стенограмма

 

С Т Е Н О Г Р А М М А
 
Двадцать пятое заседание Русского интеллектуального клуба на тему:
«Мир в 2011 году: итоги»
 
 

26 апреля 2012 г

Московский гуманитарный университет 

Москва
Председательствует – президент Русского интеллектуального клуба, ректор Московского гуманитарного университета, доктор философских наук, профессор  И.М. ИЛЬИНСКИЙ.
 
И.М. ИЛЬИНСКИЙ
Доброе утро, дорогие друзья! Рад видеть моих друзей, товарищей по Русскому интеллектуальному клубу. Большинство состава Клуба присутствует, часть в дороге. Я назову также несколько фамилий из присутствующих здесь и находящейся в дороге большой группы экспертов, в частности: Анисимов Александр Николаевич, главный научный сотрудник Центрального экономико-математического института Российской академии наук, как мы привыкли говорить, нашей «большой», доктор экономических наук; Горяинов Сергей Александрович, директор Гражданского центра прикладных исследований; Захаров Алексей Валерьевич, руководитель Московского центра защиты от стресса (хорошая работа в наше время), кандидат психологических наук; Мусин Марат Мазитович, профессор МГУ им. М.В. Ломоносова, заведующий кафедрой стратегического и антикризисного менеджмента Российского государственного торгово-экономического университета, доктор экономических наук; всем известный и теперь уже телеузнаваемый Овчинский Владимир Семенович, член Экспертного совета Государственной Думы Российской Федерации по противодействию коррупции, с которой мы скоро покончим навсегда, доктор юридических наук, заслуженный юрист России, генерал-майор милиции в отставке (что-то он забыл упомянуть свое прошлое в Интерполе, а это интригует); Ручкин Борис Александрович, директор Центра исторических исследований нашего Университета; Свиридов Павел Владимирович, президент Фонда темпоральных исследований, кандидат юридических наук. И еще здесь довольно много людей, извините, что не называю, все будете в списке, в книге при публикации все будут упомянуты, и прежде всего те, кто будет выступать.
У нас 25-е заседание нашего Клуба. Сегодня мы обсуждаем третий доклад Центра русских исследований нашего Института фундаментальных и прикладных исследований – «Мир в 2011 году: итоги». Глобальная постановка вопроса. Представит нам этот доклад, всем нам хорошо знакомый Фурсов Андрей Ильич. Пожалуйста.
А.И. ФУРСОВ
Уважаемые коллеги, доброе утро! Тема доклада: «Мир в 2011 году: итоги», волновой резонанс конца эпох.
Вообще в оценке уходящих лет принято фиксировать наиболее важные события. Однако, как писал историк Фернан Бродель, события – это пыль. Он имел в виду то, что смысл событий понятен только в среднесрочной и долгосрочной перспективе. И не случайно другой человек, не историк, но человек знающий, Ален Даллес говорил, что человек не всегда может правильно оценить факты, но если он понимает тенденции, то его уже не запутаешь. Поэтому речь у нас сегодня пойдет о таких событиях, в которых воплощаются определенные тенденции, я называю эти события каскадными, то есть у них много причин и у них много следствий.
А вообще 2011 год был очень богат на события. Событий было много, и события были разные, например, арест Стросс-Кана и его такое личностное уничтожение, за которым стоит схватка за Международный валютный фонд, и целый ряд других вещей, те, кто посмотрит фамилию жены Стросс-Кана, они поймут, что еще стоит за всей этой историей. Это визит Ху Цзиньтао (Джинтао) в США, который был очень таким ярким символическим актом. Судебный иск Березовского к Абрамовичу и суд в Лондоне, который журналисты окрестили «схваткой двух кровососов». Это публикация в «New Scientist» 19 октября «Исследования глобальной корпоративной системы», которое было проведено Энди Когланом и Деборой МакКинзи, штуки намного более сильной, чем откровения Wikileaks. Я, однако, выбираю следующие события: так называемая «арабская весна» на севере Африки, которая плавно перетекла в «осень», связанная с американским кризисом,  кризис Еврозоны и подъем Германии, норвежский расстрел и усиливающаяся угроза геоклиматической и геофизической катастрофы. У каждого из этих событий свое продолжение и свой антипод и, кроме того, за всеми этими событиями конец сразу трех эпох – конец постсоветской эпохи, и у нас и в мире, конец неолиберальной эпохи и конец предвоенной эпохи.
