгово-финансового союза.
Буренко Владимир Иванович – профессор кафедры философии, культурологии и политологии Московского гуманитарного университета.
Величко Владимир Сергеевич – президент группы компаний «РАСВЭРО».
Гундаров Игорь Алексеевич – заведующий лабораторией НИИ общественного здоровья и управления здравоохранением, доктор наук.
Демурин Михаил Васильевич – политический аналитик, публицист, общественный деятель, директор программ Института динамического консерватизма.
Ильичев Александр Борисович – эксперт Фонда национальной и международной безопасности.
Королев Анатолий Акимович – профессор кафедры истории нашего Университета.
Костина Анна Владимировна – заведующая кафедрой философии, культурологии и политологии нашего Университета, дважды доктор наук – философских и культурологических.
Криворученко Владимир Константинович – профессор кафедры истории нашего Университета.
Мямлин Кирилл Евгеньевич – директор Института высокого коммунитаризма.
Ручкин Александр Борисович – специалист по проблемам русской диаспоры в США, доктор исторических наук.
Ручкин Борис Александрович – директор Центра исторических исследований Института фундаментальных и прикладных исследований Московского гуманитарного университета.
Присутствуют также работники нашего Университета.
У нас в повестке сегодня «Русский вопрос» - так мы сформулировали тему. И с докладом на эту тему выступит Леонид Иванович Шершнёв. Он член нашего Клуба старейший, президент Фонда «Русские», президент Фонда национальной и международной безопасности, генерал-майор в отставке.
Но прежде чем мы начнем обсуждение, я позволю себе несколько слов сказать вводных по теме, и потом уже мы заслушаем доклад Леонида Ивановича.
Уважаемые коллеги, однажды, 21 июня 2000 года, на 5-ом заседании (а сегодня 24-ое заседание) нашего Клуба мы уже обсуждали вопрос, который назвали «О самосохранении русского народа». Сегодня мы поставили в повестку дня «Русский вопрос». Естественно, найдутся люди, которые спросят: что это значит? Почему русский? А что, разве не существует вопроса татарского, чеченского, еврейского? Разумеется, почему же, существуют и такие вопросы. Но, по нашему убеждению, Русский вопрос – самый острый, самый масштабный и самый важный для настоящего и особенно для будущего нашей страны России и всех народов, которые ее населяют.
В чем же заключается Русский вопрос? Вот на эту тему мы и будем сегодня с вами дискутировать. Я думаю, что одним словом ответить здесь невозможно. На мой взгляд, это комплекс сложных взаимосвязанных вопросов, образующих некую целостность, разорвать которую, по крайней мере, теоретически можно, но я бы не стал этого делать, не следует этого делать, а вопрос этот надо рассматривать и решать именно как комплекс проблем и подходить к нему комплексно.
На мой взгляд, Русский вопрос начинается с того, что российская власть не хочет даже слышать, что такой вопрос существует, хотя этот «вопрос» уже тысячными колоннами молодежи марширует по улицам. Этот «вопрос» оболган, искажен, скопом обозван то нацизмом, то фашизмом, прячется поэтому в подполье и отбывает уже сроки в тюрьме.
Русский вопрос состоит в том, что из 142,9 миллиона человек, населяющих Россию сегодня, русских – 111 миллионов, 80,9%. То есть это народ главный, стержневой, государствообразующий. Но основные богатства страны находятся в руках представителей народов, которых всех вместе, их далеко за сотню, 19%, а им принадлежит более 50% всех богатств нашей страны.
Русский вопрос заключается в том, на мой взгляд, когда поразмышляешь всерьез, а нужны ли нынешней России русские в том виде, какими они сложились исторически, по своей природе, по своему характеру – люди вольнолюбивые, общинники, всесветские по духу и т.д. Конечно, в национальном характере русского народа наряду с выдающимися качествами есть немало качеств и порочных, неприятных. Но для меня это означает лишь то, что в стратегии развития страны, в стратегии образования нашего народа надо бы делать так, чтобы умножать лучшие свойства русского народа, изживая из его характера плохие качества.
Но по факту сегодня все происходит совсем наоборот. Уже сейчас на молодежном срезе (у меня нет просто времени приводит цифры) мы имеем в основном общество эгоистов и индивидуалистов. Я говорю это, базируясь на данных доклада, который был представлен Общественной палате летом этого года. Там огромное количество цифр, подтверждающих это, и вывод, собственно, вот такой – мы сформировали в обществе индивидуалистов и эгоистов. А изживать надо такие качества как совесть, честь – они мешают жить и развиваться обществу.
Русский вопрос состоит и в том, а нужна ли Россия самим русским? Ведь это мы, русские, практически без всякого сопротивления со всеми потрохами сдали внутренним и внешним оккупантам тот образ бытия, ту могучую супердержаву, на создание и защиту которой в течение многих лет были положены десятки миллионов жизней. А теперь, поставленные в скотское положение, русские покорно терпят нравоучения бессовестных и вороватых верхов, которые учат нас, как надо жить, насильно внедряют новые ценности в систему образования, в которую внедряется и много положительных, позитивных моментов, но много абсолютно бездарного, глупого и вредного. Но это делается так, что сопротивляться этому практически невозможно. Если ты хочешь оставаться на месте – хочешь, не хочешь, приходится делать.
Что означает знаменитая русская терпеливость? Как искомая американцами толерантность, или как историческое благоразумие русских, или как усталость от войн и гражданских волнений? Наверное, отчасти это и так, но все-таки в большей степени, я думаю, идет скрытое управление умами и поведением русского народа, и идет перекодировка его сознания в соответствии со скрытыми целями, которые, в общем-то, если подумать, не трудно обнаружить.  
Русский вопрос состоит в том, что наш народ волюнтаристски и противозаконно разделен вопреки итогам всесоюзного известного всем референдума, и теперь за пределами России оказалось более 25 миллионов русских людей, живущих на исконно русских территориях, но не имеющих права на воссоединение со своей исконной родиной. Это в Казахстане 8 областей, это несколько областей на Украине, а не только Крым, почему-то мы говорим о Крыме только, это проблема русских в Прибалтике и т.д., и т.п. 25 миллионов – это большая европейская страна. И живется этим людям там неважно. Это наш вопрос – Русский вопрос.
Сегодня нам без умолку вдалбливают мысль о необходимости сохранить единую Россию и стабильность. В общем, конечно, это делать надо, эти ценности – и единство, и стабильность, вещи необходимые. Проблема заключается в том, что нынешние и единство, и стабильность, я бы сказал, механические, носят механический характер. Это как песок, зажатый в кулаке. Пока вы держите в кулаке – это целостность, это единство. Разожмите пальцы – песок рассыплется. Это не органическое единство.
Я думаю, что остается вопрос эффективности самих реформ, которые идут уже 20 лет без видимых позитивных результатов, в детали не хочу вдаваться, они всем здесь прекрасно известны. Я думаю, проблема заключается в том, что они отвергаются в силу просто самой культуры, иной культуры и менталитета русского народа. И тот образ жизни, тот стиль, та модель жизни, которая прививается, насильно прививается – плохо прививается. И это тоже Русский вопрос.
Я мог бы и дальше рассуждать о Русском вопросе, однако все, о чем я уже сказал, - это как бы крупные частности. Русский вопрос в его самом общем глобальном значении, на мой взгляд, состоит прежде всего в неосознанности громадным большинством русских людей, что такой вопрос вообще существует. Во-вторых, в чрезвычайно слабой консолидированности русского народа. И в-третьих, в отсутствии у русский людей, у массы, у так называемого простого народа готовности что-либо делать для того, чтобы занять в своей стране – в России, на Руси – положенное русским исторически, по их историческим заслугам и по доле населения страны место, готовности последовательно и жестко бороться за отстаивание своих прав, своей первенствующей роли в жизни российского общества и во всех сферах его жизни, на всех уровнях управления – снизу до самого верха.
Таким образом, я понимаю, что сам собой этот вопрос не разрешится, что за его разрешение надо бороться. И это значит, что мы должны быть более организованы. Должны появляться и вести эту работу умные, мужественные люди, которые будут разрабатывать и теоретические вопросы, и организационную работу вести. Без этого ничего не получится. Вот что я хотел бы сказать.
Теперь я предоставляю слово Леониду Ивановичу Шершнёву. Я его должности и генерал-майорское звание уже назвал. Пожалуйста.       
 
Л.И. ШЕРШНЁВ
Уважаемый Игорь Михайлович, хочу поблагодарить вас за вступительное слово. Мне после вас легче будет выступать, поскольку вот такое введение в тему позволит глубже ее понять и осознать.
Уважаемые члены Клуба, участники заседания! Всем мы являемся свидетелями, прямыми или косвенными участниками формирующейся новой политической реальности в России, надвигающихся судьбоносных событий. И Русский вопрос, понимаемый в его широком, синтетическом, не только узконациональном смысле, а в общегосударственном, общенародном, цивилизационном, политическом, социальном значении, призван занять и уже начинает проявлять себя как ключевой фактор в идущих процессах перемен. Русский вопрос, воистину, это ключ к завтрашнему дню России, её будущности, вечности.
Недавно в разговоре со мной один из депутатов от КПРФ признал, что успех партии на выборах в значительной мере связан с её обращением к Русскому вопросу. И действительно, в преддверии выборов только в Государственной Думе фракция КПРФ провела круглый стол на тему: «О законодательной инициативе депутатов фракции КПРФ об учреждении в России праздника – День русского языка»; круглый стол на тему: «Русский народ в Российской Федерации: статус, проблемы, перспективы и законодательное обеспечение»; научно-практическую конференцию «Наследие великого русского учёного М.В. Ломоносова – на службу России»; круглый стол в ознаменование 50-летия отечественной космонавтики. По итогам этих мероприятий довольно большими тиражами изданы брошюры «Без русского языка не будет России», «Вставайте, люди русские», «Космический триумф России», «Великий Ломоносов: так начиналась русская наука».
КПРФ создала под своей эгидой Всероссийское общественное созидательное движение «Русский лад», возглавляет которое председатель контрольной комиссии этой партии, депутат Госдумы Никитин Владимир Степанович. Следует отметить, что Русский вопрос становится стратегическим в деятельности КПРФ. Партия уже вслух говорит о русском сопротивлении угнетателям. Среди партийных интеллектуалов бытует мнение о взятии на вооружение идеи «русского социализма», о соединении русской и социалистической идей, национально-освободительной и классовой борьбы. На недавних парламентских выборах КПРФ выступила под лозунгами защиты русского народе, русской цивилизации от оккупантов и их наёмников, проводящих политику геноцида. И, как известно, она добилась большого успеха на этих выборах, который был у них украден фальсификаторами итогов голосования, чему КПРФ так и не сумела противостоять.
Можно только приветствовать, что у КПРФ, у ряда других партий и движений стал проявляться интерес к русскому вопросу. Вместе с тем, как показали прошедшие парламентские выборы, необходимо учитывать и спекулятивное обращение тех или иных политических сил к русской теме, когда обращаются к ней из корыстных побуждений, из стремления получить определённые выгоды и даже с целью извратить суть Русского вопроса.
Вынося Русский вопрос на обсуждение Русского интеллектуального клуба, мы учитывали не только его актуальность и значимость для русского народа и России, но и его важность для всего человечества. Когда-то наш великий соотечественник Ф.М. Достоевский указывал на то, что Русский вопрос – это вопрос всемирного человеческого смысла. С этих позиций его следует и рассматривать.
Для постановки Русского вопроса на повестку дня жизнеустроения России, мира настало самое подходящее время. После поражения правящей партии «Единая Россия» на парламентских выборах, протестных выступлений оппозиции, отражающих массовое недовольство народа властями страны, в высшем её руководстве заговорили о необходимости смены изжившей себя модели политической системы. Собственно, о смене строя, об отказе от чуждой людям неолиберальной, космополитической идеологии, навязываемой, вопреки Конституции РФ, в качестве государственной, о новой модели политической системы России речь шла, фактически, на каждом заседании нашего Русского интеллектуального клуба, начиная с момента его создания в 1999 году по инициативе академика Никиты Николаевича Моисеева и профессора Игоря Михайловича Ильинского. Сегодня востребованость общества в нашем интеллектуальном продукте в контексте Русского вопроса резко возросла.
Думается, свой вклад в благоприятное, созидательное развитие России наш Клуб может внести, разрабатывая и предлагая общественности, власти отвечающие духу времени и запросам будущего идиологемы и модели в различных сферах жизнедеятельности. Что сегодня мне представляется главной проблемой в Русском вопросе? Это отсутствие его целостного и многосоставного понимания в самом русском обществе, если допустить, что оно есть как данность. А его пока нет и не будет, если мы не договоримся о понятиях. Без этого ни о какой национальной идее, ни о какой русской государственности, ни о выживании русского народа не может быть и речи. Сегодня мы имеем дело с полной сумятицей в представлениях о русском человеке, русскости, о русской цивилизации, русской миссии, о любых других терминах, характеризующих основы русской жизни.
Научно обоснованные, глубокие, основательные понятия помогают сложить мировоззрение, то есть целостный образ России, мира и систему отношений в них. Они будут способствовать формированию личности, духовно-нравственному воспитанию молодёжи. Без понятий духовность, нравственность, совесть, стыд, честь, ответственность, святыня – эта задача нерешаема.
Ещё древние говорили: договорится о понятиях, значит решить, как минимум, половину дела. Мной предлагается начать этот процесс с разработки и издания миллионными тиражами карманной брошюры под названием: «Русский словник (100 ключевых терминов жизнеустройства русского народа)». В ходе его подготовки есть возможность широко обсудить предлагаемые понятия в социальных сетях Интернет, в самых различных аудиториях. Можно будет проводить голосования, опросы, дискуссии, экспертизы. При этом важно вовлечь в эту работу студентов, учащихся, специалистов в области гуманитарных и технических знаний. По сути, Словник станет путеводителем, кодексом поведения, жизненным ориентиром.
Множество понятий, касающихся русской темы, уже есть в литературе, в словарях, в трудах учёных, научно-исследовательских центров, общественных организаций. Остаётся лишь обобщить, доработать их с учётом глобальных вызовов и угроз, складывающейся обстановки в России, в мире, насущных потребностей выживания и развития русского народа и всего человечества, желаемого образа будущего для страны, мирового сообщества. Русский интеллектуальный клуб, Фонд «Русские», Центр проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования и другие общественные структуры, а также отдельные учёные, как например, Троицкий Всеволод Юрьевич, объединившись, без сомнения смогли бы в кратчайшие сроки, за шесть месяцев сформировать Словник, доступный для понимания каждым человеком. Власти, по определению, не способны решить эту задачу. Она под силу только обществу, которое затем будет побуждать власти следовать заложенным в нём представлениям. Организационно, технологически вопрос создания Русского словника вполне решаем. В последующем Русский вопрос будет рассматриваться в контексте терминов, которые содержаться в Русском словнике и по поводу которых достигнуты общественное понимание и согласие.
Русский вопрос заключает в себе сущностные характеристики, судьбу и мировую значимость русского народа как субъекта мировой истории. Он покоится на историко-идеологических, духовных, культурных, цивилизационных основаниях. В числе ключевых терминов значатся такие, как:
- русский человек;
- русский народ;
- русское общество;
- русская норма жизни;
- русская цивилизация;
- русская национальная идея;
- русское государство;
- русская власть;
- русская земля;
- русские формы хозяйствования;
- русские высшие ценности;
- русская модель жизни;
- русский смысл жизни;
- русская миссия;
- русский язык;
- русская культура;
- русское православие;
- русское мусульманство;
- русское народосбережение;
- русская семья;
- русская нравственность;
- русское благодеяние;
- русское служение;
- русский бунт;
- русская правда.
Итак до 100 ключевых терминов жизнеустройства русского народа.
Затрудняюсь пока утверждать, стоит ли вносить в Словник термины негативного плана. Типа:
- русский предатель;
- русский зомби;
- русское отродье;
- русофоб;
- русский выродок и тому подобное.
По своему опыту вы знаете, насколько сложно давать определения тому или иному предмету или явлению. Скажем, мы привыкли к тому, что определением человека является его разумность и социальность. В детстве мне довелось пасти коров и лошадей. С тех пор в разумности и социальности животных я не сомневаюсь, поскольку убедился в этом, наблюдая их поведение в стаде, табуне. Мы часто говорим о своём домашнем питомце: «Умный, всё понимает, только сказать не может». У человека есть другие свойства, отличающие его от животных, растений: это духовность, словомыслие, культура, вера, историческое бытиё и, конечно, образ.
Пожалуй, больше всего вызывает споров и отрицательных оценок понятие русский национализм. Очень часто, желая подчеркнуть его негативный смысл, за этим термином, через запятую, ставят шовинизм. Это полный абсурд. Национализм в переводе означает народность; отражает любовь к своему народу, к своей земле, природе, чувство родства с ними, готовность к их защите, заботу об их благе. Национализм предполагает уважительное отношение к другим народам, он враждебен шовинизму.
Быть или не быть России - это вопрос национальный. В царское время никто не сомневался в особой государственной значимости русского народа, а сейчас нация, создавшая Россию и являющаяся её становым хребтом, не признаётся таковой, а представляется одной из многих. Ни в Конституции РФ, ни в одном законодательном акте не определён статус русского народа как государствообразующего. А ведь согласно Всероссийской переписи населения 2010 года русских в России насчитывается 111,02 млн. человек, что составляет 80,9 % от всего населения. Если к ним добавить 1,93 млн. украинцев (1,42 %) и 520 тыс. белорусов (0,38 %), то получится, что русских в России почти 113,5 млн. человек или 82,7 % от всего населения. Следует также учесть, что русские люди есть и среди тех 5,63 млн. человек, которые не указали на свою национальную принадлежность
В контексте данных Всероссийской переписи особенно заметным становится противоречие между государственным статусом национальных меньшинств и отсутствием аналогично статуса у русского народа. На мой взгляд, новая модель политической системы России должна закрепить в качестве формы самоопределения русских, русского народа, русской нации всю страну. Очевидно, есть смысл отказаться от определения России как Федерации, придти к такому государственному устройству, когда бы все субъекты страны были равноправными, обладающими равными правами и несли равные обязанности. Нахожу также предложения о создании Русской республики – Русь в составе РФ неразумными или провокационными. Нельзя больше допустить господства этнического меньшинства над русским большинством, необходимо добиваться национального единства на основе сплочения и дружбы народов, служения общему Отечеству – России. Несомненно также, что культурно-национальные образования должны получить новое созидательное развитие в многоцветье народов России.