Начнем мы с так называемой «арабской весны». Первый вопрос, который обычно задают по поводу «арабской весны», это соотношение внутренних и внешних факторов – что было важнее? Кто-то говорит о руке Запада – Соединенных Штатов, кто-то говорит – да ничего подобного, все это носило внутренний характер. Во-первых, в глобальном мире соотношение внутренних и внешних факторов вещь очень пунктирная, и в принципе режимы Мубарака, Бен Али, не говоря уже о Ливии и Каддафи, были весьма стабильными, уровень жизни в них был достаточно высокий, значительно более высокий, чем в других странах, но там ничего не происходит, и ясно, что на голом месте волнения не возникают. Безнадеги хватает везде, если бы эта безнадега была достаточным условием для восстаний и бунтов, то весь мир был бы охвачен ими, однако этого не происходит.
Столь масштабное макрорегиональное явление как «арабская весна» требует серьезной длительной предварительной подготовки. Эта работа и была проведена и обеспечена силами из внеарабского мира, можно назвать имена, адреса, явки, сейчас это практически уже не скрывается. Немало людей говорит о том, что Бен Али и Мубарак – проамериканские деятели, и американцы ни за что не стали бы их свергать. Но это абсолютный наив, вот такая постановка вопроса. Ведь дело в том, что и Мубарак, и Бен Али ориентировались на Бушей и на «правых» в Израиле, а валили-то их кланы, связанные с Обамой, и, во-вторых, это часть зачистки всех верхов, которые пришли к власти в эпоху так называемой неолиберальной революции.
У операции «арабская весна» несколько целей и уровней. Первый, очевидный, это экономика, то есть углеводороды, коммуникации, наркотрафик и прежде всего ливийская нефть. Здесь есть один нюанс. Дело в том, что ливийская нефть – это 3% мировых запасов, то есть 10-е место по запасам, 17-е место по объемам добычи. Но главное другое. У ливийской нефти очень дешевая себестоимость, чуть больше одного доллара. Если сравнить с Саудовской Аравией, где себестоимость колеблется от 5 до 10 долларов, то разница есть. Кстати сказать, по объему добычи очень и очень много. А Саудовская Аравия может демпинговать. Я хочу напомнить, что в 1986 году, когда, по совету Хашогги, Рейган получил от него совет и в свою очередь посоветовал саудовцам, они обвалили цены на нефть, и это создало очень серьезные проблемы Советскому Союзу. То есть Саудовская Аравия в этом отношении тот, кто может накинуть узду, и поэтому очень важно иметь узду против Саудовской Аравии. Вот контроль над ливийской нефтью, себестоимость которой один доллар за баррель, это и есть узда против Саудовской Аравии. Первый уровень – углеводороды.
Второй уровень более серьезный – это геополитика и мировая гегемония. Соединенные Штаты перенапряглись, их состояние очень похоже на состояние Римской империи времен Трояна, когда римляне от стратегического наступления стали переходить к стратегической обороне, стали уходит из отдаленных мест, из Месопотамии, из Англии и, кстати, неслучайно последние десять лет Голливуд «шлепает» один за другим фильмы о том, как легионы покидают Англию. Это не случайная вещь. Голливуд случайно не «шлепает», «шлепнуть» можно один фильм случайно. Когда идет серия фильмов на одну тему – это, безусловно, подготовка общественного мнения. Соединенные Штаты перенапряглись, и в том виде, в каком они контролировали Ближний Восток, они его контролировать не могут. Неслучайно в обнародованной 5 января 2012 года новой военной доктрине «Поддержание глобального лидерства США» речь идет уже о готовности США не к двум войнам одновременно, как ранее, а к одной, плюс непрямые действия в ряде регионов. Америке нужна передышка, об этом пишут такие авторитетные исследователи как Купчин и Маунт(?) и другие. Америке нужна передышка, чтобы сменить одну форму контроля над Ближним Востоком на другую. А чтобы во время этой передышки не захватили конкуренты, Китай или Евросоюз, нужно, безусловно, сделать так, чтобы этого захвата не произошло.
У Америки действительно ситуация очень сложная. Даже Обама в послании «О положении страны» в конце января 2012 года охарактеризовал период 1980-2010 годов очень просто: «все это было неправильно и безответственно». Об огромном, стремительно растущем американском долге не пишет только ленивый, и этот доллар, который является не экономическим, а внеэкономическим оружием, он и позволяет Соединенным Штатам паразитировать на мировом товарном производстве. Однако здесь есть предел. Другие государства скупают американские финансовые обязательства. Китай и Япония владеют американскими долговыми бумагами на сумму 2,1 трлн. долларов – это 15% всего долга США. Но дело не только в этом. В Америке идет классовая поляризация общества, и, что очень важно, это осознают и верхи, и низы. По опросам 66% семей с высоким доходом сказали, что в Америке нарастает классовая напряженность, и 64% семей с низким доходом заявили то же самое. То есть американское общество осознает, что дело движется к очень жестким классовым конфликтам. Безработица в США, рассчитанная по американским методикам, 9%, а по методикам МОТ – 17%.
Мы очень любим говорить, как у нас в России сильно пьют. Так вот в Америке, и это следствие их нарастающих экономических проблем, каждый год умирает 79 тысяч человек от алкоголизма. Ущерб национальной экономике США от алкоголизма 220 млрд. долларов. Много или мало? Бюджет Пентагона 660 млрд. долларов. То есть треть бюджета Пентагона пропивается, грубо говоря.
Очень интересная вещь, растет процент молодых американцев, которые готовы уехать из страны. За последние пять лет он увеличился на 5%. Американцы не торопятся вступать в браки, а нужно сказать, что потребление американских домохозяйств – это 70% американского ВВП. Соединенные Штаты – это 4% мирового населения. Производят, они говорят – 20%, реальная оценка – 10%, а потребляют 40%. Это колоссальное несоответствие, которое рано или поздно должно будет закончиться, и результатом будет колоссальная социальная ломка. И то, что делают сегодня США – они максимально оттягивают этот момент. Как можно оттягивать?
Первая линия оттягивания – это хаотизация мира посредством Сирии, локальных или региональных войн: в случае нужды переведем в крупную войну. В этом плане очень показателен исполнительный указ президента США от 16 марта 2012 года «National Defense Resources Preparedness» то есть о готовности ресурсов национальной обороны. По сути дела, если огрублять, то это попытка введения в США просто военного коммунизма. Ну, например, такой тезис: «В случае чрезвычайных обстоятельств вся власть в США переходит к президенту». И указ этот разрешает президенту и правительству США изъятие любых материалов и услуг, частных или государственных, если таковые будут сочтены необходимыми или целесообразными для обеспечения национальной безопасности. Решение о целесообразности будут принимать соответствующие департаменты правительства, и им же дано право при необходимости изымать и распределять все виды продукции, включая воду и все виды энергии. То есть речь идет о подготовке либо к войне, либо к серьезной природной катастрофе. В любом случае, речь идет о создании системы чрезвычайных органов на тот момент, когда катастрофу оттягивать будет невозможно.