Внушает некий оптимизм тот факт, что представители верховной власти стали признавать государствообразующую роль русского народа. Так, бывший президент и кандидат от правящей партии в президенты РФ на новый срок В.В. Путин заявил: «Складывалось это многонациональное государство вокруг русского народа – он был и остаётся стержнем России, её государствообразующей нацией; новые времена, новые технологии и идеологии не только не ослабили, а десятикратно усилили значимость этого стержня».
Вместе с тем, вызывают настороженность попытки властей подменить русскую нацию на гражданскую нацию, воссоздать министерство по делам национальностей, которое прежде занималось исключительно лоббированием клановых интересов национальных меньшинств и не заботилось о русском народе. Настораживает также настойчивое внедрение в сознание людей понятия «россиянин» вместо термина «русский». В своё время М.В. Ломоносов употреблял выражение «россиянин» как синоним «русский». У него иногда даже русский язык назывался российским. И это при том, что он дал самое блестящее определение русского языка в его сравнении с европейскими языками. К определению «россиянин» следует подойти очень осторожно, поскольку оно имеет не вполне корректный контекст не только для русских, но и для других народов России. Так, уже встречаются термины «татарстанцы», «башкортастанцы», «ингерманландцы» и др.
Миннац не нужен. Он исчерпал себя ещё в советское время. Фонд «Русские» готовит совместно с другими общественными организациями предложения президенту, главе правительства, руководителям Государственной Думы и Совета Федерации о создании Министерства демографического развития России, а также соответствующих Комитетов в Федеральном Собрании, главной задачей которых было бы обеспечение гармонии интересов русского и других коренных народов России, достижение преобладания высших ценностей в отношениях, защита значимости и ценности каждого человека вне зависимости от возрастной, расовой, национальной, религиозной, языковой и профессиональной принадлежности, социального статуса, индивидуальных особенностей, а также признаков пола и места проживания. Занимаясь вопросами сбережения и умножения русского (российского) народа, Миндемографии одновременно решало бы задачи собирания русского народа, укрепления и развития связей с соотечественниками, проживающими за рубежом, миграцией, выявлением и нейтрализацией факторов, подрывающих демографические устои народонаселения. С созданием этого Министерства впервые в отечественной истории в структуре власти человек стал бы целью и ресурсом развития. Тем самым был бы сделан важный шаг к тому, чтобы сама природа государственного устройства работала на человека, обеспечивая его гармоничное существование с Природой, с ноосферой. Я просил бы и членов Русского интеллектуального клуба поддержать эти предложения. По существу в них выражена альтруистская суть русского национализма.
Истинный русский национализм изначала таков: в корне его чувство великой русской земли и глубокое ощущение себя как её хозяина. Это то, о чем так ясно писал Ф. М. Достоевский: «...нигде на Западе и даже в целом мире не найдете вы такой широкой, такой гуманной веротерпимости, как в душе настоящего русского человека... Тем не менее хозяин земли русской – есть один лишь русский (великорус, малорус, белорус – это всё одно) – и так будет навсегда...».
Ярко и точно сказал об этом Ильин: «Национализм есть любовь к историческому облику и творческому акту своего народа во всем его своеобразии. Национализм есть вера в инстинктивную и духовную силу своего народа, вера в его духовное призвание. Национализм есть воля к тому, чтобы мой народ творчески и свободно цвёл в Божием саду… Национализм есть система поступков, вытекающих из этой любви, из этой веры, из этой воли и из этого созерцания.
Вот почему национальное чувство есть духовный огонь, ведущий человека к служению и жертвам, а народ – к духовному расцвету… Это скорбь о своём народе и стыд за него, если он оказывается не на высоте этих даров [божьих – Л.И.]. Национализм испытывает, исповедует и отстаивает жизнь своего народа как драгоценную духовную самосиянность».
Обратимся к главному дореволюционному русскому националисту М.О. Меньшикову. «Народом, - писал он, - мы, националисты, считаем не только последнее поколение, призванное сказать "да" или "нет", но и те отошедшие поколения, которые строили жизнь народную и установляли законы.  В понятие народа мы вводим также и будущие, еще не родившиеся поколения, перед которыми мы, их предки, несём нравственную ответственность... ».
Таким образом, национализм в глубоком смысле – это благодарная дань прошлому своего народа, способность благоговейно ощущать своё настоящее родство с ним и истинное сознание ответственности за его будущее. Иными словами: национализм – это нравственная категория.
Как известно, в дореволюционной России в паспорте не было графы «национальность», в нём фиксировалась конфессиональная идентичность. Но тогда, по Достоевскому, «быть русским значит быть православным» и наоборот – быть православным, значит быть русским. По сути в этой формуле изложена идеология православного национализма. В этой связи меня крайне удивило заявление Святейшего Патриарха Кирилла в Одессе летом 2009 года, возможно, не понятое мною: «На основе национализма, - сказал он, - невозможно создать прочную конструкцию, ибо она развивает зло, которое губит народ». Возможно, он имел в виду украинский русофобский национализм. Русский же подлинный национализм не может быть злом. Тогда надо отказаться от русской национальной идеи, от русской нации, от национальной идентичности, от самой России.
Русский путь – это последовательная защита национального достоинства русского народа, это сплочение наций России через утверждение их достоинств, через возвращение имени каждому народу и государственное содействие развитию национальных культур, создание условий для их взаимодействия и взаимообогащения. Это является условием, когда, как писал в своё время профессор П. Н. Новгородцев, «вырастает то национальное чувство, то сознание отчей связи, вне которой нет государству спасения». Он считал, что «все, живущие в России, выросшие в колыбели русской культуры и под сенью русского государства, и могут и должны объединиться и ещё одним высшим началом, прочнее всего связывающим, а именно – преданностью русской культуре и русскому народу. Русский народ не встанет со своего одра, если не пробудятся в нём силы религиозные и национальные. Не политические партии спасут Россию, её воскресит воспрявший к свету вечных святынь народный дух».
Собственно, эти мысли Новгородцева легли в основу нашего определения русской национальной идеи, суть которой состоит в удержании русских идеалов и святынь.
Идеал – это высшая мера совершенства, высшая мера человечности, важнейших человеческих качеств, имеет свою, по словам великого К. Д. Ушинского, «степень» самосознания народа – народную совесть.
Святыни же – это предметное воплощение высших духовных ценностей, духовное достояние народа. К идеалу и святыням относятся, в частности, русская словесность, идеальные этические понятия (справедливость, правда-истина и др.), культура, отдельные древние культовые сооружения. По определению русского учёного И.П. Павлова, «рефлекс идеала» является естественным свойством человека.
Опираясь на русские ценности, идеалы и святыни, в Фонде «Русские» дано определение, кто мы – русские, кто такой «русский». Русский - это понятие одновременно и этническое, и духовно-политическое, и культурно-историческое. К русским принадлежат не только этнические русские (великороссы, малороссы и белорусы), но и все те, кто идентифицирует себя с русскими, кто воспринял в качестве собственных базовых ценностей русскую государственность, русскую культуру и русский язык, кто воспринимает Россию в качестве своей исторической Родины и кто связывает свою судьбу с русским миром, русской цивилизацией. Мы выразили в этом определении то, о чём говорил Тарас Бульба – породниться по душе, а не по крови – это свойство людей, живущих на русской земле, на чём стоит святое товарищество.
Тарас Бульба отмечал имевшее место в Российской империи породнение людей родством по душе, а не по крови. По своему личному опыту могу утверждать о том, что оно было и в Советской России-СССР. Через неделю, 27 декабря исполняется 31 год вводу советских войск в Афганистан. Мне довелось принимать непосредственное участие в этой акции. В мою задачу входило изучение настроений местного населения и содействие его благоприятному отношению к продвигавшимся по территории Афганистана советским войскам. 40-ая армия на 70-80 % была укомплектована личным составом из числа призванных из запаса узбеков, туркмен, таджиков. Из их числа были созданы агитационно-пропагандистские группы для общения с афганцами. В Ташкургапе, областном центре нами был организован первый советско-афганский митинг. Представьте себе: областной город без электричества, водопровода, канализации, современных средств связи, а также жителей, закутанных в одеяло, и в галошах на босую ногу, в общем, нищета вопиющая. Трудно описать, насколько были ошеломлены увиденным наши офицеры и солдаты из республик Средней Азии. Я стал свидетелем разговора в группе солдат, когда старший по возрасту из них (ему было где-то около 50-ти лет, он уговорил военкома призвать его вместе с сыном) сказал: «Мы жили бы в такой же нищете, если бы не русские». Я был очень удивлён тем, что он сказал именно «русские», а не «советские». Так нас звали афганцы – «шурави», советскими мы считали и себя сами. Для многих узбеков, таджиков, туркмен, киргизов, казахов в Афганистане наступило прозрение в отношении благородной, созидательной роли России, русских в их судьбе. Может быть потому они так болезненно восприняли поражение СССР в Холодной войне и распад Советского Союза. Ельцин, Козырев и пришедшая к власти камарилья либералов, фактически, вытолкнули национальные республики из «нерушимого» Союза вопреки их воле и желанию оставаться вместе с русским народом. Очень многие из представителей национальных меньшинств считали себя русскими по духу, русскими мусульманами.
К слову сказать, в этом году исполнилось 130 лет со дня выхода в свет книги крымско-татарского просветителя Исмаила Гаспринского «Русское мусульманство. Мысли, заметки, наблюдения». Он полагал, что «рано или поздно русское мусульманство, воспитанное Россией, станет во главе умственного развития и цивилизации остального мусульманства». К числу тех, кто искренне относил себя к русским, был и И. В. Сталин, день рождения которого приходится на сегодня, 21 декабря. Он называл себя «русским грузинского происхождения». Думаю, заблуждаются те русские, которые как бы уклоняются от своей русскости, чтобы не обидеть представителей других национальностей. Россию надо заслужить, как и право иметь прилагательное «русский» к своему этническому происхождению. Принадлежность к России, к русской нации – это предмет особой гордости, а не унижение достоинства человека. Прискорбно, что нынешняя Россия, деградирующая, разрушенная и разграбленная её недругами, не может служить предметом гордости. Поэтому освобождение страны, её возрождение и восстановление величия – священный долг каждого русского патриота.
О понятии «русская цивилизация». Как ни странно, русско-православная цивилизация однозначно всегда признавалась и признаётся на Западе, но в её существовании почему-то есть сомневающиеся в самой России. И это после того, как великие русские учёные и философы М. В. Ломоносов, Н. Я. Данилевский, А. С. Пушкин, Д. И. Менделеев, Н. Трубецкой, Н. А. Бердяев, К. Н. Леонов и другие убедительно доказали существование особого русского цивилизационного типа. Разнородность русского и других цивилизационно-ценностных типов (европейского, западно-атлантистского, китайского, индийского, японского, исламского, латиноамериканского, африканского) подтверждают недавние исследования на эту тему, проведенные Центром проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования. Почему столь актуален вопрос о цивилизационной особости России? Дело в том, что мир переформатируется по цивилизационному признаку. Под предлогом «несамостоятельности» русской цивилизации недруги России пытаются отодвинуть нашу державу на обочину истории, относя её то к Западу, то к Востоку, то к периферии Европы, то Азии. Они навязывают нам извращённые цивилизационые ценности, доминантой которых выступает эгоистическая и потребительская направленность деятельности человека.
10 лет назад мной был предложен проект создания союза государств-цивилизаций России-Индии-Китая-Ирана (РИКИ) вкачестве асимметричного ответа на вызов евро-американского глобализма и навязываемого США, Западом человечеству нового мирового порядка, а также как оплота всемирной, всечеловеческой цивилизации во всём её многообразии, гаранта сохранения жизни на Земле, достойного решения русского вопроса. Именно в союзе цивилизаций у России, у русского народа есть шанс, как завещал Д.И. Менделеев, «уцелеть и продолжить свой независимый рост». Хотелось бы надеяться на положительную роль в судьбе России недавно образованного цивилизационного сообщества БРИКС – Бразилии, России, Индии, Китая, Южно-Африканской республики. Жаль, в нём отсутствует близкий нам Иран. Заслуживает внимания также предложение В. В. Путина и президента Казахстана Н. Назарбаева о создании Евразийского Союза на постсоветском пространстве. Правда, есть определённые опасения в отношении того, чтобы русскому народу, русской цивилизации не затеряться в этом союзе, что имело бы для России губительные последствия. Самобытность русской цивилизации подтверждается поговоркой: «Что русскому здорово, то немцу – смерть». Смерти подобно русскому человеку отказываться от собственной цивилизационной идентичности.
О понятии «русское государство». Это механизм, рождённый русской нацией, русской цивилизационной общностью. Это государство-нация, государство-цивилизация. Оно многонациональное, но с доминирующими факторами русского народа, как связующего и опорного ядра единой русской нации; русского языка; русской культуры, обогащённой культурами коренных народов; общности мировоззрения. Это институт жизнеустройства страны, достижения общего блага, разрешения противоречий, гарантий прав русского и всех других живущих в России народов – обеспечения их жизнеспособности и успешности. Следует работать над тем, чтобы в России складывались предпосылки для перехода к нравственному государству, в основе деятельности которого лежали бы нравственные ценности: справедливость, человечность, русский дух, самодисциплина, самоорганизованность…
О понятии «русская власть». В действующей Конституции РФ «Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является её многонациональный народ» (часть 1, статья 3). Опять-таки говорится о многонациональном характере народа, какого-то абстрактного народа, и не называется своим именем русский народ, который является государствообразующим, духовнообразующим, доминирующим обладателем главного цивилизационного потенциала страны. Вся третья статья выглядит абракадаброй, сплошной путаницей понятий, страдает декларативностью. Никаких реальных инструментов осуществления власти Конституция РФ народу не предлагает. Более того, она отстраняет народ от власти. В стране сегодня господствует власть денег, олигархя, административный ресурс, криминалитет.
Русская же власть предполагает осуществление властных полномочий высоконравственными и высокопрофессиональными представителями русского народа, действующими в интересах русских людей, всего населения России. Идеал русской власти выразил русский философ И. Ильин: «Власть, насыщенная любовью – благостная сила, школа свободы и правосознания, здорового чувства частной собственности, социальной целесообразности, духовного опыта». Есть немало предложений по поводу того, как обеспечить русское народовластие. Например, предлагается конституционным путём ввести в систему государственного управления Верховный орган народной власти «Народный (Земской) Собор», создать Палату высших ценностей России – общественно-государственного органа, следящего за соответствием принимаемых законов и решений высшим ценностям страны, её русского и других народов. Вопрос о русской власти – это главный вопрос нашего выживания и развития. Исторический опыт России указывает на то, что все её недуги, поражения и беды всегда были связаны с изменой или бездарным управлением державой. Власть надо менять, делать её подлинно русской, ответственной за судьбы страны, русского и других коренных народов России. Как учил Платон, порядочных русских надо палками загонять во власть. Видимо, следует пересмотреть принцип большинства русских людей – «не быть рабом и не стать господином». Господами становиться не следует, а вот мудрыми, человеколюбивыми управленцами – да, надо.
О понятии «Русский мир». Оно было введено в политическую лексику в 2007 году и стало первым понятием русской идентичности, заявленным российскими властями. Русский мир определён ими как «мир русского языка», что, конечно, недостаточно для восстановления идентичности России в мировом сообществе. Нет пространственного цивилизационного, коммуникационного, смыслового, ценностного и иного сущностного определения русского мира. Вслед за первым шагом признания существования Русского мира за рубежом Россия должна признать его сферой своей ответственности и цивилизационным приоритетом внешней политики. От 25 до 30 млн. русских людей не по своей воле оказались в новых независимых государствах после распада исторической России – СССР. Россия обязана защищать своих соотечественников, идентифицирующих свою принадлежность к русской цивилизации, от дискриминации по признакам расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности; оказывать им своё покровительство; содействовать их связям с российскими гражданами и организациями, развитию их социальной и культурной жизни, льготному получению ими её гражданства. Следует также признать право на воссоединение с Россией территорий, население которых считает себя частью Русского мира. Для удостоверения принадлежности соотечественников к Русскому миру и предоставления им определённой поддержки следовало бы выдавать русским за рубежом компетентными органами России соответствующий документ. Этот вопрос пробивал, как мог, депутат Затулин К.Ф. Фонд «Русские» также многократно ставил этот вопрос перед властями, но безуспешно. Тогда мы сами стали выдавать соотечественникам Карту русского по аналогии с Картой поляка, Картой венгра и другими образцами. Но наш документ – это сугубо морально-нравственный атрибут принадлежности его обладателя к русской цивилизации, он не обеспечен правовыми нормами. Поэтому важно добиваться от государства выдачи соотечественникам документа в соответствии с федеральным законом, что имело бы большое значение для закрепления статуса Русского мира.
О понятии Русская земля. Оно отражает коренное свойство русской идентичности, представление об исторической целостности территорий, входивших в единую Русь киевско-новгородских времён. Наша древнейшая летопись уже в своём названии говорит в первую очередь о Русской земле: «Се повести времяньных лет, откуда есть пошла Руская земля, кто въ Киеве на- ча первее княжити, и откуду Руская земля стала есть». Упоминания о Русской земле встречаются также и более поздних летописных сводах. Например, Новгородская первая летопись начинается со слов: «Временникъ, еже есть нарицается летописание князеи и земля Руския, и како избра Боrь страну нашу на последнее время... ».