Вторая линия оттягивания – это максимальное изъятие активов у лиц, групп и стран во всем мире. Дело в том, что согласно закону, который был принят в США в 2010 году, лица, которые в любой точке мира официально проводят сделки в долларах, становятся подвержены американскому законодательству. И американцы заложили в бюджет на ближайшие три года набрать таким образом, отобрать у конкретных людей, средств на один триллион долларов. Но это лица. Есть группы и страны. Это означает, что должен произойти в интересах американцев, как они полагают, передел старых рынков и включение непосредственно в сферу американской власти зон, не включенных полностью в зону мировой торговли. Это прежде всего страны, которые либо остаются за рамками ВТО, либо которые там находятся в качестве наблюдателей. Если посмотреть на эти страны, то значительная часть этих стран находится по мусульманской дуге, там, где сосредоточены запасы углеводородов, там, где проходят транспортные коридоры и идут потоки наркотрафика. Я не случайно говорю о наркотрафике. В событиях «арабской весны» наркотрафик играл очень значительную роль. Достаточно привести такой факт, Нам говорят, что события в Тунисе начались с самосожжения человека, который оскорбился, что не может на работу устроиться. Да, это правда, но еще раньше начались волнения в тунисском порту. И вопрос возникает, кто контролирует тунисский порт? Тунисский порт контролирует одна из пяти главных гангстерских семей Нью-Йорка – семья Боннано, то есть здесь очень четкая связка по этой линии. А семья Боннано контролирует, поскольку эта часть Средиземноморья находится в зоне их контроля над наркотрафиком. Для того, чтобы установить контроль, нужно уничтожить здесь национальное государство и создать управляемый хаос. Хаос – это и есть переформатирование региона, и лучшего кандидата на роль «господина хаосогена», чем исламисты, которых директор французского радио Лабевьер назвал «цепными псами глобализации по-американски», нет. Следовательно, нужно привести исламистов к власти или создать условия, когда они создадут управляемый хаос.
Камнем преткновения здесь оказались страны, в которых исламисты либо были подавлены, либо не активны. Это прежде всего Ливия и Сирия. Вообще, эти две страны занимают совершенно особое, точнее, Ливия занимала, место. Во-первых, это светские государства. Кроме того, Сирия – это передаточный механизм между Ираном, с одной стороны, и политическим исламом и шиитами на суннитском поле с другой. То есть Ливия и Сирия очень важные лакомые куски, как говорят в американском спецназе, если ты выглядишь как еда, рано или поздно тебя съедят. Но назло Западу эта еда не захотела сама прыгать в рот, и в результате были проведены те акции, которые привели к крушению Ливии, с фактически публичной казнью по телевизору Каддафи. Ну а с Сирией получилось не так, как с Ливией потому, что за ней Иран, а за Ираном – Китай и Российская Федерация.
Однако значение Ирана и Сирии выходят далеко за рамки региона большого Ближнего Востока и регионального замысла англосаксов. Большой Ближний Восток – это важный и богатый ресурсами, но не самый важный и богатый ресурсами регион в мире. Самым важным и богатым является Северная Евразия, то есть Россия. И, как резонно отмечают наши аналитики, как бы ни было трудно освоение этого куска суши под названием Северная Евразия, он один из последних, оставшихся для освоения. Как бы ни разворачивались события, можно смело утверждать, что это будущий фронт развития, ценность которого резко повышается в связи с недостачей пищи, воды и минеральных ресурсов. Россия является лакомым объектом вожделения исторических субъектов и сил, испытывающих давление обостряющихся недостач. Сегодня уже достаточно очевидно, что эти богатства могут и должны быть освоены, но пока не вполне ясно, кто окажется способен на огромные усилия, необходимые для освоения. Таким образом, мы видим, что есть две зоны – большой Ближний Восток и Северная Азия, прежде всего это сибирская дальневосточная часть России, включение которых в американскую сферу позволит американцам еще более оттянуть свой кризис в этой сфере, а вот соединяет большой Ближний Восток и Северную Евразию Центральная Азия. В принципе, англосаксы уже присутствуют в Центральной Азии, однако, от контролируемого ими Ирака их отделяет Иран, а Ирак от Северной Африки отделяет Сирия, то есть у них нет прямой пространственной линии. И, кстати, получение этой единой линии выводит, создает единую дугу, и англосаксы выходят в подбрюшье России и Китая. Кстати, в Китае тоже есть два района очень богатых ресурсами и тоже еще не вполне освоенных – это Тибет и Синцзян-Уйгурский округ. Именно в этом контексте Сирия и Иран, отчасти большой Ближний Восток от Мавритании до Кашмира и Киргизии приобретают большое значение, и, соответственно, большое значение приобретает ислам.
Я уже сказал о дуге, которая геополитически, территориально выводит эту линию в подбрюшье Китая и России, ну а, во-вторых, именно ислам, его силы могут быть по задумке североатлантистов использованы против России и Китая в качестве средства если не окончательного, последнего, то предпоследнего решения русского и китайского вопросов. Отсюда курс на союз с исламом. Кстати, этот союз в значительной степени ставит крест на государстве Израиль, и реализация такого курса затрудняется целым рядом факторов, главный из которых – это сам ислам и его природа. Следовательно, североатлантистам необходимо провести цивилизационную психоисторическую перекодировку ислама. И здесь политическая фрагментация играет роль в качестве такого условия перекодировки или, если угодно, «лоботомии» ислама. Разумеется, задача эта сложная, но теоретически вполне представимая. Это код китайской цивилизации переформатировать практически невозможно, ислам же авраамическая религия, и хотя он значительно менее уязвим со стороны иудаизма, чем христианство, но окно уязвимости у него есть, потому что это авраамическая религия. И нужно сказать, что с 2004 года в Соединенных Штатах работает несколько сотен исследовательских институтов и сообществ, скажем, Беркмановский центр «Интернет и общество», которые изучают арабскую и иранскую блогосферы. Причем эти люди откровенно сказали, что переворот в Иране во время предвыборной кампании не удался потому, что мы плохо знали иранскую блогосферу. Так вот, очень интересно, Беркмановский институт, который изучал арабскую блогосферу и готовил арабские революции, сейчас очень активно занимается российской блогосферой. Главный его контрагент в России – это Высшая школа экономики, они делают совместные проекты для RAND Corporation. Что такое RAND Corporation и какое место она занимает в разведсообществе США объяснять не надо. Причем активность этих «стервятников блогосферы» будет нарастать независимо от того, какой вариант решения будет принят. Есть два варианта, один я называю
дисперсно-хаотическим, другой – военно-блоковым.
Дисперсно-хаотический вариант – это очень простой вариант, тупой, я бы даже сказал. Это просто разрушение национальных государств, раздробление Ближнего Востока на кланово-племенные образования, как это в Ливии произошло, потому что если ты раздробил национальные государства, дальше проблему можно решать с помощью частных военных кампаний или ограниченных контингентов. В самом конце «зимы» 12 тысяч американского спецназа высадились в Ливии и взяли под контроль все нефтяные месторождения Ливии – 12 тысяч, больше не надо. Однако у этой версии есть большие минусы. Дело в том, что Бикфордов шнур, который зажгли в Северной Африке, довольно долго будет бежать до Центральной Азии, а времени у мировой верхушки маловато. Кроме того, конфликтные стороны, ну, воюют племена, это же не государства.
И вот здесь есть второй вариант, он более сложный в исполнении, но более изящный – военно-блоковый. Это вариант создания суннитского халифата из Египта. Это не значит, что получится, но планы такие есть. Египет, Сирия, возможно, к ним присоединится кто-нибудь из Магриба, создается суннитский халифат. В это время накачивается Иран. Вот они, два государства, которые сцепятся на Ближнем Востоке, и запылает так, что мало не покажется.
Какой из этих двух вариантов реализуется? Могут не реализоваться оба, это будет зависеть от того, как будет Иран себя вести, как будет Китай себя вести, как будет Россия себя вести. То есть здесь мы говорим пока только о планах. Но нужно понимать, что англосаксы как бульдоги, они не остановятся. Пока бульдогу челюсть не вырвешь, он не остановится. Так же и здесь, они не остановятся, и эти планы будут срабатывать.