Возвращение из небытия понятия Русская земля помогало бы единению русского народа, собиранию русских земель, укреплению русской идентичности, имеющей не только этническую, духовную основу, но и территориальную. Пока, похоже, только Русская Православная церковь осознаёт важность понятия Русская земля, обозначая им свою традиционную каноническую территорию. К чести РПЦ следует отнести то обстоятельство, что она оказалась единственным институтом исторической России-СССР, который сумел сохранить своё влияние и структуры на всём бывшем советском пространстве и который не избегает русской идентичности. Важно, чтобы понятие Русская земля вновь было введено в официальную лексику, что способствовало бы развитию интеграционной политики на постсоветском пространстве, помогало бы дифференцировать её среди соотечественников, живущих на Русской земле и в эмиграции на чужих территориях. Пора поставить вопрос о собирании Русской земли если не в форме единого государства, то как общего экономического, гуманитарного, военного и политического пространства коалиции государственных образований, относящих себя к русской цивилизации.
О понятии русское хозяйство (экономика). До XVIII в России не существовало понятия «экономика», а было замкнутое саморегулируемое русское хозяйство, ориентированное на разумный достаток и нестяжательство, живущее по православным нравственным нормам. Это нашло своё отражение в «Домострое» (XVI век). Труд рассматривался как добродетель и нравственное деяние. Важнейшими хозяйственными принципами считались самообеспечение, самодостаточность, самоуправление в общинах и артелях, преобладание моральных норм понуждения к труду над материальными. Ещё в царское время русская модель экономики была сломана закреплением крепостного права, внедрением вместо русских форм хозяйствования западных. В Советской России (СССР) нашли своё воплощение традиционные для русского народа основные принципы ведения хозяйства. В постсоветской России от них полностью отказались, взяв курс на создание рыночной экономики. В стране насаждаются западные хозяйственные формы, глубоко чуждые русской традиции, русскому укладу жизни, русской экономике.
Особый урон экономике страны, хозяйствующим субъектам, людям наносит тотальное ростовщичество, когда банки выдают физическим и юридическим лицам ссуду под непомерно высокие проценты, используя их бедственное или крайне затруднительное положение. В постсоветской России как признак масштабной деградации страны получила широчайшее распространение такая иезуитская, изощрённая форма ростовщичества, как «откаты», когда любое бюджетное финансирование проектов предполагает оставление чиновникам и их подельникам до половины и даже более выделяемой суммы денежных средств.
Следует отметить, что в России ростовщичество или паразитическое предпринимательство всегда осуждалось как нарушение божьих заповедей и даже предполагало уголовное наказание. Так, в Уголовном уложении Российской империи (1903 год) ростовщичество считалось преступлением. Создатель Толкового русского словаря В.И. Даль отмечал, что в народе ростовщиков прозвали «христопродавцами, жидами, гиенами немилосердными». Согласно закону, к ростовщичеству относились не только крайне тягостные условия ссуды, но и скупка хлеба у крестьян по несоразмерно низкой цене.
Пороки и нестроения в современной экономике России прямо связаны с тем, что господствующие позиции в ней занимают евреи, азербайджанцы, чеченцы и другие инородцы, паразитические предприниматели, воспринимающие нашу страну и русский народ в качестве объектов для ограбления и наживы. Большой интерес для понимания сложившейся ситуации представляет открытое письмо русско-еврейского писателя Эдуарда Тополя Березовскому, Гусинскому, Смоленскому, Ходорковскому и другим олигархам. В разговоре с Борисом Абрамовичем он отметил, что «впервые за тысячу лет с момента поселения евреев в России мы получили реальную власть в этой стране. Я хочу спросить Вас в упор: как Вы собираетесь её использовать?... И чувствуете ли свою ответственность перед нашим народом за свои действия?».  На что Березовский ответил: «Мы, конечно, видим, что финансовая власть оказалась в еврейских руках, но с точки зрения исторической ответственности на это никогда не смотрели… ». Тополь призвал Березовского и других олигархов-евреев не жидиться, скинуться по миллиарду или даже по два деньгами, а также мозгами, талантами, сноровкой, природной и Божией сметливостью, употребить всю свою силу, волю, власть и богатство на спасение России, на оказание помощи народу, оказавшемуся в настоящей беде. Тем самым, как считает Тополь, удастся предотвратить массовые выступления против еврейства, их идеологии, антисемитские погромы и новый Холокост. Но, увы, олигархи-евреи не услышали его мудрые советы. Кто-то из них попал в тюрьму, кто-то сбежал за границу, а кто-то продолжает грабить Россию. Остаётся надеяться на нравственную предприимчивость русских людей, способных взять финансовую власть в свои руки и построить экономику на принципах русского хозяйствования, направить экономическое развитие России на реализацию её высших ценностей.
О понятии русский язык. В первую очередь это родной язык триединого русского народа, его духовный стержень; выполняет объединительную и политическую роль в многонациональной России, в её международных отношениях; является культурным достоянием нашего Отечества и мирового сообщества; служит орудием обеспечения национальной и глобальной безопасности. Язык (слово) – это невидимый корень жизнеспособности народа; средство общения, понимания и получения знаний, оружие воздействия на социальное сознание и поведение человека.
Искажение и подмена в общественном сознании содержательности слов, злонамеренное выхолащивание языка и отсечение его от исторических корней через впрыскивание «новояза», культивирование пустословия и лжи – всё это, неизбежно содействует помрачению сознания.
Другим способом повреждения языкового сознания современников становится искажение и подмена понятий путём внедрения в национальный язык иноязычных слов, духовное содержание или оценочный характер которых совершенно иной, чем у заменяемого русского слова.
Разрушением занимаются те, кто воплощает на деле русофобскую мечту столетней давности, изложенную в установках писателя-русофоба С. Юшкевича: « ...испортить русский язык... преодолеть Пушкина, объявить мёртвым русский быт, словом, заслонить Русь от русского общества; свести на нет русскую оригинальность».
Разрушение начали с повреждения языковой среды. Поэтому, вопреки здравому смыслу, стали толковать свободу слова как право говорить всё, что угодно и как угодно, в нарушение речевого этикета и культуры речи. Затем разрушили систему изучения словесности в школе, ввели ЕГЭ (тестирование), ориентирующее на механическое, нетворческое восприятие русского языка и литературы, резко сократили количество часов на изучение этих предметов. В результате ухудшилось состоянии языковой сферы, которая является органической частью суверенного государства, обеспечивающей его устойчивую жизнедеятельность, жизнеспособность и национальную безопасность.
Поэтому защита русского языка, его самобытности, богатства и чистоты, создание условий для его изучения и развития должно стать общерусским делом. Язык должен охраняться на государственном уровне. Его изменения должны быть естественны и природны и защищены от массового вмешательства, искусственного распространения жаргона, сленга, современного канцелярита и проч. Всё это, учитывая характер и средства распространения этих повреждений языкового сознания масс, включая промывание мозгов, информационную агрессию, языковые клипы и т.п., наиболее точно, определяется как «языковое насилие» над личностью и народом.
Необходимо основательно переработать закон о русском языке, определив в нём обязанности граждан и государственных структур по сохранению и защите языковой среды России.
Необходимо восстановить порушенное в течение последних 20 лет филологическое образование в школе и вузе, вернуть словесности в школе место, соответствующее её стратегическому значению в системе образования и воспитания молодёжи. Великий и могучий русский язык – наш щит, наше сплочение и наше спасение в глобализирующемся, враждебном нам мире.
О понятии русская культура. Исследователи насчитывают порядка пятисот определений или значений культуры, отражающих всю её многогранность, универсальность, системность связей и отношений, влияние на все формы бытия, на власть, политику, общество, религию, идеологию, образование и т.д. В традиции русской общественной мысли всегда была апелляция к культуре как к высшей системе доказательства и высшему аргументу. Выдающийся русский культуролог Д.С. Лихачёв предупреждал власти и общество: не делайте ничего вне учёта культуры, всякое действие вне её может окончиться в лучшем случае провалом, а то и вообще катастрофой, что и случилось с Россией, начиная с горбачёвской «перестройки» и проведения последующих неолиберальных реформ. Никакого учёта культуры при осуществлении судьбоносных преобразований как не было, так и нет, а значит нас ждут новые катастрофы, если отношение к культуре будет оставаться столь уничижительным. Отсутствие стратегического мышления даже у тех руководителей разного уровня, которые хотели бы блага России, объясняется в первую очередь их низким уровнем культуры, соединяющей теорию, мораль и практику.
Чаще всего культура рассматривается как образ жизни, как симбиоз знаний, верований, искусства, нравственности, законов, обычаев, привычек, духовных ценностей, этических норм, представлений, значений, образов, символов, гармонии и красоты. Известно утверждение Ф.М. Достоевского о том, что красота (то есть культура – Л. Ш.) спасёт мир. Фактически, всё содержание человеческой деятельности есть культура. По определению В.Ю. Троицкого, культура – это коренное свойство человека, «Имеет своим признаком – духовно ориентированное сознание, бытие, творчество и результаты творчества, воплощающие и утверждающие духовно-человеческое в человеке. Второй признак истинной культуры – устойчивая иерархия ценностей в отношении к действительности: святое, доброе (прекрасное), обыденное, пошлое, низменное. Третий непременный признак культуры – наследование плодотворных культурных традиций и уважительно-бережное отношение к ним. Наконец, всякая истинная культура национальна. У народа может быть либо своя культура, либо никакой, ибо чужая культура ему не принадлежит». К своеобразию русской культуры В. Ю. Троицкий относит то, что она является православной культурой, поскольку выросла в лоне Православия.
Человек, русский народ имеют право на жизнь в здоровой соприродной им культурной среде. Происходящее сегодня насильственное повреждение этой среды – преступно и недопустимо. Спасение, возвышение и обретение русской культуры является залогом и главным ресурсом прорыва России в будущее.
О понятии русское народосбережение. В истории России, пожалуй, никогда не было официальной государственной программы народосбережения. Как правило, политика властей была человекозатратной. В литературе, например, встречается такой пассаж, когда генерал даёт наставление перед боем младшим командирам: «Вы лошадей берегите, а мужиков бабы нарожают». Известно письмо М. В. Ломоносова «О размножении и сбережении российского народа». На прошлом заседании нашего Русского интеллектуального клуба мы основательно рассмотрели проект Доктрины сбережения и умножения русского и другого коренного народонаселения России (Стратегия демографического прорыва), подготовленный Фондом «Русские». Материалы опубликованы в Научном журнале Московского гуманитарного университета «Знание. Понимание. Умение» № 3 за этот год. Поэтому нет необходимости широко раскрывать эту тему. Скажу лишь, что демографическая ситуация в стране остаётся крайне тревожной, вопрос о геноциде русского народа с повестки дня не снят, угроза того что Россия останется без русских является вполне реальной.
Заявления президента Д. А. Медведева и премьер-министра В. В. Путина о том, что благодаря национальным проектам, стартовавшим в 2007 году, удалось найти эффективный способ решения демографических задач и улучшить демографические показатели, не отвечают истине, вводят в заблуждение. Об этом свидетельствуют, в частности, недавно опубликованные итоги Всероссийской переписи населения 2010 года. Темпы снижения численности населения ускоряются. Если сравнивать 1989 год (последняя советская перепись) и 2002 год (первая российская перепись), то за 13 лет страна потеряла 1,8 млн. человек, и за последние 8 лет мы недосчитались ещё 2,3 млн. человек. Вот вам и национальные проекты. В 2002 году русских было, согласно переписи 115 мил. 890 тыс. человек, а в 2010 году – 111 млн. 20 тыс. человек, т.е. на 4 млн. 870 тыс. русских за 8 лет стало меньше. Русский народ вымирает быстрее других народов. Его потенциальные физические и духовные возможности слабеют. Демографический кризис носит системный характер, чтобы преодолеть его нужны смена человекозатратного, духовно убивающего социально-экономического строя, переход к новой модели жизнеустройства.
И наконец, о понятии русофобия. Она проявляется в неприязни, ненависти, враждебности по отношению к России, русским, русской культуре, русской истории, русскому языку, ко всему русскому. Это, в частности, находит своё выражение:
·                   в отрицании права русских на равноправие, в отрицании статуса русской культуры и русского языка в качестве главных государствообразующих и духовнообразующих факторов в Российской Федерации; в отрицании исторической миссии русского народа как создателя России;
·                   в обвинениях русских в национализме, шовинизме, фашизме;
·                   в геноциде русского народа;
·                   в политике замещения русских мигрантами;
·                   в извращении русской истории;
·                   в навязывании русскому народу чуждых ценностей;
·                   в вытеснении русских из органов управления;
·                   в запрете на политическую деятельность для русских организаций и др.
 
Одоление русофобии является одной из главных задач русских патриотов.
Что касается оценки обстановки в стране, то мне нечего добавить к тому, как охарактеризовал её 5 лет назад на IX Всемирном русском народном Соборё классик русской литературы В.Г. Распутин: «Сегодня мы живем в оккупированной стране, в этом не может быть никакого сомнения. То, чего врагам нашего Отечества не удавалось добиться на полях сражений, предательски содеялось под видом демократических реформ, которые вот уже пятнадцать лет беспрерывно продолжают бомбить Россию. Разрушения и жертвы – как на войне, запущенные поля и оставленные в спешке территории – как при отступлении, нищета и беспризорничество, бандитизм и произвол – как при чужеземцах. Что такое оккупация? Это устройство чужого порядка на занятой противником территории. Отвечает ли нынешнее положение России этому условию? Ещё как! Чужие способы управления и хозяйствования, вывоз национальных богатств, коренное население на положении людей третьего сорта, чужая культура и чужое образование, чужие песни и нравы, чужие законы и праздники. Чужие голоса в средствах информации, чужая любовь и чужая – архитектура городов и посёлков – всё почти чужое, и если что позволяется своё, то в скудных нормах оккупационного режима».
Сегодня речь идёт о начале борьбы русского и других народов России с существующей политической системой и государственной властью против либерального проекта для России, за собственное будущее каждой из сторон противостояния. При этом власть не связывает своё будущее с судьбой народа, русской цивилизации. У неё нет ни национальной идеологии, ни национальной стратегии, ни программы национально-государственного строительства, ни способности управлять созидательными процессами развития страны. Массовые протестные выступления в связи с тотальной фальсификацией выборов продемонстрировали глубокий кризис доверия к власти со стороны подавляющего большинства русского народа, подтвердили её нелегитимность. Победа власти в противоборстве с народом будет означать конец России, конец русской цивилизации. Победа русской нации открывает перед страной отрадные перспективы жизнеустройства на национальных идеалах, святынях, верованиях и ценностях, на основе подлинного народовластия, даёт гарантии выживания и вечности России как великой державы.
Нельзя исключить, что в противостоянии с народом власть может обратиться за помощью к «мировой закулисе», которая и без того оказывает ей всяческую поддержку, попутно грабя нашу страну. На заседаниях нашего Клуба мы не раз рассматривали вопросы, связанные в ведущейся против России Четвёртой мировой войны, с новыми типами войн, когда поражается человек, как таковой, такие человеческие свойства, как духовность, словомыслие, вера, культура, историческое бытие. Поэтому не буду развивать эту тему. Скажу только, шансы на победу у русской нации есть.
Когда-то канцлер Германии Отто фон Бисмарк, который хорошо знал Россию, говорил: «Даже самый благоприятный исход войны никогда не приведет к разложению основной силы России, которая зиждется на миллионах собственно русских... Эти последниё, даже если их расчленить международными трактатами, также быстро вновь соединяются друг с другом, как частицы разрезанного кусочка ртути. Это нерушимое государство русской нации, сильное своим климатом, своими пространствами и ограниченностью потребностей. Не надейтесь, что единожды воспользовавшись слабостью России, вы будете получать дивиденды вечно. Русские всегда приходят за своими деньгами. И когда они придут – не надейтесь на подписанные вами иезуитские соглашения, якобы вас оправдывающие. Они не стоят той бумаги, на которой написаны. Поэтому с русскими стоит или играть честно, или вообще не играть». Бисмарк призывал будущих руководителей Германии никогда не ходить на Русь. Чем закончился поход Гитлера – известно. Но враги России нашли подходы к её уничтожению без вооружённого вторжения, о чём свидетельствует опыт разгрома ими СССР. Такая же опасность сохраняется и для современной Российской Федерации.
«Время не терпит, - убеждал русский патриот И. Ильин, - Откладывать нечего: один в поле и тот воин. Надо теперь же делать то, что требуют интересы России, не спрашивая ни у кого указаний и братски помогая друг другу». Но для того, чтобы вступить в борьбу за будущее России, русского народа, надо, как считал Ф. М. Достоевский, «стать русским во-первых и прежде всего. Если общечеловечность есть идея национальная, русская, то прежде всего надо каждому стать русским, то есть самим собой».
Спасибо за внимание. (Аплодисменты.)
         И.М. ИЛЬИНСКИЙ
         Спасибо, Леонид Иванович.
         Может быть, вопросы?
         А.А. КОРОЛЁВ
         Леонид Иванович, вы очертили круг тех ключевых терминов. Мне бы хотелось узнать, русский патриотизм в условиях свободного выезда за рубеж, относительно свободного, в условиях войны, а не просто операции по наведению конституционного порядка, когда наши ребята молодые говорят, что нам нет никакого резона умирать за интересы толстосумов. И вот в этих условиях как наполнить новым содержанием понятие «патриотизм», и тем более «русский патриотизм»? Спасибо.
         Л.И. ШЕРШНЁВ
         У меня как раз русский патриотизм записан как один из ста вот этих терминов. И конечно, рассматривается из того, что русский человек обязан защищать свою Русскую Землю. Я хочу вам сказать, что многие во время Отечественной войны не столько защищали государство, потому что не всем оно приходилось по духу, сколько защищали свою Русскую Землю. И мы, конечно, должны говорить, что наши солдаты, наши воины должны выполнять свой долг.
         Второе хочу добавить к этому. Мы должны немножко дать новое звучание деятельности нашей армии, нашего военное руководства. Я, например, считаю, что у нас армия, КГБ виноваты прежде всего в том, что случилось с Советским Союзом, потому что и армия, и КГБ предназначены для обеспечения безопасности. Эту безопасность они не обеспечили, и поэтому мы должны всегда воспитывать наших людей, что если ты в армии, то ты не стреляй из танков по Белому дому (а я это прошел), а выполняй свой долг защитника Отечества, защитника Земли Русской, борись против зла. Для этого есть все возможности.
         И.А. МИХАЙЛОВ
         Вообще, удивительный сегодня день. 20 лет назад, 21 декабря 1991 года было создано Содружество независимых государств. А вообще с декабрем 20 лет назад не повезло очень сильно – и распался Советский Союз, правда, незаконно, 8 декабря; а 21 декабря в Алма-Ате была подписана декларация о создании СНГ.
         Что касается Русского вопроса. Уважаемый академик Никита Николаевич Моисеев, одна из серьезных его статей, написанная уже когда он был президентом нашего Клуба, так и называлась – «Русский вопрос». Напомню тем, кто нашего возраста, хотя бы под 60 лет, думаю, они хорошо помнят фильм Михаила Ромма, который также назывался «Русский вопрос», правда, там акцент был несколько иной.
         Но я бы хотел сказать несколько слов о том, к чему мы вообще сегодня пришли. А пришли мы к тому, что 20 лет назад не стало Большой России. И вот когда распался Советский Союз – Большая Россия, то наш народ это не воспринял как трагедию. Вот это первая проблема, которая, как мне кажется, и психологическая, и политическая, должна рассматриваться.
Кстати говоря, если говорить сегодня о наших политических, общественных и религиозных деятелях, то нужно признать, что в 2004 году Путин откровенно сказал, что распад СССР стал общенациональной трагедией огромного масштаба. Помните, в его предвыборную кампанию? Месяц назад Патриарх Кирилл также заявил, что распад Советского Союза стал исторической катастрофой России. То есть то, о чем вы, уважаемые Леонид Иванович и Игорь Михайлович, говорили, что созревает какая-то масса критическая в умах наших политических и не только политических деятелей, факт очевидный.
Но в политике, как известно, всё очень важно делать вовремя. А вот то, что вовремя у нас не делается, это факт очевидный. Думаю, то, что мы наступаем постоянно на грабли нашей проблемы России, Русского вопроса, и если бы сегодня каким-то невероятным образом воскресли Данилевский, Аксаков, Ильин, Погодин и сказали бы нам: «Что же вы? Мы вас предупреждали о том, что будет во взаимоотношениях с Западом». История, получается, учит, что ничему не учит.
         Что бы я хотел отметить. Часто мы недооцениваем внешнюю проблему в развале Большой России. А развал Большой России – это основа Русского вопроса на сегодняшний день.
         И я бы хотел отметить такую вещь. Когда Александр Александрович Зиновьев, который лучше всех, на мой взгляд, выразил ситуацию, связанную с развалом Советского Союза, заявив в очень короткой и емкой фразе, что метили в коммунизм, а попали в Россию, он здесь нас с вами предупреждал, что помните о тех заговорах, которые осуществляются в отношении России и осуществлялись в отношении Советского Союза.
         Теперь я вам напомню несколько фактов, которые, возможно, просто будет интересно узнать. С 80-го по 91-й год на подкуп, на различные операции внутри элиты Советского Союза Центральное разведывательное управление истратило 80 млн. долларов. Откуда эти цифры взяты, я вам чуть позже поясню. Когда говорят о подобных действиях спецслужб, очень часто нас обвиняют в конспирологии. Часто говорят, что вот, мы – алармисты, мы начинаем говорить об этом. Но когда говорил Зиновьев, с ним редко кто спорил, потому что Зиновьев хорошо этот вопрос изучил.
Но если говорить по большому счету, то, конечно, развал Советского Союза начали не только спецслужбы, которые не дремали многие годы. По существу, основной удар был нанесен 13 сентября 85-го года, когда господин Ямани, министр нефти Саудовской Аравии, под диктовку Вашингтона сделал заявление о то, что Саудовская Аравия убирает барьеры в добыче нефти. Если вы помните, добыча нефти возросла в четыре раза, а цены на нефть упали в шесть раз. Я вам напомню цифру, 269 миллиардов Советский союз получал в 80-ом году от того, что продавал нефть. Через несколько лет в 85-86-ом годах эта цифра снизилась на 40%, а в 98-ом году, если вы помните, критическом году эта цифра равнялась 17 миллиардам. Кстати говоря, об этом говорил в свое время Егор Гайдар, который признавал эту ситуацию.
Что касается развала, очень важно, наверное, знать мнение политических деятелей на Западе, которые очень много сказали за последние годы в отношении развала Советского Союза. Вот что сказал Джордж Буш в 92-ом году: «Несмотря на потенциальную возможность для нестабильности и хаоса, это событие – распад СССР давно отвечает нашим национальным интересам!». Вот что сказал тогдашний премьер-министр Великобритании Джон Мейджор: «Задача России после проигрыша в «холодной войне» обеспечить ресурсами благополучные страны, но для этого им нужно 50-60 миллионов человек». Лучше всех, точнее, откровеннее всех тогда сказал тогдашний госсекретарь США Колин Пауэлл, который провозгласил: «Россия должна забыть о том, что у нее есть какие-то интересы в республиках бывшего СССР. Мы не позволим России вмешиваться в дела бывшего СССР, ибо восстановление Советского Союза не входит в стратегические планы правительства и государства США». И последнее. Билл Клинтон, выступая 25 октября 1995 года, сделал следующее заявление: «Используя промахи советской дипломатии, чрезвычайную самонадеянность Горбачева, его окружения, в том числе и тех, кто откровенно занял проамериканскую позицию, мы добились того, что собирался сделать сам президент Трумэн с Советским Союзом посредством атомной бомбы. Правда, с одним существенным отличием. Мы получили сырьевой придаток, не разрушенное атомом государство, которые было бы нелегко создавать. В годы так называемой перестройки в СССР многие наши военные и бизнесмены не верили в успех. И напрасно. Расшатав идеологические основы СССР, мы сумели бескровно вывести из войны за мировое господство государство, составляющее основную конкуренцию Америке».
         Так что вот так вот нас рассматривали и ситуацию с дезинтеграцией Советского Союза рассматривали, как мы их называем сегодня в политическом лексиконе – наши бывшие партнеры.  
Итак, если вспомнить развал Советского Союза и обещания, данные Западом, мы неожиданно обнаружим, что США не выполнили ни одного своего обещания – ни финансово-экономической помощи, ни поправки Джексона-Вэника, которая перекочевала и стала реликтом «холодной войны» из XX в XXI век, ни расширение НАТО на Восток они не остановили. Сегодня еще более серьезная тенденция в том, что начали очень активно, на мой взгляд, на Западе понимать, что старыми методами с Россией не покончить, и активнейшим образом начинается обработка населения и воспитание молодого поколения посредством тех реформ, которые нам навязываются. И то, о чем говорил Игорь Михайлович Ильинский, что рождается новое поколение людей, и развивается, и воспитывается, которому Россия не интересна. В период глобализации неоглобалисты заявляют о том, что уже можно прожить без своей родины. Если сейчас вы вспомните, сколько людей говорит о патриотизме среди молодежи, вы в этом убедитесь.
         Что сегодня необходимо? Сегодня необходимо сосредоточиться России. Очень важно создать условия, чтобы русский интеллект, ум и сметка работали на усиление и процветание Российского государства, иначе Россия обречена обслуживать своими природными богатствами и образованными специалистами чужие страны, народы и их интересы.
         И к разговору о молодом поколении. Как говорится, что в кувшин налито, то из него и льется. Еще Монтескье в свое время произнес фразу, что никогда мы не воспитаем патриотов своей родины, если не будут воспитаны в этом духе их отцы. Нужно начинать в том числе и с нас самих, чаще говорить с молодежью о России, ее истории, ее традициях и т.д. И тогда что-то может получиться.
         Спасибо.
         А.И. ФУРСОВ
         Уважаемые коллеги, насколько позволяет время, я остановлюсь на трёх темах – метафизика, история, геополитика и психоисторическая (психоинформационная) война.
Вопрос первый: мы, русские – нация или нет? Сначала нужно договориться о термине, что такое нация. В соответствии с принципами системности и историзма я определяю нацию как такую социоэтническую форму организации населения, базовой единицей, базовым кирпичиком которой является индивид. Нация не может состоять из каст, из полисов, из племен, из кланов, здесь другие лояльности. Нация – феномен социума капиталистической эпохи, буржуазного общества. Так же как не может быть добуржуазной частной собственности, не может быть и добуржуазной нации.
Следует признать, что в дореволюционный период русские так и не стали нацией. Основная масса населения жила общинами, общинная лояльность была важнее национальной, и в этом отношении, кстати, неприятное отличие русского крестьянина от немецкого бауэра времён Первой мировой войны.
В советское время у нас ковалась общность нового типа – советский народ, и превращение русских в нацию в советский период так и не завершилось, несмотря на индивидуализацию общественной жизни и т.п. В плане развития национального сознания русские отставали от представителей других этнических групп, как имевших свои союзные республики (например, литовцы, украинцы, грузины, армяне, узбеки и т.д.), так и не имевших их (евреи). Это было связано с тем, что национальная политика партии и правительства в РСФСР была направлена на развитие интернационализма, а в республиках помимо прочего стимулировалось развитие национального самосознания, которое в 1970–1980-е годы превратилось в те или иные формы национализма. В результате с распадом СССР русские с точки зрения национальной ситуации (чувство национальной идентичности, национальная сплочённость и т.д.) оказались в худшем положении, чем представители других этнических групп. Парадоксальность ситуации усугублялась тем, что процент русских в РФ (80%) был значительно выше, чем в СССР, а вот в Конституции РФ тезису о русском народе как государствообразующем места не нашлось.
Получается, что нынешние русские, русские в РФ это часть находящегося в состоянии разложения советского народа?
Вопрос второй: народ – это все население? Думаю, нет. Это та часть населения, которая воспринимает себя как историческое целое в пространстве и во времени, соотносит своё настоящее национально-идентичное бытие с прошлым и настоящим. Остальные, как это ни прискорбно и страшно признавать, – это биомасса, биороботы, над очеловечиванием которых надо работать. Слабым утешением служит то, что значительная часть населения Запада – это зомбированные биороботы. 
У Николая Заболоцкого есть такие строки: «Как мир меняется, и как я сам меняюсь, лишь именем одним я называюсь». Русские были разным народом на протяжении своей истории. Был московский русский человек, был петербургский русский человек, был советский русский человек. И появлению каждого вида русского человека предшествовала катастрофа, новый тип русского человека возникал из пламени катастрофы, смуты как её преодоление. Так, московский русский человек вышел из «смутной шинели» начала XVII в.; петербургский – из петровского лихолетья, советский из русской революции 1917–1939 гг. т Великой Отечественной войны.
Показательно, что русские смуты и потрясения совпадали с европейскими и/или мировыми, и это резко врывавшееся в русскую жизнь ледяное дыхание мировой истории придавало русской жизни убийственное и в то же время творческое измерение, заставляя значительный процент населения решать немыслимые ранее задачи – такие, которые превращали его в субъект истории. И в новый русский тип.
В 1970–1980-е годы налицо была социальная деградация русского советского человека, что и стало фоном демонтажа советского общества частью номенклатуры, спецслужб и теневиков в союзе с западным капиталом. С разрушением СССР, которое было социосистемной, цивилизационной и геополитической катастрофой должен появиться новый тип русского человека. В этом – залог будущего.
От метафизики перейдём к истории. Если взять длинный XIX век, от воцарения Павла и до Русско-японской войны, то у России было два провала и одна победа: победа над Наполеоном и два поражения – в Крымской и Японской войнах. То же самое ХХ век, два провала: в 1917 году рухнула самодержавная Россия, в 1991 году рухнул Советский Союз, а между ними была Великая Победа. И великий Советский Союз – пик русской истории. Я глубоко убежден, что советское коммунистическое общество было пиком русской истории, её высшим достижением.
Построенное с большими жертвами (впрочем, все новые общества рождались в жестокой социальной борьбе и строились ценой больших жертв – в этом плане советское общество не является ни исключением, ни рекордсменом) советское общество воплотило многие традиционные русские идеалы и смогло решить те задачи, которые стояли перед русским этносом на рубеже XIX–XX вв. и которые прежняя организация этого суперэтноса – самодержавная – решить не смогла. Более того, с середины XIX в. русский суперэтнос начал уступать свои позиции в мировой борьбе англичанам и немцам, а с конца XIX в. ещё и американцам.
Подводя итоги XIX века и XIX веку, один из самых умных и блестящих русских публицистов М.О. Меньшиков писал: «…девятнадцатый век следует считать столетием постепенного и в конце тревожно-быстрого упадка благосостояния в России».
Чуть выше: «Подобно Индии, сделавшейся из когда-то богатой и ещё недавно зажиточной страны совсем нищей, – Россия стала данницей Европы во множестве самых изнурительных отношений… Народ наш хронически недоедает и клонится к вырождению, и всё это для того только, чтобы поддержать блеск европеизма, дать возможность небольшому слою капиталистов идти нога в ногу с Европой».
И далее: «Если не произойдёт какой-нибудь смены энергий, если тягостный процесс подражания Европе разовьётся дальше, то Россия рискует быть разорённой без выстрела; “оскудение”, захватив раньше всего прикосновенный к Европе класс, доходит до глубин народных, и стране в таком положении придётся или иметь мужество отказаться от соблазна, или обречь себя на вечный плен… Вдумываясь в тихий погром, который вносит англо-германская раса в остальное человечество, невольно сочтёшь грёзу современного антихриста – Ницше, грёзу о “белокуром смеющемся льве” – не мечтой безумца, а пророчеством грозным и уже осуществляющимся. Будущее от нас скрыто, но девятнадцатый век был непрерывным крушением и цветных, и более вялых бледных рас. Социальное перетирание слабых, рост пролетариата и вымирание его, – что это, как не вытеснение остатков древних рас потомством одной, самой мощной? Среди самих англичан и немцев идёт эта структурная перестройка, борьба человеческих типов. Один какой-то сильный и хищный тип, по-видимому, поедает остальные».
А чуть выше: «Германия и Англия – вот на рубеже ХХ века торжествующие народности, не только вожди, но и истребители человечества. Наш славянский мир, как и латинский, позади этих хищных рас. Может быть, некоторая примесь жёлтой туранской крови ставит нас в положение оборонительное. Мы неудержимо отстаём в развитии народной энергии и постепенно втягиваемся в сеть англо-германского захвата. Россия ещё страшна своею государственною силой; как племя белое, подобно Франции, Россия жизнеспособна, но видимо на всех мирных поприщах уступает белокурому соседу».
Весьма пессимистический прогноз по поводу судьбы русского суперэтноса, с одним «если» у Меньшикова: «Если не произойдёт какой-нибудь смены энергий». Смена энергий произошла, причём не так, как планировали «главные энергетики» этой смены – интернационал-социалисты, левые глобалисты, нацеленные на мировую (перманентную) революцию в духе Ленина и Троцкого. В 1923 г. надежды на мировую революцию не оправдались, три года спустя Сталин всерьёз застолбил программу строительства социализма «в одной, отдельно взятой стране», а ещё спустя три года вышиб из страны главного «перманентного революционера», разгромил бухаринскую команду и начала «великий перелом», без которого СССР смели бы уже в конце 1930-х годов. Вместо мировой революции, при которой России была уготована судьба поставщика сырья (как это произошло в условиях мировой контрреволюции – неолиберальной – в 1990-е годы), из Котлов Истории со студёной и кипящей водой вынырнул индустриально-аграрный добрый мóлодец Союз Советских Социалистических Республик – новая властно-экономическая форма бытия русского суперэтноса в ХХ в.
Это и была спасительная смена энергий, которая не позволила, выражаясь языком Меньшикова, хищному англо-германскому типу устроить русский погром и разорить страну. «Белокурых бестий» успокоили на полях от Москвы до Берлина (хотя искренне жаль, что русские постоянно воюют с немцами, работая таким образом на чужие – англосаксонские интересы). В виде сверхдержавы СССР русский суперэтнос просуществовал более четырёх десятилетий после войны, оказавшись в 1990–2000-е годы по злой иронии истории в таком же положении, что и в 1890–1900-е.
В то же время опыт советских побед показывает, что решать национальные проблемы, проблемы сохранения и развития русского суперэтноса следует на путях социальной инженерии, создания новых социальных форм, адекватных ценностям и духу народа.
То, что произошло в 1941 г., очень хорошо показывает, насколько более жизнеспособным было советское общество, чем самодержавная Россия. В 1916 году был окончательно выбит офицерский корпус, вместе с офицерским корпусом рухнула армия, вместе с ней рухнуло самодержавие. В 1941 г. выбивается офицерский корпус советской армии, армия рушится, почти 4 миллиона попадает в плен. Однако в 1942 г. приходят молодые мужики, которые создают новую армию, ломают хребет Гитлеру и расписываются на рейхстаге. Это значит, что в 1930-е годы было создано, то, что социологи называют «модальным типом личности» – 8–10% населения, способные осмысленно ставить и решать задачи, т.е. быть субъектом истории. И эти 8–10% «социальных гвардейцев», «вытащат» за собой остальных. Советское общество было здоровым в довоенный период и в первые два десятилетия после войны. Затем в 1960-е годы начался процесс разложения.
Сталин прекрасно понимал, что его система после войны начала давать сбои, её нужно перестраивать, в частности, устранять дублирование партийных и государственных органов, а потому сохранить за партией функции идеологическую и подготовки кадров, а реальную власть сконцентрировать в Совмине. Однако Сталин умер, и этот проект не реализовался, началось своеволие и разложение партаппарата и номенклатуры.