Но дело в том, что действие равно противодействию. В своем «Дранг нах Остен» («Drang nach Osten») североатлантические элиты столкнулись с глобальной же силой, в экономическом и даже в военном плане сопоставимой с ними, – это Китай. Дело в том, что Пакистан уже находится, по сути, в зоне влияния Китая, Афганистан, насколько это кладбище-империя может быть вообще чьей-то зоной влияния, тоже уходит под Китай, Иран – союзник Китая, и, наконец, юг Ирака, шиитский, это прямой выход Ирана на Сирию. То есть получается очень интересная вещь, на Ближнем Востоке новые крестоносцы натолкнулись на Китайскую стену, Китайская стена переехала на Ближний Восток, и мы имеем сейчас очень интересную вещь, столкновение двух мощнейших элит – англо-американо-еврейской элиты и китайской. У каждой свои плюсы и свои минусы. В лице китайской элиты Запад впервые столкнулся с незападной элитой глобального типа, потому что советская элита находилась в рамках западной системы, это был системный антикапитализм. Кроме того, безусловно, одна из причин мощи западной элиты заключается в наличии вот этого еврейского элемента, очень древнего. Китайцы тоже древний народ. И впервые англо-американо-еврейская элита столкнулась с элитой, которая очень древняя. Что очень важно, у китайской элиты есть своя глобальная криминальная система, так же как и у западной. Чего нет у китайцев, у них всего 20 лет опыта глобальных игр, но они очень быстро наверстывают этот темп. Ну и, наконец, последние по счету, но не по значению золотовалютные запасы.
Вообще в истории есть очень интересные символические вещи. В 1911 году, когда с китайскими шеньши беседовали «заморские черти», то есть европейцы, они были очень высокомерными, они говорили об отсталом Китае. И китайцы им сказали: «Давайте через сто лет вернемся к этому вопросу». Сто лет прошло. Синхайская революция, 1911 год – 6 августа 2011 год. Ли Цзи, директор Института анализа государственных резервов КНР, по сути, объявил финансовый ультиматум США, и Гринспен и Гайснер(?) на следующий день начали оправдываться и говорить, что это все европейцы виноваты. Прошло сто лет, и Китай оказался в том положении, что он, контролируя золотовалютные резервы, может играть на равных. Руководство КНР прекрасно понимает, что Сирия – это лишь пункт в направлении главного удара. Сирия и Иран – это дальний фронт Китая и, кстати, Российской Федерации, и в условиях кризиса значение этого пятачка возрастает.
И вот здесь мы переходим еще к одному моменту – это кризис Еврозоны, за которым стоит подъем Германии. Точнее можно сказать так – подъем Германии и кризис Еврозоны. Кризис Еврозоны – это одно из проявлений исчерпанности неолиберальной системы. Искусственность Евросоюза в том виде, в котором он конструировался, стала проявляться уже с конца 1990-х годов, ну а кризис 2008 года сделал все это совершенно очевидным. Сегодня трещит по швам неолиберальная мультикультурная Европа, и в ней явно выделяется постнеолиберальный лидер Германия как центр Каролингского ядра, то есть империя Карла Великого – Франция, Германия и Северная Италия. Подъем Германии, в котором заинтересованы столь разные силы как Черный интернационал и Китай, одно из важнейших событий 2011 года, встроенное в каскадное событие – закат Евросоюза. Неважно, каким будет закат, юридическим или фактическим, скорее всего, юридическим он не будет, будет фактическим, но ясно, что в 2012-2013 гг. та Европа, которая оформилась после разрушения Советского Союза, уйдет в прошлое. И этот подъем, в значительно большей степени проектно-конструкторский, чем стихийный, по сути, ее финиш. Германия – лидер Европы, который перестраивает ее под себя. Кризис Еврозоны работает на Германию. Распад зоны евро минимально повредит Германии, она свои дивиденды от евро уже получила – 2/3 экономического роста Германии в последнее десятилетие связаны с введением общеевропейской валюты. Теперь мавр сделал свое дело и может уйти, как и сладкая парочка – неолиберализм и мультикультурализм.