Ну а на рубеже 1960–1970-х годов активизировалась интеграция части советской верхушки в мировую систему. И когда мы говорим, что Горбачёв и «пятая колонна» предали Советский Союз, то с эмоциональной точки зрения это правильно. Но с точки зрения политэкономии мировой капиталистической суть в том, что значительная часть советского верха стала превращаться в советский сегмент международной корпоратократии – молодой и хищной фракции мирового капиталистического класса, заявившей о себе сразу же после окончания Второй мировой войны. Со временем задача легализации капиталов привела этот слой к мысли о демонтаже СССР, что и вошло в историю под названием горбачёвщины. Хотя, конечно же, бывший ставропольский комбайнёр был марионеткой в руках той части советской верхушки, решившей интегрироваться в капсистему, и их союзников на Западе, прежде всего в англосфере, которые стимулировали этот процесс, а с какого-то момента направляли. Так, Р. Гейтс признаётся, что в сентябре 1989 г. им в Вашингтоне по заданию президента была создана секретная группа из пяти человек для планирования на случай чрезвычайных происшествий в СССР; группа разрабатывала планы того, что делать с Россией после того, как рухнет СССР (системное планирование в духе В. Лефевра) и работала над решением задачи контролируемого разрушения СССР. И после этого кто-то ещё пытается утверждать, что крушение Советского Союза было неожиданностью для США?
Следующий важный русский вопрос: а что у нас с правящим слоем, с национально ориентированным властным классом, успешно действующим на мировой арене? Был такой в нашей истории? Например, в Великобритании такой слой был и есть. Во Франции и Германии тоже, аналогично – в Китае и Японии. А что же в России?
У англосаксов есть поговорка: «Каждое приобретение есть потеря, и каждая потеря есть приобретение». В России была традиционно сильная центральная власть, стремившаяся к тому, чтобы быть единственным субъектом во властной сфере. И это позволяло России успешно существовать в течение веков. Однако была и обратная сторона медали. Господствующие слои («классы» – в кавычках, поскольку классов в строгом смысле этого слова русская история не знала, как не знала ни феодализма, ни капитализма в качестве социальных систем), существовавшие в русской истории по сути были функциональными органами стремящейся к моносубъектности власти. Любое оформление этих слоёв как слоёв-для-себя власть воспринимала как угрозу и имела на это все основания. Поэтому все русские властители стремились ограничить самостоятельное политическое развитие и значение функциональных органов власти. Отсюда – отсутствие политического класса более или менее независимого, обладающего своими формами организации и существующего институционально отдельно от власти.
На Западе с определённого момента его истории (XVIII - XIX вв.) у национальных высших классов появились свои наднациональные закрытые структуры управления (закрытые структуры наднационального управления), усилившие позицию верхушки национальных высших классов (аристократия и буржуазия, главным образом, финансовая) по отношению к их государствам, центральной власти их стран. В России ничего такого не было, поэтому помимо прочего российское государство с определённого момента стало врагом не только западных государств, но и в ещё большей степени западных национальных структур, не говоря уже о революционном движении. Причём это враждебное отношение не зависело от того, какой строй в России – самодержавный, коммунистический или посткоммунистический. Как заметил в одном из своих интервью Зб. Бжезинский, не надо себя обманывать: мы боролись не против коммунизма, а против России, как бы она не называлась. Похожую фразу произнёс другой «большой друг» русских и «друг» немцев Черчилль. В 1940 г. он заявил: мы воюем не с Гитлером, а с духом Шиллера – в том смысле, чтобы он никогда не возродился. Аналогичным образом борьба Запада с Россией – это борьба с духом Пушкина, с русским народным духом, об этом всегда нужно помнить. Но вернёмся к теме исторической слабости господствующих групп в России.
Будучи зависимыми от власти, многие их представители с завистью смотрели на западные порядки, им хотелось «как в Европах», отечественные порядки их раздражали. Отсюда – западничество, западоцентризм мировоззрения вплоть до русофобии в самих русских верхах, криптокатолицизм и криптопротестантизм. Помноженные на некомпетентность эти качества приводили к тому, что в последние два столетия (за исключением 1930–1940-х годах) наши верхи всё время проигрывают информационно-пропагандистские и дипломатические сражения; армия побеждает, а дипломаты и пропагандисты не могут превратить эти победы кровью в победы на бумаге, на мониторе компьютера. Сегодня, в условиях подъёма на Западе сетевых структур ситуация ещё более обостряется.
И была ещё одна причина слабости, а по сути – несформированности русского правящего класса. Дело было не только в том, что часть тесно связанного с властью верхнего слоя начинала приходить в упадок вместе с этой властью или даже чуть раньше, не только в том, что власть «политически» блокировала, подсекала формирование такого слоя, в результате чего он просто не успевал сформироваться, а значит, стать полноценным субъектом внутри страны и на внешней арене, не только в том, что была принципиально слабо институциализирована, но и в чисто экономических причинах. Дело в том, что в России традиционно создавался небольшой по объёму совокупный общественный продукт, намного меньший, чем в большей части Запада и Востока: Россия в природно-хозяйственном плане – евразийское неудобье. В связи с этим Россия не могла себе позволить ни значительный по численности, богатый или хотя бы независимый господствующий класс, ни многочисленную бюрократию. В 1789–1861 гг. 70% российского дворянства были «дубровскими» и не могли вести социально приемлемый дворянский образ жизни; ещё 20% жили в долг, шустрят душами – живыми и мёртвыми (да так, что к 1859 г. 60% крепостных были заложены ими государству, что и помогло в значительной степени проведению реформы) и только менее 10% были «троекуровыми» или покруче.
Жизнь значительного процента верхушки по западным стандартам предполагала отчуждение ею у населения не только прибавочного, но и определённой, нередко значительной части необходимого продукта. Это вело значительную часть населения к регрессу, а общество – к разложению. Наглядные примеры – пореформенная Россия и послекоммунистическая РФ, особенно времён ельцинщины. Таким образом, высокие материальные стандарты (потребление, роскошь) тесно связаны у российских верхов с Западом и бюрократической карьерой. Отсюда у немалой их части – карьеризм, непрофессионализм, несамостоятельность в постановке и решении проблем, с одной стороны, и психологическая ориентация на Запад, на чуждые образцы вкупе с презрением к собственному народу, как и «мужичью», к «совкам», с другой. Все эти черты усиливались по мере разложения правящей верхушки, будь то описанный Н. Врангелем рубеж 1890–1900-х годов, за два десятилетия до крушения самодержавия, или рубеж 1960–1970-х годов, за два десятилетия до распада СССР. Один пример: в 1968 г. итальянский кинопромышленник Дино де Лаурентис о нашей киноинтеллигенции и партийных и гэбэшных деятелях, сопровождавших киношников в их поездках на Запад, сказал следующее: ради нас – ради Запада – они мать родную продадут.
Вывод: в истории нашей страны в разных её системах сильный национально ориентированный слой так и не сформировался по ряду социальных и экономических причин. Исключение – особый исторический период 1930–1940-х годов. Уже с конца 1950-х годов началось разложение советских верхов, и нынешние господствующие слои суть конечный результат этого процесса, протекавшего с определённого момента в тесном контакте с Западом – его наднациональными структурами, капиталом, спецслужбами.
Национальные победы требуют национально ориентированных сильных верхов. Проблема, однако, в том, что, во-первых, время национальных государств действительно прошло; во-вторых, противник возрождения России – наднациональные структуры, эффективно противостоять которым может только наднациональная же структура. Такой структурой, в частности, может стать грамотно выстроенный Евразийский Союз – союз патриотов-державников и интернационалистов одновременно. Думаю, в его подготовке значительную роль могут сыграть наука и образование.  
В связи с этим я хочу затронуть комплексный вопрос «наука – образование – студенчество». Думаю, не стоит преувеличивать непатриотизм нашей молодежи. Я общаюсь со студентами, есть разные студенты в разных вузах. Надо активно поощрять государственно-патриотическое направление мысли, мы почему-то стесняемся патриотизма. А вот японцы, например, не стесняются: у них открыто говорится, что главная задача образования – воспитывать патриотов. И, конечно же, надо помнить мысль, высказанную В. Набоковым-младшим, что конкретная власть и Родина – не одно и то же. Впрочем, и абсолютизировать и излишне логицизировать эту мысль не стоит. В связи с этим имеет смысл подумать о разработке серьёзных общих курсов для магистратуры всех гуманитарных факультетов по русской и мировой истории, которые чётко ориентировали бы молодых людей в реалиях не только прошлого, но и сегодняшнего дня. Такие курсы должны представлять молодым людям реальную картину мира в его прошлом и настоящем, чётко соотнесённую с русскими национальными интересами и ценностями. Реальная картина мира – мощное психоисторическое оружие, значение которого будет возрастать по мере усиления информационной войны, которую ведут и будут вести западные и иные верхушки против России, против русского суперэтноса. 
Русский суперэтнос с середины XVI в. является стержнем, образующим элементы всех геополитических образований на территории Северной Евразии, как бы они ни назывались – Московское царство, Российская империя, СССР или РФ. Суперэтнос как психоисторическая целостность существует в единстве с территорией, которую занимает, и властной формой, являющейся его геополитическим панцирем, щитом и мечом одновременно. Отсюда – триединая задача наступательной защиты суперэтноса, его духа, территории и геополитической организации. Поскольку в нынешних условиях главным видом войны становится информационный, психоисторический, то главная форма наступательной защиты – информационная.
Нынешняя ситуация характеризуется:
·       численным сокращением русского этноса;
·       его качественной деградацией (включая деградацию морально-нравственной, волевой и интеллектуальной сфер, дерационализацию сознания и поведения), характеризующей как низы, так и верхи; последние отличаются низким профессиональным и этическим уровнем, компрадорскими установками, в социокультурном плане являются главным образом денационализированными (независимо от национальности) маргиналами;
·       сжатием территории;
·       ослаблением до пунктирности геополитического панциря.
Всё это угрожает существованию русского суперэтноса как особого исторического субъекта. Нужно признать, что в целом последние 100–150 лет (исключение – 1930–1950-е годы) русский суперэтнос не выдерживает мировой конкурентной борьбы с англосаксами и немцами (эта тенденция, отмеченная, как мы видели, М.О. Меньшиковым, наметилась уже в конце XIX в.). Сегодня положение усугубляется подъёмом Китая и нарастающим давлением ислама, не говоря о сохраняющемся давлении со стороны Запада.
Ясно, что в ближайшее время русский суперэтнос (именно он, поскольку государство и так ослаблено) станет объектом информационных и психоисторических атак со стороны Запада. Цели:
·     подорвать чувство национально-культурной идентичности;
·     привить комплекс исторической неполноценности, заставить каяться, признать превосходство Запада как «наставника», испытывать благодарность за его «прогрессорскую деятельность»;
·     подавить волю к психоисторическому сопротивлению;
·     навязать чуждые стереотипы мысли и действия (психоинформационная колонизация);
·     уничтожить субъектность русского суперэтноса, заставить отказаться от национального наследия, вымазать последнее чёрным цветом;
·     мифологизировать сознание.
Главными действующими лицами западного наступления будут:
·       неправительственные объединения;
·       фонды и ассоциации как фасадные организации наднациональных структур управления, ТНК и спецслужб;
·       исследовательские институты;
·       медийные структуры;
·       их подельники в РФ («пятая колонна»).
Главным полем психоинформационного сражения станет история. Наступление будет развиваться по нескольким направлениям.
Первое – советский период русской истории. Здесь основной акцент будет сделан на:
·       противопоставление «хорошего самодержавия – плохому коммунизму», «хороших белых – плохим красным»;
·       представление сложной властной и социальной борьбы 1920–1930-х годов как «сталинских репрессий»;
·       резкое принижение значения победы СССР в Великой Отечественной войне (путём ложного завышения советских потерь, раздувания значения западной помощи, дегероизации советского народа, отождествления советского строя с нацистским режимом, наделения СССР такой же виной в развязывании Второй мировой войны, как и Третьего рейха и т.п.).
Второе – русская история в целом. Здесь главным будет подчёркивание:
·       якобы деспотической природы всех властных режимов русской истории;
·       якобы экспансионистски-имперского характера нашей истории (при выпячивании и восхвалении откровенно слабых и прозападных правителей и очернении и шельмовании сильных – Ивана Грозного, Николая I, Сталина);
·       якобы «варварско-агрессивного» и «отсталого» характера России по сравнению с «гуманным» и «прогрессивным» Западом.
Третье направление – собственно русский суперэтнос:
·     подчёркивание якобы «рабского характера» русского суперэтноса;
·     акцентирование негативных черт русских как национальной константы;
·     трактовка русского суперэтноса как пассивного и консервативного, неспособного к развитию (последнее понимается только в западно-буржуазном смысле).
Всё это вместе взятое призвано обеспечить культурную трансформацию постсоветского общества, произвести окончательное переформатирование, перекодировку русской цивилизации как мишени в интересах верхушки мирового капиталистического класса, мирового истеблишмента, в котором постоянно растут роль и значение спецслужб (в частности, разведывательных) и военных.
В связи с усилением информационной войны против русского суперэтноса в нашей деятельности, помимо обозначенных в качестве основных исследовательских направлений большое место должна занять практическая работа по наступательному отражению психоинформационных атак исторических противников русского суперэтноса.
Думается, наше психоинформационное контрнаступление должно развиваться на двух «фронтах»: русском и западном (мировом).
На «мировом фронте» необходимой представляется работа по следующим темам:
1.     Запад как цивилизация-хищник, прогресс которой осуществляется главным образом за счёт остального мира.
2.     Цивилизационные, исторические и классовые корни ненависти Запада к русским и России и его страха перед ними.
3.     Природа, структура и формы организации (главным образом наднациональные и закрытые) западной элиты, её национальные, клановые и «отраслевые» противоречия.
4.     Методы, формы и средства борьбы Запада против России. «Холодная война» как высшая точка противостояния Запада и русского суперэтноса (особое внимание к психоисторическому воздействию Запада на властные верхушки и интеллигенцию СССР, соцстран и руководство международного коммунистического движения; анализ природы и основных этапов формирования «пятых колонн» в русской истории – от предателей-бояр времён Ивана Грозного и Смуты до наших дней). Анализ преемственности в целеполагании, повестке дня, методах и средствах ведения борьбы против России североатлантических элит и нацистского режима, который во многих отношениях был своеобразной лабораторией для западной верхушки в целом.
5.     Организации-субъекты психоинформационной войны против русских и РФ на современном этапе; основное внимание – «фасадным» организациям (фонды, центры, неправительственные организации, научные центры, университеты и т.п.), за которыми скрываются «закулиса» и спецслужбы; формы деятельности этих структур в союзе с «пятой колонной».
 
На «русском фронте» необходимой представляется работа по следующим темам:
1.     Социальная природа власти в России и её отношений с народом; сравнительный анализ самодержавия и коммунизма.
2.     Социальная типология русских исторических типов в их динамике («московский», «петербургский», «советский» типы). Русский психопрофиль.
3.     Русская революция в единстве «интернациональной» (1917–1927 гг.) и «национальной» (1927–1939 гг.) фаз; характеристика основных субъектов этого процесса (большевики, правые социалисты, разведструктуры Российской империи, Фининтерн, Коминтерн и др.), их отношений с Западом и с народом.
4.     Социальная природа и основные противоречия советского общества. Феномен сталинизма.
5.     Сравнительный анализ разрушения Российской империи (1877–1917) и СССР (1961–1991): причины, механизмы, диалектика внутреннего и внешнего.
Необходимо понимать, что субъектом, атакующим русский этнос, являются не отдельные государства или их союз, а Глобальная Матрица, глобально организованная верхушка мирового капиталистического класса. Идеологии последнего устами своих политических (Дж. Буш, П. Вулфовиц и др.) и интеллектуальных (корпорация RAND и др.) представителей утверждают, что, во-первых, противоборствующие в современном мире стороны – это не государства, а, с одной стороны, глобальная цивилизация, а с другой – террористическое сообщество. Под «глобальной цивилизацией» подразумевается верхушка мирового капиталистического класса, его организация-паутина в единстве с сетью и пауками разного размера, а в «террористическое сообщество» можно записать любого, кто не желает плясать под дудку глобалитариев: вчера – Ливия, сегодня – Сирия, завтра – Иран, Россия, Китай.
Во-вторых, утверждается, что в современной глобальной психоинформационной войне логика этой борьбы определяется не национально-государственными интересами, а общечеловеческими (это мы уже слышали в «перестройку» – под лозунги общечеловеческих ценностей шайка Горбачёва громила СССР).
Тезис об общечеловеческих ценностях дополняется тезисом о необходимости создания наднациональных сетевых структур по борьбе с терроризмом. Здесь всё ясно: сетевые структуры – эффективное средство против государств, и именно такого рода структуры будут использоваться в психоисторической войне против России и Китая. Важный составной элемент этих структур – «пятые колонны», особенно в сферах политики, науки и образования. Интеллектуальное и пропагандистское подавление «пятой колонны» вообще и в сфере науки и образования, в частности, должно стать важнейшей задачей государственно-патриотических учёных и журналистов; причём здесь важно не реагировать на вызовы, а действовать наступательно, нанося упреждающие удары. 
Многое из указанных направлений работы делается Центром русских исследований Института фундаментальных и прикладных исследований нашего университета.
         Спасибо!
 
 
 
         М.В. ДЕМУРИН
         Я тоже начну с этой памятной даты – дня, когда прекратил свое существование СССР. Должен сказать, что, конечно, большую и крепкую страну развалить нельзя. Забывать о том, что и государственное руководство, и партийно-государственная номенклатура, и интеллектуалы научной сферы, и творческая элита, и те, кого порой называют «простым народом», - все они тогда оказались неспособными развить советский проект, адаптировать его к вызовам последней трети ХХ века, было бы безответственно. В то же время, конечно, забывать о том, что Советскому Союзу активно помогли развалиться, мы тоже не должны. Более того, это было бы преступно с учетом того, что происходит сейчас в России и вокруг нее.
Добавлю один тезис к тому, что сказали Игорь Михайлович и Леонид Иванович по поводу того, почему надо сегодня активно заниматься русским вопросом. На мой взгляд, мы всегда должны помнить, что русский народ – это единственный народ, который до сих пор готов брать на себя ответственность за всю страну в целом.
Начиная с 2005 года, когда после ухода с государственной службы я подключился к авторскому коллективу Русской доктрины, мне часто приходилось и приходится при обсуждении русского вопроса встречаться с представителями других народов России. Обычно разговор с их стороны строится так: а почему ваша доктрина называется русская, а не российская; а у вас в доктрине достаточно учтены наши интересы как таких же, как русский, государствообразующих народов; в должной пропорции? В одной аудитории особенно активны в этом плане были татарские представители, которых было бы более правильно назвать словом «шовинисты», а не «националисты» (позже я скажу пару слов о навязываемой нам здесь подмене понятий). Я тогда задал им встречный вопрос: а вы можете показать мне «Татарскую доктрину», которую вы написали как представители государствообразующего народа России, причем доктрину для всей России, в которой интересы русского народа учтены в той пропорции, какую русские составляют во всем населении нашей страны? Конечно, такой доктрины они предъявить не смогли. Доктрины любого другого государствообразующего народа России касаются преимущественно только его, его территории, его интересов.
Следующий момент в ответе на вопрос, почему сегодня надо заниматься русским народом. Да просто потому, что последняя треть ХХ века и первое десятилетие ХХI века стали тем временем, когда русский народ активнейшим образом обрабатывался в духе космополитизма, временем потери им национальной идеи. Одновременно это были годы, когда все другие народы сначала Советского Союза, а после его развала - России активно воспитывались в своем национальном, народном духе. Это было правильно в том смысле, что каждый народ должен воспитываться в своем народном духе. Но именно каждый народ! А здесь еще налицо были известные антирусские шовинистические переборы.
Более того, если мы вспомним русских философов ХIХ века, то увидим, что и И. В. Киреевский, и Ап. А. Григорьев, и Н. Н. Страхов подчеркивали прочную связь самосознания личности с самосознанием нации, строили концепцию формирования личности на основании присущего ей чувства народности. Без присутствия в ней народного духа настоящей личности быть не может! Русский народ, однако, как я уже говорил, обрабатывали совершенно в другом ключе, и поэтому восстановление, я еще раз подчеркну это, восстановление равновесия в плане воспитания русского народа в его национальном духе – важнейшая задача сегодняшнего дня.
         Леонид Иванович озвучил здесь интересную мысль: одним из путей воспитания народного духа является то, что китайцы называли «обновлением имен», то есть возвращение к правильной понятийной сетке, и изложил свой подход к решению этой задачи. Институт динамического консерватизма занимается таким проектом уже год. Он называется «Современный русский тезаурус», или «Русские смысловые ключи ХХI века». Отправной точкой работы является понимание того, что сегодня на русском языке, к сожалению, далеко не всегда озвучиваются русские смыслы и далеко не все, кто даже говорит на хорошем русском языке, готовы это делать. Последние, как минимум, 25 лет на русском языке озвучиваются, в основном, смыслы западной цивилизации. В этом, кстати говоря, состоит основная причина потери интереса к русскому языку в мире. В XX веке, особенно в 1930 – 1960-е годы, рост интереса к русскому языку объяснялся тем, что на нем можно было узнать то, что невозможно было узнать ни на одном другом языке мира. Причем это были знания не только о новом политическом устройстве и новой социальной доктрине, но и о новых культурных достижениях, о новом в науке и так далее. Сегодня ситуация противоположная: объем принципиально новых знаний, путь к которым открывает только знание русского языка, сократился в разы. Но навязыванием чужих смыслов и намеренным искажением исконных значений русских слов дело не ограничивается: серьезные разрушительные последствия несет и сам по себе нарастающий информационный вал, который «замыливает» русские понятия.
Приведу несколько примеров.
Первый относится к категории заведомого искажения. За последние 20 лет была осуществлена подмена понятий «национализм» и «шовинизм». То, что называется шовинизмом, стали называть национализмом. Говорят, что шовинизм может быть только «великодержавным». Это не так: мы наблюдаем шовинизм латышских, эстонских, литовских этнорадикалов. Есть немало шовинистически настроенных этнорадикалов и в национальных республиках – субъектах Российской Федерации. Есть они и среди русских. Но это именно шовинисты, а не националисты. Называют же их националистами для того, чтобы извращать важное для любого этноса понятие национализма в его правильном смысле любви к своему народу. Значит, надо доходчиво объяснить, что такое национализм, чем он отличается не только от шовинизма, но и от патриотизма, почему без него слово «интернационализм» теряет смысл и так далее.
Второй пример. Мы сегодня говорим о русском народе. Давайте вдумаемся в слово «народ». Можно сказать: «Русский народ несет ответственность за Россию – свою родину». В то же время, фраза «Русский народ живет во всех уголках нашей планеты» звучала бы для русского уха странно, неестественно. Мы, скорее, скажем: «Русские живут во всех уголках нашей планеты». А вот утверждение «Русский народ живет на всей территории бывшего Советского Союза» воспринимается абсолютно нормально. Почему? Потому что в этом случае он у себя на родине. В русском языке слово «народ» непосредственно связано со словом «родина». Родина – это материальное воплощение всего того, что составляет дух русского народа. Она хранит этот дух, именно она является главным звеном в передаче этого духа от поколения к поколению.
Большая беда советского периода заключалась в том, что о духе и духовности (это еще один пример к нашему разговору о смысле слов) говорили как о чем-то абстрактном и однозначно положительном. Между тем, духовность может быть и темной, и тогда она выражается в темных делах. Дух, в свою очередь, тоже всегда, так или иначе, имеет свое воплощение. А одна из форм воплощения народа и одновременно источник его существования – это его Родина. Поэтому, каково состояние народа, таково состояние Родины и наоборот. Могут ли те, кто долгое время, причем по своей воле, прожил за пределами родины, выступить в качестве ведущей силы народа как активной исторической силы? Уверен, что нет. Нам, однако, сегодня активно навязывают именно такой взгляд, организуя соответствующие затратные программы привлечения в страну тех, кто покинул ее в 1990-е годы. А русский народ, проживший все эти сложные годы у себя на родине, еще и уговаривают: эти люди извне не только тебе «помогут», но еще и тобой «эффективно» поруководят.
Если же говорить об общем подходе, то он у нас отличается от того, что предложил коллега Шершнёв. Мы считаем излишним говорить о «русской правде», «русской свободе», «русской воле». Важно, на наш взгляд, ясно определить само слово «русский» и говорить о свободе, воле, обществе, правде, власти, других важных концептах в принципе, как они должны пониматься в русском языке. Причем не только на основе словоупотребления XIX и XX веков, но и с учетом родственных индоевропейских корней, восходящих к древним священным санскритским слогам. Такой подход привел нас в наших исследованиях к пониманию того, что, скажем, слово «свобода», значение которого сегодня предельно извращено, восходит к священным слогам «swa» и «bha» и таким образом важнейший аспект слова «свободный» можно обозначить как «свой у Бога». В свою очередь, слово «правда» непосредственно связано со словом «прямой», и в этом есть свое важное предупреждение: действительно распрямиться наш народ сможет, только когда начнет жить по правде.
Завершая свое выступление, хочу сказать о важнейшем для русского человека слове «смерть», которое в русской понятийной сетке напрямую связано со словом «жизнь». Мы можем говорить об этом на основе Евангелия, а можем вспомнить великого русского писателя Андрея Платонова и его замечательный военный рассказ «Одухотворенные люди». В нем один из моряков – защитников Севастополя, перед тем как броситься под немецкий танк с гранатой, говорит: «Пошли на смерть! Лучше ее теперь нет жизни!». И своим подвигом обеспечивает себе бессмертие, а многим людям – жизнь. Я не хочу сказать, что Советский Союз умер, – прекратила свое существование одна из исторических форм русского государства, уступив место другой – правда, не лучшей – его форме. Веря в воскресение, мы верим и в преображение, которое так нужно сегодня и нашей стране, и нашему народу. И готовим для этого почву, в том числе и путем восстановления правильной русской понятийной системы.
Спасибо за внимание!
И.М. ИЛЬИНСКИЙ
Спасибо.
Выступающих, я так понимаю, будет много, а времени у нас, как всегда, мало. Поэтому регламент – пять минут. Пожалуйста.
В.В. АВЕРЬЯНОВ
Здесь в брошюре мои старые данные указаны, внесите исправления. Я это говорю не только потому, что хочу, чтобы ваша база данных была точной, но и потому, что мы с Михаилом Васильевичем Демуриным, только что выступавшим, из одного института. Чтобы было понятно, почему позиция в чем-то близка. И несколько слов я тоже скажу о проекте тезауруса чуть позже.
А впрочем, не чуть позже, давайте, я с этого начну. Игорь Михайлович, Леонид Иванович, если этот проект пойдет – то, что вы предложили, если будет поддержана эта идея, вы тогда не постесняйтесь к нам обратиться, потому что мы действительно год активно этим занимаемся, и есть, что показать. У нас немножко другой подход, о чем уже сказал Михаил Васильевич, что, может быть, даже вам и приемлемым покажется. Это потому, что мы, с одной стороны, попытались сориентироваться на раскрытие фундаментальных смыслов, поскольку полагаем, что одной из главных проблем русского народа и России в целом на сегодняшний день является то, что мы, простите за такое выражение, не используем весь потенциал и всю мощь языка, магию своего языка, если хотите, магию и его внутреннюю силу. А когда мы задумали этот проект, мы исходили из того, что в нем эти силы заложены, они не используются, по крайней мере, русскими патриотами на сегодняшний день в должной мере, если не считать некоторых ведущих русских писателей, публицистов, которые, как правило, делают это спонтанно, исходя из интуитивных представлений. А у нас стоит задача еще и здесь бросить некий свет разума на те корни, которые подпитывают язык. Поэтому, я думаю, что такая фундаментальность этому проекту, этой идее очень не помешает.
Но я перейду к более злободневному вопросу, потому что действие такого проекта как «Русский словник» и «Русский тезаурус» - это все-таки стратегическое действие. Прежде всего оно воспитательное, образовательное. Конечно, в какой-то мере оно связано и с медийными процессами, но тем не менее нужно время для того, чтобы такого рода проект пророс в общество. А времени может и не хватить. Поэтому я хотел бы именно о самом русском вопросе и о русском национализме сказать несколько мыслей.
Мне кажется, Леонид Иванович, что сам по себе термин «подлинный национализм», который употребляли многие русские мыслители, имеет как плюсы, так и минусы. Плюс этого термина в том, что в нем заложена вертикальная ориентация. Подлинность – мы сразу ориентируемся на то, что есть высший национализм, высшее его проявление. А минус заключается в его некоторой неконкретности, непредметности. То есть самим понятием «подлинный» мы как бы конструируем некий субститут этого предметного определения. Между тем, в реальной политике, в реальной дискуссии сталкиваются такие характеристики национализма и патриотизма, которые обязательно имеют предметные характеристики.
Я приведу ряд примеров: православный национализм, просвещенный национализм, цивилизованный  национализм, либеральный национализм,  национал-консерватизм, социальный национализм и т.д., и т.д. То же самое к слову «патриотизм». Что это? Это, с одной стороны, партийность, а с другой стороны, это стремление к предметности. К тому, чтобы мы раскрыли вектор, чтобы мы показали цель, к которой общество должно двигаться. И сейчас, как мы все знаем, новый термин с этим же корнем «национальная демократия» очень становится популярен, широко пропагандируется. И когда мы пытались разобраться в прецедентах этого термина, в общем, казалось бы, обычный, простой термин – «национальная демократия», очень известный в эпоху народных демократий и до них. Но мы вдруг заметили, что есть связь между целым рядом проектов национальной демократии в ряде государств постсоветского пространства и бывшего Варшавского договора с деятельностью так называемого Института национальной демократии США. Это очень курьезная связь, и в то же время она и не смешная, потому что это один из важнейших инструментов финансирования, я бы так мягко сказал, нового форматирования государств, которое осуществляется сегодня англосаксонским миром, миром крупного капитала.
Поэтому я думаю, что действительно вот такие предметные характеристики и национализму, и патриотизму необходимо дать. И совершенно необязательно, чтобы они носили партийный характер, а важно еще, чтобы они носили символический характер. Здесь могут быть и личные имена. Мне, например, близки такие понятия как «национализм Сергия Радонежского», например, «национализм святых». Я здесь с Андреем Ильичем не соглашусь, что слово «нация» как термин политологический обязано подразумевать как фундамент наличие индивида. Это лишь одна из трактовок. Я считаю, что именно термин политологический «нация» многозначен. И очень уважаю ту традицию нашу историческую, которая считает, что русская нация начала формироваться на Куликовом поле, и через 100-150 лет она уже сложилась. Но это была добуржуазная нация. Я считаю, что такая трактовка этого термина допустима, но об этом можно, конечно, спорить. Во всяком случае, как раз вектор национальной демократии, о котором я говорил выше, вот этот политический новый проект для России подразумевает, что нация может быть только буржуазной, связанной так или иначе с крупным капиталом. Это неслучайные вещи, очень тонко связанные.
Одним из примеров вот этого выражения национального мифа через предметную характеристику национализма, к примеру, по историческим меркам, это, конечно, попытка найти такие вот символические персоны в критический период. В 41-ом году они были найдены и названы на параде 41-го года. Вы все помните, это Дмитрий Донской, Суворов, Кутузов и потом через какое-то время Александр Невский к ним присоединился в риторике. Это было в условиях крайней необходимости найденное решение. Вот желательно нам до этой крайней необходимости не доходить и этот национальный миф отстроить раньше. Я считаю, что проект «Словник» - это очень перспективное, но стратегическое направление, а тактически нам сейчас очень важно попытаться сконструировать краткий, понятный очень для широкой аудитории вариант национального мифа. Новый вариант.
Спасибо.
В.Л. ПЕТРОВ
Уважаемый Игорь Михайлович, уважаемые члены «круглого стола», присутствующие! Хотел бы все-таки еще раз подчеркнуть значимость постановки Русского вопроса, который мы имеем на сегодня, застарелого Русского вопроса. Пускай хоть на научно-общественном уровне, но это событие, потому что постановка Русского вопроса на уровне политических партий – каких-то «Ладов», «Лядов» и других организаций – это больше профанация, если не сказать сильней. Короче, зарабатывание очков в выборной кампании. Застаревший Русский вопрос как минимум 100 лет не ставится, даже больше. Он существовал и при Царской России. Более того, вижу логику в том остром восточном вопросе, который звучал у Леонтьева, Данилевского, и который, как мне кажется, плавно перерос в конкретный Русский вопрос. Нерешенный тогда восточный вопрос стал конкретным русским. Вопрос стоит…
И.М. ИЛЬИНСКИЙ
Вопрос будет стоять вечно. (Оживление в зале.)
В.Л. ПЕТРОВ
Вот как раз на этом моменте я хотел бы остановиться. Ответ-то должен быть какой-то на этот вопрос! Вот все то, что сказано – здраво, разумно, правильно – а кто это должен делать? Ответ и тема моего выступления, сразу тезисно отвечаю и эту проблему я ставлю заявочно, ввиду недостатка времени. Ответ состоит в том, что у народа, тем более великого народа, должны быть свои инструменты, то есть государство. С февраля 17-го года у русского народа государство отсутствует. После такого тезиса в аудитории обычно повисает какое-то непонимание: а что, у нас сейчас Российское государство не русское? Не отвечаю на этот вопрос, просто отсылаю к формальным документам – Конституции – советской, российской.
Итак, тема моего выступления, точнее, я бы сказал, десятистраничного доклада, который я отдаю в президиум Игорю Михайловичу, тема выступления, повторяю, заявочно, - «Решение Русского вопроса – это восстановление государственности русского народа».
Структурно. Понятие русского вопроса. Даю понятие русского вопроса в докладе. Понятие того, что есть Россия, откуда она пошла, что есть русский народ и что такое русскость. Не останавливаюсь, еще раз повторяюсь.
Дальше. Интересно проследить динамику изменения русского фактора в ХХ веке, очень интересно. И приходим к совершенно другой постановке вопроса. Тоже не останавливаюсь.
Далее. Русская государственность может быть восстановлена: а) в условиях мирной ситуация развития в России; б) в условиях чрезвычайно ситуации на российском пространстве. В мирной ситуации, то есть сегодня, может быть, завтра это могут быть три пути: духовно-конфессиональный путь, политический (особенно с учетом избирательной кампании) и правовой. Духовно-конфессиональный путь, просто сегодня статус русского народа представляет только Русская Православная Церковь и Русская Православная Церковь за рубежом. Это статусная позиция. То есть сотрудничество в этом отношении.
В политическом отношении – это формирование русской политической субъектности, то есть, попросту говоря, создание правительства русского народа, создание представительных органов и т.д., и т.п. Возможно это в мирной ситуации развития? По-моему мнению, практически нет. Разве что, с божьей помощью. А вот в ситуации организованного социально-политического хаоса, иностранной военной интервенции это достаточно реально. Евразийское пространство, включая Белоруссию, Украину и другие государства, превращается в лоскутное одеяло. Анклавы существуют повсюду, по всем периметрам и в центре. Эту схему вы знаете, она хорошо расписана, к какому государству, к какой коалиции отойдут Калининградская область, Владивосток и все остальное. То есть в этой ситуации возможно провозглашение и создание государственной атрибутики, то есть взятие под контроль остатков вооруженных сил, дислоцированных в этих анклавах, которые можно будет поставить на службу Русскому Государству. Кто и как это сделает, немножко более подробно у меня здесь.
Ну и есть третий путь, я бы сказал, последний. То есть благополучно проходят президентские выборы, коричневая зараза давится, и мы существует еще лет 10-15 благополучно. И медленно, но верно умираем. Мы – русский народ.
Спасибо.
И.М. ИЛЬИНСКИЙ
Я с вами не буду умирать.