Показательно, что именно немцы выступили первыми против мультикультурализма. Мультикультурализм – это интегральный элемент неолиберальной системы. Если ты говоришь нет мультикультурализму, ты автоматически говоришь нет неолиберальной системе. 17 октября 2010 года Меркель официально объявила о провале мультикультурализма в Германии. 5 февраля 2011 года, выступая в Мюнхене, опять же символичное место в Германии, Кэмерон еще более жестко выразился на эту тему, а 10 февраля о провале мультикультурализма заявил Саркози. Это скоординированная акция. Показательно, кстати, что на следующий день после Саркози Медведев, выступая в Уфе, несмотря на начало западноевропейского похода против мультикультурализма, подчеркнул приверженность руководства Российской Федерации мультикультурализму и даже потребовал пресечения разговора на эту тему, по-видимому, чтобы Саркози и все остальные перестали разговаривать на эту тему. И позиция Медведева понятна, если в Западной Европе мультикультурализм – это проблема отношения европейских верхов с неевропейскими по происхождению низами, то в Российской Федерации мультикультурализм – это, во-первых, вопрос отношения внутри самих верхов, где очень много нерусских, и, во-вторых, это отношения этих верхов с низами, 80% которых русские. И ясно, что поход западноевропейцев против мультикультурализма у руководства Российской Федерации кроме растерянности и испуга вообще ничего вызвать не может. А вот немцы не испугались. Разумеется, Меркель должна была согласовать свое выступление с теми, кого Дизраэли называл «хозяевами истории», просто так такие заявления не делаются, и они не делаются так, что собрались Саркози, Меркель, Кэмерон на троих и сказали: «Давай-ка сделаем выступление». Такие вещи решаются на уровне более высоком, чем национальное правительство.
И то, что немцам доверили сделать первый шаг, говорит о резком повышении их статуса, но еще больше говорит об этом повышении казус Гюнтера Грасса. 4 апреля 2012 года в «Зюддойче Цайтунг» (Sueddeutsche Zeitung) было опубликовано стихотворение Грасса, нобелевского лауреата по литературе, «То, что должно быть сказано», и перевод, вот у нас об этом не написали, тут же появился в «Нью-Йорк Таймс» (New York Times), в итальянской «Република» (
Repubblica) и в «Эль Паис» (El País). То есть это опять же акция, эти газеты не подчиняются национальным правительствам, они подчиняются совсем другим структурам. То, что в четырех газетах сразу была вброшена эта информация, это очень важная вещь.
В чем смысл того, что написал Гюнтер Грасс? По форме – это критика Израиля за Иран, но самое главное, израильская газета «Гаарец» (Haaretz), которая выступила на стороне Гюнтера Грасса, как это ни странно, написала: «Следует, наконец, отменить запрет на критику Израиля в Германии», и это главное. Бешеная реакция еврейской общины Германии и руководства Израиля связана не с проблемой Ирана, пока есть Америка Израилю нечего бояться Ирана, она связана с тем, что немец позволил себе критиковать евреев. После 45-го года это было невозможно. И это табу сломано, а это в свою очередь ставит под сомнение тезис о неизбывной вине немецкого народа перед евреями. Во-первых, немецкое правительство не отреагировало, а, во-вторых, это пошло в средства массовой информации. И это значит, что, во-первых, Германия получила отмашку, Германия теперь не просто равноправный член Европейского сообщества, она лидер мирового сообщества в Европе, по крайней мере, и вторая вещь, это еще один камушек в очень проблематичное будущее Израиля на Ближнем Востоке, потому что в той функции, которую Израиль выполнял последние 50 лет, он уже больше не нужен, с этим справляются турки и исламисты. Кстати, обратите внимание, одновременно происходит подъем Турции, давнего союзника Германии. Такие вещи случайными не бывают. Сегодня можно лишь гадать, выдвигают ли Германию только на роль политического лидера антилиберального 30-летия, которое предстоит, или его готовят как элемент русско-германского кулака против Китая. Трудно сказать, но в любом случае Германия движется вперед.