Я вам хочу сказать, что такого рода доклад в 2000 году представлял здесь Севастьянов, показывал карту Русского Государства, проекты законов, которые были подготовлены для обсуждения в Думе. Мы рассматривали этот вопрос, обсуждали.
М.В. ДЕМУРИН
Можно уточняющий вопрос коллеге Петрову? Я просто хотел узнать, вы считаете, что на рубеже XIX-XX веков у русского народа существовало свое государство?
В.Л. ПЕТРОВ
Существовало.
М.В. ДЕМУРИН
Формальное или реальное?
В.Л. ПЕТРОВ
Реальное со многими надтреснутостями, со многими ущербными моментами, которые начались еще при императоре Петре Первом, со времен Раскола особенно.
М.В. ДЕМУРИН
Понятно.
И.М. ИЛЬИНСКИЙ
Пожалуйста.
К.К. КОЛИН
Уважаемые коллеги, Леонид Иванович в своем докладе сформулировал тезис о том, что русский вопрос – это в значительной степени вопрос русского языка. Поэтому я хотел привлечь ваше внимание к этой проблеме. Тему своего выступления я бы назвал так – «Русский вопрос, русскоязычное информационное пространство и национальная безопасность России и стран ближнего зарубежья».
Почему я предлагаю посмотреть на проблему, связанную с русским языком, с позиции национальной безопасности? Два года назад мы уже рассматривали этот вопрос на заседании нашего Клуба. Но мы рассматривали его несколько под другим углом. У меня в руках материалы, которые ежегодно Российская Академия наук представляет Президенту страны. Они называются так: «Аналитические материалы. Доклад Президенту Российской Федерации о состоянии национальной безопасности Российской Федерации в 2011 году и мерах по ее укреплению». Я вхожу в состав экспертной группы Российской академии наук, которая ежегодно формирует эти Аналитические материалы. Эта группа насчитывает около 30 человек. Каждый из членов этой экспертной группы по перечню стратегических национальных приоритетов, которые определены в Стратегии национальной безопасности, высказывает свою точку зрения на эту проблему в очень сжатом стиле, а именно: угроза для национальной безопасности, источник этой угрозы, тенденция и ожидаемый результат, который может быть, если ничего не делать. А дальше формулирует предложения о том, кто и что должен сделать для предотвращения или ослабления этой угрозы.
В том материале, который я лично как эксперт представил в Доклад Президенту страны в ноябре этого года, из 12 страниц текста 1,5 страницы посвящены проблеме, связанной с ситуацией в области русского языка в России и странах ближнего и дальнего зарубежья. Я хочу очень коротко изложить эту ситуацию по основным направлениям и внести некоторые предложения в наше сегодняшнее итоговое решение.
Я бы структурировал эту проблему так: русский язык в России и его влияние на национальную безопасность страны; русский язык в ближнем зарубежье; русский язык как фактор формирования нового экономического пространства, о котором только что говорил наш Премьер-министр, и, наконец, русский язык как фактор национальной безопасности стран ближнего зарубежья – наших соседей.
Начну с ситуации в международной сфере. Известно, что за последнее время, и это показывает и статистика, и исследования (как российские, так и ЮНЕСКО), русскоязычное пространство в мире достаточно быстро сокращается. Есть доклад ООН, в котором дана статистика о том, как сейчас выглядит языковое пространство в мире. По данным ЮНЕСКО русский язык сейчас используют в мире порядка 320-330 миллионов человек. То есть произошло сокращение (примерно на 50 миллионов) с того момента времени, когда прекратил свое существование Советский Союз. С другой стороны, например, английский язык родным считают примерно 800 миллионов человек, и еще 700 миллионов его оценивают как первый иностранный язык. Вот такая сегодня ситуация.
Несмотря на то, что русский язык является одним из шести международных языков ООН, он практически не используется как таковой на международных научных конференциях. За последние 20 лет я знаю только одну научную конференцию, которая прошла в Болгарии совсем недавно, где русский язык, наряду с английским, был официальным языком конференции.
 Скажу больше. Стационарные компьютеры, которые сейчас установлены за рубежом, не поддерживают кириллицу. Поэтому даже электронную почту из гостиницы русскоязычные туристы вынуждены отправлять на латинице.
Приведу конкретный пример проявления этой проблемы. Я только что я получил письмо от своего коллеги из Армянской академии наук. У него проблема в том, что компьютеры, которые находятся в этой Академии, не поддерживают кириллицу. Он пишет, что есть любые шрифты, кроме русского. И вот он ходит к одному своему знакомому для того, чтобы отправить в российский журнал научную статью. И это происходит в современной Армении, с которой у нас всегда были хорошие научные связи, а лингвистических проблем не было. Вот так выглядит ситуация сегодня.
Ведь ничего для того, чтобы как-то противодействовать этой ситуации, не делается. И это, конечно же, ставит русскоязычное население, которое проживает не только в ближнем зарубежье, но и в других странах, в дискриминационное положение. К сожалению, со стороны России, не делается ничего.
Теперь о ситуации с русским языком в ближнем зарубежье. Здесь продолжается откровенная политика агрессивного вытеснения русского языка. Вы знаете, что русский язык вторым государственным является только в двух странах – это Белоруссия и Южная Осетия, которая недавно приняла такое решение. Сейчас обостряется ситуация в Прибалтике. В Латвии собираются провести референдум по вопросу о придании русскому языку статуса второго государственного языка, хотя правительство против этого решения.
Президент Украины Виктор Янукович своего обещания придать русскому языку статус второго государственного языка не выполнил, и, видимо, не выполнит, что ставит в дискриминационное положение все русскоязычное население Украины, а это – миллионы людей!
Но все же самая острая ситуация сейчас в странах Балтии, где продолжается политика откровенной русофобии, особенно в Эстонии. Совершенно беспрецедентный случай. Несколько человек были уволены из такси за русский акцент. За русский акцент! Это сведения из газеты «Аргументы и факты». Мало того, есть данные последние о том, что происходит в Эстонии. Во-первых, Эстония обещала Евросоюзу ликвидировать позорный институт негражданства. Там люди имеют паспорта неграждан Эстонии. Потому, что многим из тех, кто там проживает или приехал на постоянное место жительства, было предложено сдать экзамен не только по эстонскому языку, но и на знание истории этой страны. И из 250 тысяч человек, которые были подвергнуты этой процедуре, половина этот экзамен не сдала и поэтому получила временный вид на жительство, который не позволяет этим людям чувствовать себя полноценными гражданами не только в Эстонии, но и выехать за границу. Например, Германия не признает эти паспорта неграждан.
Теперь посмотрим на эту ситуацию с другой стороны. Не с позиции нашей русскоязычной диаспоры, а с позиции местного коренного населения. Не зная русского языка, они ставят себя в очень сложное положение. Дело в том, что русский язык обладает колоссальной мощностью когнитивной функции. Это очень богатый язык, и человек, который мыслит на этом языке свободно, имеет большие преимущества перед людьми, которые владеют более бедным языком.
Из теории информации мы знаем, что есть такой закон, так называемый Принцип необходимого разнообразия Эшби. Ведь язык – это не только средство общения, это пространство мысли, как в свое время сказал профессор Воротников. То есть это та модель, с помощью которой человек строит в своем сознании образ окружающего мира. Эшби показал, что если одна система моделирует другую, то она должна по своему разнообразию и сложности быть богаче и сложнее. Это информационный закон.
Нам крупно повезло в том, что мы живем в России. Ведь те, кто хорошо знают русский язык, владеют очень богатым языком. Например, английский язык очень сильно проигрывает русскому по своим выразительным возможностям. Английский язык – это очень бедный, примитивный язык.
К сожалению, когнитивным возможностям русского языка сегодня уделяется явно недостаточное внимание. Я недавно присутствовал на «круглом столе», который провела фракция КПРФ в Государственной Думе России с обсуждением проекта нового федерального закона о русском языке. В этом проекте подчеркивалась только его коммуникативная функция! Так что можно утверждать, что когнитивная функция русского языка не понята сегодня, по крайней мере, на уровне политических партий России, и поэтому она не поставлена должным образом в проекте нового Федерального Закона.
Если же говорить о той ситуации, которая сейчас имеется у нас в системе образования, она, в общем-то, драматическая. Потому что снижение уровня знания русского языка и русской литературы резко снижает общий уровень образованности нации, который необходим нам для того, чтобы осуществить реально те инновационные преобразования, которые наметило Правительство России.
Каковы мои предложения? Я считаю, что, во-первых, нужно внести необходимые корректуры в проект нового закона о русском языке, который сейчас готовится, подчеркнув в нем когнитивную функцию русского языка.
 Второе, в новом правительстве должно быть создано Министерство по делам национальностей. Потому что, когда мы зададим себе вопрос: «А почему это все происходит внутри нашей страны и вокруг нее?» - мы увидим, что никому конкретно не поручено решение национальных проблем. В Правительстве России нет даже такого органа. Спросить не с кого!
И наконец, последнее. Нужно показать экономическую роль русского языка в современном мире. Если мы формируем Единое экономическое пространство со странами ближнего зарубежья, то как люди будут понимать друг друга, как они будут осваивать новые стандарты, передовую технику, прорывные технологии, если они не знают русского языка? Ведь во многих государственных языках стран - наших соседей нет даже таких терминов, которые им потребуются для экономического и научно-технического взаимодействия. То есть, с чисто прагматических позиций, развитие русскоязычного пространства – это дело не только нашей культуры, не только нашей ментальности, это дело национальной безопасности России и национальной безопасности тех стран, которые нас окружают.
Спасибо за внимание.
И.М. ИЛЬИНСКИЙ
Спасибо.
Юрий Юрьевич Болдырев. Если можно, кроме всего прочего поговорите, кроме языка, понятийного аппарата, об экономике, финансах, власти вообще. Если можно.
Ю.Ю. БОЛДЫРЕВ
Я прошу прощения, что прорвался. Я постараюсь очень коротко, потому что много специалистов, которые давно занимаются этим вопросом. Я в развитие двух предыдущих ораторов, если можно. И про экономику и власть, мне кажется, здесь интересно, но ключевым является следующее – это война. На войне как на войне. Сытенькие, аккуратненькие, причесанненькие, не то что от нечего делать, но не без удовольствия рассуждающие на эти вопросы, на эти темы, сплотиться, объединиться, прорваться не могут. По той простой причине, что за нами нет опыта предшествующей борьбы в тяжелейших условиях, в которой могли бы хотя бы отличить, где соратник, а где провокатор. А по ключевым болевым точкам прежде всего появляются и всплывают провокаторы. И в этом смысле я скажу жесткую, тяжелую вещь. Здесь я вижу молодых, немного. У молодых такие хорошие глаза, что их не хочется расстраивать. Но в то же время проблема заключается в том, что нет худа без добра. Вот та ситуация, когда на окраинах Великой Российской Империи возникли ситуации, где люди вынуждены сопротивляться, возникают лидеры. Возникает борьба, в которой люди могут проверить друг друга в деле, и уже уметь отличить провокатора от непровокатора. И вот те, кто вместе в тех или иных окопах были, они могут породить из себя лидера, какие-то группы. И в этом смысле я уверен, что эта тема у нас будет продолжаться, и нам нужно обязательно приглашать сюда этих лидеров, в том числе из Прибалтики. Просто их послушать и продемонстрировать им уважение. Предоставить им трибуну, услышать, как они это понимают изнутри, из этой борьбы. Это первое.
И второе. Нам всем, не только русским, и французам, и шведам нужно учиться у евреев одной принципиально важной вещи. Я когда-то лет 15 назад был в одной компании, где один еврейский банкир сказал так: «А что вы хотите, народ-то разложившийся. У нас же уклониться от армии – святое дело. А у нас в Израиле если парень откосил от армии – неприлично девчонке с ним гулять. Да и девчонка тоже служит». Проблема заключается в том, что всякая нация, которая хочет возродиться, она может возродиться только через организованное и сознательное служение. Другого механизма нет. Комфортная жизнь привлекательна: таджики за нас подметут, кто-то за нас послужит и т.д. Это комфортно, привлекательно, но не оставляет шансов. То есть я еще раз подчеркну два ключевых тезиса.
Первое. Есть плохая ситуация, тяжелая ситуация с разделенной нацией, но она порождает очаги сопротивления. И новые лидеры могут возникнуть там, и мы должны их увидеть, к ним прислушаться, их пригласить, им предоставить трибуну.
Второе.  Нам, хочешь, не хочешь, нужно культивировать не внешнего врага, не оборонное сознание, но идею мобилизации нации на служение, в том числе начиная со служения в Вооруженных Силах. Прямого легкого пути подсказать власти, давайте, не закрывайте военные кафедры. Тут же есть тоже двойственность. Неправильно, чтобы самый умница математик, вот я выступал недавно перед студентами ВМК МГУ – самые умницы. Нельзя их в рядовые забривать. Нельзя! Потому что умниц в армии забьют. Но нельзя тем более закрывать и ограничивать военные кафедры. Вот эти умницы – математики, биологи и т.д., они все должны пройти через военную кафедру, они все должны стать офицерами, они все должны получить опыт руководства теми, кто потупее, уж извините, теми, кто менее настойчиво способен, теми, кто не смог прорваться в тот же МГУ. Не должно быть такого, что тупенькие будут над умненькими. Вот это то, что нужно пробивать, на чем надо настаивать. И вот объединение двух идей, что все должны служить, раз. И искать реальных лидеров там, где возникло реальное сопротивление, вынужденное сопротивление, в том числе по национальному признаку, в силу национального ущемления, мне кажется, может дать взрывной эффект.
И третье, еще одна вещь, которую я добавлю. Мы все не идеальные люди, у всех есть какие-то достоинства и недостатки. Но мне очень запомнился еще по работе в Совете Федерации один известный человек – Руслан Аушев. Его есть за что уважать, ему есть что приписать, может быть, не вполне. Но есть две вещи, на которые обращаю внимание.
Первая вещь, о чем он говорил неоднократно: «Русская нация должна поставить себя так, чтобы мы (он – ингуш) признавали ее главенствующей. Это в наших интересах. Мы, малые нации, выживем, если русская нация будет стоять несгибаемо».
И второе. Замечательный пример, я часто его рассказываю, потому что вопрос актуальный. Разложение – это инструмент управления миром. Лет 10 назад такая фривольная передачка, симпатичные артисточки сидят в фривольных позах и на сцене какой-нибудь популярный мужчина – герой. Они его расспрашивают, как правильно сексуальные отношения строить, что и как. И все радостно подчиняются. И вот у них приглашен герой – Руслан Аушев. Они его так фривольно спрашивают, а он поворачивается и говорит: «Вы знаете, я так воспитан, у нас такие традиции, что если я с вами начну это обсуждать, я оскорблю свою жену». И вот у них у всех челюсти отвисли, и они понимают, что они столкнулись со скалой. Им больше не о чем на эту тему спросить, а на другую – они не умеют. Это был колоссальный психологический эффект. Вот он – настоящий мужчина, единственный появился за всю историю этой передачки. Хочешь, не хочешь, это возникает, не от того, что кто-то прописал, что мы должны быть высокоморальными, а тоже из чувства сплоченности, в том числе со своей семьей, со своей нацией и т.д. Вот если мы не начнем брать эти лучшие примеры, в том числе у тех же наших кавказских народов, которые с детства воспитывают мальчиков, что ты мальчик, ты мужчина, ты не равен женщине, но ты не смеешь ее оскорбить. Вот это все ключевые составляющие, которые на нашей же территории есть, нам есть, с кого брать пример. Если мы это сумеем объединить, мы можем чего-то добиться.
Спасибо.
К.Е. МЯМЛИН
Мямлин Кирилл, Институт высокого коммунитаризма.
Я предлагаю воспользоваться советом такого собирательного русского интеллектуала как Козьма Прутков и попытаться зрить в корень.
Есть определенные «проблемы» в православной цивилизации, то, что в православии не было написано ни экономической, ни социальной доктрины. Хотя она, в принципе, существует в писаниях Иоанна Златоуста. То есть 18-19 век у нас прошел в такой смеси странной русско-немецкой цивилизации. В результате к 1917 году произошла подмена русской интеллектуальной элиты на интеллектуальную элиту из местечек, когда русских выместили феминизированные евреи. В результате до 1932 года русская культура подменялась достаточно сильно, то есть когда православные церкви уничтожались, количество ешив и синагог выросло, это официальные данные. А дальше произошли 32-ой и 37-ой годы, когда ситуация выровнялась. Ну и 1991 году, скажем так, это была реконкиста внуков комиссаров в пыльных шлемах. В результате нас загнали в иудо-протестантскую цивилизацию, с которой, в принципе, наше коллективное бессознательное не имеет ничего общего. Она нам чужда. В ней следующие «ценности» - это полная индивидуализация, стяжательство, ростовщичество и возведение права собственности в абсолют. В то время как русская цивилизация говорит о том, что мы в своей основе должны иметь общинность, нестяжательство и другое отношение к правам собственности на средства производства. В принципе, была разработана основа для такой теории. Речь идет о переходе вообще на другую политэкономическую теорию, когда общинность должна в современном понимании выглядеть следующим образом. То есть возвращение лозунга «Вся власть – Советам», который нам когда-то обещали, но так этот принцип и не был возведен. Соответственно, отход от парламентаризма, скопированного с англосаксонской модели, основанной на партиях, нестяжательство означает переход к другой финансовой системе, где деньги лишаются возможности накопления и получения процентов. Речь идет так называемые деньгах …(неразборчиво) или о деньгах Гизеля, которые, в принципе, нужно понимать, что они вводятся в мире в Японии в 2014 году. И пересмотр отношения к праву собственности, когда крупные средства производства должны наследоваться не прямыми наследниками, а обществом. И в этом плане я предлагаю, если это возможно, одно из следующих заседаний посвятить Русской политэкономической доктрине.
Спасибо.
И.М. ИЛЬИНСКИЙ
Спасибо.
Кто еще желает? Нет желающих?
 В.В. АВЕРЬЯНОВ
Можно добавить?
И.М. ИЛЬИНСКИЙ
Пожалуйста.
В.В. АВЕРЬЯНОВ
Я просто в пять минут не уложился, еще хотел бы сказать одну вещь. Это, собственно продолжение того, что я говорил.
Есть большая вероятность, сегодня почему-то об этом никто не сказал, что Русский вопрос может стать козырной картой в игре зарубежных сценаристов, которые могут рассматривать сейчас Россию как новый лакомый объект для переформатирования. В частности, мы подготовили, в январе выпустим доклад по теме «Информационные войны», где целая глава посвящена ситуации вокруг России. И нам удалось добыть довольно редкую информацию о том, чем занимается ряд закрытых структур, таких, которые как раз готовят и «арабскую весну», и ряд других «вёсен». Известно, что на данный момент они активно разрабатывают системы, аналогичные тем, которые были использованы в последней волне арабской, связанные с социальными сетями. Но разрабатывают они их сейчас на русском и китайском языках. При этом надо, конечно, подчеркнуть, что не везде это у них получается. В Иране не получается пока, зубы обламываются. Первые попытки в Белоруссии тоже не увенчались успехом. Это говорит о том, что важнейшим фактором успеха в такого рода деятельности является то, в каком состоянии находится само государство и элита данного государства. То есть если там система ценностей поставлена во главу угла, как, я считаю, происходит в Белоруссии, да и в Иране, то новейшие технологии разрабатываемые в значительной степени нейтрализуются. Они нацелены именно на больные общества, на уже полуразложившиеся элиты.
Поэтому Русский вопрос действительно может сейчас раздваиваться. И если мы увидим, а мы уже начинаем это видеть, появление на нашем политическом поле сил, которые будут делать ставки на занижение мотивации патриотизма и национализма, то есть прежде всего национализм потребительский, национализм, связанный с низшими инстинктами – переделить, перехватить, собственность переделить, выгнать кого-то, насилие и т.д. Если эти вещи будут муссироваться, а они уже начинают муссироваться, то это один из главных и первых признаков того, что карта разыгрывается. То есть действительно очень важно сейчас предложить такую модель патриотизма и национализма, которая отвечала бы всей шкале мотиваций русского народа и коренных народов России, основных мотиваций, не только нижней части этой шкалы, но и высшим мотивациям. Тогда это будет действительно подлинный национализм, это будет национализм созидающий и конструирующий. Новый тип человека постсоветского.
Спасибо.
В.Ф. ВЗЯТЫШЕВ
Взятышев Виктор Федосьевич, Московский энергетический институт и Ассоциация технических университетов России.
Я с большим вниманием слушал всех выступающих, все правильно. Но мне представляется, что Русский вопрос – вопрос не только лингвистический, не только гуманитарный. Это в первую очередь вопрос выживания России. Поэтому я предлагаю, что в Словнике в частности должны быть и такие слова: «русское инженерное образование». Сегодня американцы говорят так: «Что вы делаете? Зачем вы разрушаете прекрасное образование? Мы и сейчас считаем, что с вас надо брать пример. Ваше образование много лучше нашего». Я такие тексты видел напечатанные, слышал от авторитетных людей лично и т.д.
Второе: «русский инженер». Очень многое сделано русскими. И не все уехавшие перестали быть русскими, многие остались.
Третье: «русские инновационные прорывы». Я имею в виду технологию управления, вдохновение организации коллективов. Тот же атомный проект. Ведь никто в мире подобного не сделал и не смог бы. Так же, как электроника. Я сам радист по образованию, работаю на кафедре радиотехники. Я магистрам читаю, как это делалось. Это сказка!
Конец такой части и пара примеров.
Многие печально и пессимистически описывают картину отношения к русским. Года три назад я был в Литве, поехал на научную конференцию. Кроме конференции я там был еще неделю, у меня там много друзей, они меня полторы тысячи километров возили по всей стране. И я не слышал ни одного не то что слова, косого взгляда! Все с удовольствием говорят по-русски. А на секции, на которую я пришел, причем без программы, коротенькое выступление, так председатель меня посадил напротив, что-то мигнул, и все люди, готовившие презентации на английском и доклады на литовском, все говорили только по-русски! А дискуссия велась так: что, Виктор Феодосьевич, вы можете спросить? Потом – другие. Три часа это заседание шло, 30 человек. Это не организуешь. Никто не знал, что я туда приду. Один пример.
Второй пример. Мой учитель уехал 12 лет назад в Израиль в очень тяжелом состоянии, ему сейчас 92. На 90-летие я поехал его поздравить. В очень тяжелом состоянии он уехал. Такая была ситуация, тогда он бы умер. Его жена старая умерла, молодая смогла его вывезти буквально в последнюю минуту, чуть не на «скорой». Сейчас он пишет в год книжку на русском и книжку на английском, работает совершенно потрясающе. Я ему рассказываю о наших проблемах, таких серьезных проблемах национальных, ну, технических. Он говорит, я могу это сделать. Смешные деньги, 15 тысяч рублей, говорит, сыну поможете моему, который остался. Мне нужно на это два месяца, я это сделаю. 15 докторов 4 года у нас пытаются в Сарове решить некую проблему. Борис Захарович говорит, я построил общую концепцию. Он это сделал! У нас глаза раскрылись. 90 лет человеку.
Перед отъездом я говорю: Борис Захарович, ну может быть не надо вам напрягаться, а? Ну неудобно мне, вот так получилось. Он вообще человек очень добрый, очень юмористичный, доброжелательный. У него изменилось лицо – стало серьезным и суровым. Он вернулся с войны с ранами, он все время с костылями, и сейчас он уже не ходит из-за этого, почти не ходит. Он говорит, Виктор Феодосьевич, я за Россию воевал, я на нее полвека работал. И я готов на нее еще поработать, если ей это надо. Борис Захарович потомственный еврей.
Спасибо.
И.М. ИЛЬИНСКИЙ
Да здравствуют потомственные евреи, которые работают на Россию. (Смеется.)
Пожалуйста, кто еще?
А.Б. РУЧКИН
Добрый день, меня зовут Ручкин Александр Борисович. Как специалист по проблемам русской диаспоры в США буквально два слова.
Мы только закончили проведение исследования «Русские в США», которое было сфокусировано на деятельности русских общественных организаций в этой стране в течение XX-XXI веков, то есть исторические аспекты, в том числе аспекты современной деятельности. И когда сегодня здесь обсуждается научная основа нового, обновленного русского национализма, необходимо принимать во внимание, насколько эта идеология может быть современна и просто интересна новому поколению российских граждан. Эта идеология, как вы правильно заметили, не воспринимается как должная, как естественная. Она необходима, ее необходимо продвигать, ее необходимо развивать. И в этом плане то, что меня поразило на этом «круглом столе», это то, что все выступающие пытаются отгородиться или от внешнего мира, или от каких-то внешних не совсем лояльных к России, может быть, пока граждан. А ведь русские в США, в частности, в течение всего столетия пытаются каким-то образом оказаться полезными нашей стране. Они пытаются самоорганизоваться, сохранить и передать те традиции, которые они вынужденно сохраняют в зарубежье, и, наконец, оказаться полезными.
Какие модели мы им предлагаем? Русский мир – это тот, который находится только здесь? Разве это только ближнее зарубежье? Мы говорим о сокращении ареала русского языка, но есть и позитивные моменты – выборные бюллетени в Штатах печатаются на русском языке, автоматы по продаже метробилетов на русском языке, русских все больше и больше в законодательных собраниях всего мира. Может, наоборот, мы проникаем в иноязычное общество и таким образом несем то хорошее и то позитивное, что наработано нашей цивилизацией, вовне? И когда сейчас разные политики пытаются сформулировать мысль, все равно, надо отдать должное, что именно православные деятели, церковные деятели находят правильные слова в обращенности к ним. В частности, Архиепископ Нарофоминский Юстиниан, управляющий Патриаршими приходами в США, формулирует свою мысль о том, что всем мигрантам, вынужденно оказавшимся в Штатах, необходимо нести миссию служения, служения и миссионерства, раз их закинуло туда. Только через служение Церкви и служение своему народу они должны таким образом нести свой крест и просвещать в данном случае американцев о том хорошем, что сохранилось у нас.
Поэтому резюмирую. Если мы предадим теории русского национализма характер более открытый, не выключающий людей из этого пространства, а наоборот, всячески привлекающий в него, дадим им возможность участвовать в создании и модификации этого учения, мы значительно расширим базу потенциальных участников и потенциально тех модальных личностей, о которых мы говорили.
Спасибо.
И.М. ИЛЬИНСКИЙ
Спасибо, Александр Борисович.
Пожалуйста, кто еще? Довольно, да? Довольно.
Пожалуйста, Леонид Иванович.
Л.И. ШЕРШНЁВ
Во-первых, я хочу поблагодарить всех участников сегодняшней дискуссии. Мне кажется, она была полезной.
И второе. Насколько я понял, что вы в основном согласны с идеей создания этого Русского словника. Так или нет?
С МЕСТА
Только в интернет не надо на голосование и обсуждение выносить.
Л.И. ШЕРШНЁВ
Это вопросы технические. Это можно студентов организовать, которые это все будут делать. Как делать технику, я знаю.
Я уже провел предварительные переговоры с Сулакшиным, это как раз Центр проблем, один из наших крупнейших аналитических центров России. Дальше, переговоры с Троицким Всеволодом Юрьевичем, это наш крупнейший ученый, исследователь русской темы, его русская школа и т.д. Вот сегодня Аверьянов уже сказал, что они готовы своим Институтом, у них есть какие-то в этом плане наработки. Остается только создать какой-то штаб, объединить и, допустим, назначить сроки, максимум полгода, издать этот Словник. Потому что это оружие. Это то, чем мы можем реально, конкретно вооружить, выступить и чего-то реально добиться. Скажем, Словник, например, там будет понятие, 130 лет назад Гаспринский «Русское мусульманство», у него есть в книжках «русское мусульманство» и «русские мусульмане». Сегодня день рождения Сталина. Сталин называл себя «русский грузинского происхождения». То же самое, допустим, русский еврейского происхождения или что-то в этом роде, или просто русский еврей. То есть это действительно русские люди, и мы должны каким-то образом выйти на то, что в России живут русские – русские по духу, русские по крови и т.д. Это что касается Словника.
Поэтому я буду, Игорь Михайлович, просить, чтобы вы каким-то образом на вашей вот здесь базе, основе сгруппировались, какие-то предложения чтобы здесь были, ну и наш Русский фонд, я подключу силы большие, я думаю, вместе мы это сделаем. И это должно стать прорывом – прорывом в этом Русском вопросе. Потому что без этого прорыва, без этой стратегии мы просто не сумеем так быстро и оперативно решить проблему.
Здесь как раза было предложение по Министерству по делам национальностей. Здесь опять-таки мы можем наступить на старые грабли. У нас было Министерство по делам национальностей, но оно занималось только национальными меньшинствами, теми же кавказскими народами, татарами и т.д. Никто и никогда не занимался русским вопросом. Мы, например, в Фонде уже разработали набросок предложения, будем направлять Президенту, в Думу и т.д., чтобы создали министерство, а соответственно, в Думе – комитеты по делам межнациональных отношений, межрелигиозных отношений, общественных отношений, то есть по делам межнациональных, межрелигиозных и общественных отношений.
Желательно, чтобы возглавлял вот это министерство и комитет русский человек, по крайней мере, русский по духу. Почему я так говорю? Потому что сейчас в Думе уже назначили представителя одного из кавказских народов, и у меня уже это вызывает определенные вопросы. Я еще его толком и не знаю. Но надо каким-то образом эти вещи сбалансировать. Это очень важное министерство, очень важный комитет, и думаю, если вы присоединитесь, то мы вполне можем рассчитывать на успех. Вот это второе мое предложение.
И третье предложение. Хотелось, чтобы мы Русский вопрос никогда из вида не упускали. Это наше главное, ключевое, это наше выживание, спасение, безопасность. Это наша жизнь.
Спасибо.
И.М. ИЛЬИНСКИЙ
Я ничего в заключение не готов сказать серьезного. Мне кажется, мы зря упустили эти два вопроса – это деньги, экономика и власть. Потому что отсюда все начинается. Словники словниками, я прекрасно все понимаю, что говорили, все это очень интересно, все это очень важно. Но понимаете, какая штука. Так, в порядке импровизации. Я работал в Центральном Комитете Комсомола, курировал Закавказье, Украину, Прибалтику, Бурятию одно время. И тогда, в советское время, в национальных республиках, краях первый – национал, второй – русский. Тогда это было правильно, и в комсомоле, и в партии. А сейчас, я знаю, в национальных республиках, скажем, в Татарии, в Башкирии выдавливают всех русских из власти. Просто выдавливают! И со вторых, и с третьих, и с пятых ролей. Просто из системы управления властной. Ну и чего вы хотите тогда, если вы не допущены к управлению?.. Деньги, бизнес – то же самое.
Про хороших евреев говорили. Я знаю много хороших евреев, у меня друзей было много и в детстве, и потом, есть хорошие евреи. Но вот у нас, я сейчас табличку положил перед собой, евреи по всему миру – 6 544 тысячи, 2,1% населения Соединенных Штатов и 45% всех евреев, которые существуют в мире. Теперь понятно – 2%, какова их роль там, мы знаем. Сам Израиль – 5 800 тысяч, меньше чем в Америке, но тем не менее 75% всего евреев в Израиле. Итак, 87% в двух странах. Франция – 4%. В России – 0,14%, 228 тысяч. А сколько банков, а сколько крупнейших предприятий в руках у этих людей? Тема скользкая, а серьезная. Суперсерьезная, сверхсерьезная. Абрамовичи, березовские и поехало, и пошло. Вот списки олигархов и прочее, прочее, прочее.
Поэтому словники, конечно, надо делать. Но когда люди русские, молодые люди, старые, видят все вот это, трудно очень патриотизм разбудить в душе. Очень трудно. Поэтому есть вещи, которые, конечно, не здесь решаются, не за столами интеллектуальных клубов. Мы с вами – интеллектуальный клуб, не политический, не идеологический, ничего здесь не решается. Здесь обсуждается, ну, в лучшем случае словник создадим, конференцию проведем, дадим десяток определений по одному и тому же предмету. А есть вещи, которые надо решать практически. И они решаются, знаете где – в органах власти и за столами разного рода компаний конкретными людьми, сегодня у них есть конкретные фамилии. Некоторые сидят давно уже за рубежом, а все равно кое-что делают, и русскому народу от этого не лучше.
Ну, это я так. Честное слово, я не собирался ничего говорить в завершение, но тема эта присутствует. Не только евреи. Прямо напротив правительства Москвы, напротив Тверской, 13 – банк Азербайджана. Крокус-Сити – Азербайджан. Индустриальный банк – чеченец. Это крупнейшие банки. А вы можете себе представить в Грузии, в Азербайджане, на Украине даже что-нибудь похожее? Это вопросы большой политики, вопросы дипломатии вообще. Высокой политики, серьезной, сильной политики. Но это серьезные вопросы, я не хочу углубляться, я не специалист, по этому поводу не могу ничего сказать, кроме того, что так, рефлексия. Но я хочу сказать, что мы должны это понимать. Экономика, деньги, так же как и образование. Не знаю, кто сейчас будет назначен председателем в Думе. Ладно, это отдельная тема.
Спасибо за дискуссию, спасибо за участие в работе. Было очень интересно все. Все, что можно сделать, мы сделаем практически. Ну а я бы хотел, чтобы кто на что способен рядом с теми людьми, если общаетесь, Константин Константинович аж с Медведевым общается, пишет ему рекомендации, вы ему подскажите там, пока он Президент, может, чего успеет сделать.
Спасибо, до свидания! Всего доброго!
 
Новости
25.10.2017
24 октября 2017 г. в актовом зале Московского гуманитарного университета состоялось торжественная церемония награждения лауреатов Международной Бунинской премии, которая в этом году проводилась в номинации «поэзия». Приветствие участникам и лауреатам Бунинской премии 2017 года направил министр культуры РФ В. Р. Мединский, в котором он, в частности, отметил, что «за годы своего существования Бунинская премия по праву заслужила авторитет одной из наиболее престижных наград в области русской литературы. Среди её лауреатов значатся имена по-настоящему видных поэтов и прозаиков, наших с вами современников. Отрадно, что в России получают развитие столь важные общественные инициативы, нацеленные на популяризацию чтения, на усиление позиций русского языка».
20.10.2017
17 октября 2017 г. состоялось заседание Жюри Бунинской премии под председательством члена Президиума Союза писателей России, лауреата литературных премий Бориса Николаевича Тарасова. Подведены итоги конкурса, который в 2017 г. проводился в номинации «поэзия». 24 октября в конференц-зале Московского гуманитарного университета состоится торжественная церемония, на которой Председатель Попечительского совета Бунинской премии, член Союза писателей России, ректор университета профессор Игорь Михайлович Ильинский вместе с членами Жюри вручит заслуженные премии новым лауреатам.
30.09.2017
Попечительский совет Бунинской премии, возглавляемый известным ученым и общественным деятелем, ректором Московского гуманитарного университета, профессором, членом Союза писателей России, членом бюро Академии российской словесности Игорем Михайловичем Ильинским, рассмотрел результаты экспертизы произведений, поступивших на конкурс 2017 года. На основе экспертных заключений, выполненных видными специалистами в области литературоведения из ведущих академических институтов и вузов страны (Литературный институт им. А. М. Горького, Институт мировой литературы им. А. М. Горького, Государственный институт русского языка им. А. С. Пушкина, Московский педагогический государственный университет, Петрозаводский государственный университет, Государственный социально-гуманитарный университет и др.), определен «короткий список».
04.08.2017
27 июля 2017 г. состоялось заседание Попечительского совета Бунинской премии, на котором был утвержден «длинный список» литературных произведений, поступивших на конкурс. В этом году Бунинская премия будет вручена за лучшие произведения в области поэзии и поэтического перевода. Попечительский совет поручил Оргкомитету конкурса обеспечить проведение первичной и вторичной экспертизы присланных работ.