Причем она лидер не только в экономике. Германия сейчас проводит, об этом у нас тоже, к сожалению, мало пишут, военную реформу и реформу спецслужб. И если военная реформа у них немножко пробуксовывает, то реформа спецслужб идет полным ходом. Причем немецкие спецслужбы ориентируют на борьбу с сетевыми структурами, и у немцев колоссальный опыт в этом отношении – Гестапо. Дело в том, что Гестапо к 35-му году задавило коммунистов, и с 35-го до 45-го года они занимались только одним врагом – масонством. Что такое масонство? Это и есть сетевая структура. И нынешним немецким спецслужбам есть на что опереться – это опыт Гестапо.
Вообще нужно сказать, что подъему Германии сопутствуют не очень приятные для нас явления в Европе – это, по сути, дела, если не реабилитация, то что-то похожее на реабилитацию Третьего рейха. Через три года в Германии будет издана «Майн Кампф» ("Mein Kampf"). Они ее не издавали не потому, что Гитлер плохой, а потому, что по законам Германии, если человек умирает, не оставив наследников, то 70 лет нельзя публиковать его произведения. Но в прошлом году уже вышел цитатник из «Майн Кампф» ("Mein Kampf"). В прошлом году произошло очень важное явление – каждый год Генеральная ассамблея ООН голосует такой документ – документ против экстремизма, ксенофобии, расизма и героизации нацизма. Каждый год голосование было таким: американцы голосуют против, Евросоюз воздерживается, а основная масса голосует за этот документ против ксенофобии и против героизации нацизма. В 2011 году не получилось – 17 стран Евросоюза из 27-ми выступили против документа, который запрещает героизацию нацизма.
В сегодняшней газете «Завтра», кстати, очень интересный рисунок, называется он «Похищение Европы» – Европа сидит на быке, а на быке каска со свастикой. И это очень показательная вещь. Что Германия и другие страны могут противопоставить глобализации? Совершенно ясно, что национальное государство не справляется с теми проблемами, которые идут в мире, но и глобализация трещит по швам. По-видимому, возникнет нечто похожее на то, что я называю «импероподобное образование». Не империя, потому что время империй прошло, а «импероподобное образование» – это структура, в которой населения от 200 до 300 млн., потому что именно такое население может решить экономические проблемы, и ядром таких образований должны быть военно-промышленный комплекс, спецслужбы и армия. Естественно, и то, и другое, и третье – реформированные. В идеологическом плане, я думаю, это будет очень интересный симбиоз левых и правых идей.
На днях в Чехии состоялась демонстрация, в которой против коррумпированного правительства выступили правые националисты и левые, которые выступают за социальную справедливость. Я думаю, что в ближайшее десятилетие мы увидим формирование принципиально новых политических сил, в которых противоречия между правыми и левыми снимаются, где правая националистическая риторика, пожалуйста, Марин Ле Пен, будет хорошо уживаться с требованиями социальной справедливости, но только в национальных рамках. И опять же немцы с их традициями антилиберализма и орднунга (ordnung – порядок, строй), с их традициями постоянного бунта против универсализма… Знаете, что такое немецкая история? Это бунт против католического универсализма – Мартин Лютер, бунт против просвещенческого универсализма – романтики начала 19 века, и Гитлер – это бунт против универсализма протоглобализации 30-х годов. То есть немцы самой логикой своей истории выдвигаются на эту роль.
Кто главный противник Германии в этом отношении в мировом раскладе? Совершенно ясно, что это Великобритания. Потому что именно Великобритания, именно англо-американский капитал является, так сказать, Сити. Сити – это главный оффшор планеты. Именно Великобритания с Сити, с Ротшильдами и королевским двором является ядром, как Глеб Жеглов говорил – «А вот здесь у них логово», вот это и есть логово. И центр неолиберальной глобализации – это Букингемский дворец, на том Виндзоры стоят и не могут иначе. Не могут, несмотря на то, что в 2011 году они получили две «черные метки». И вот здесь мы переходим к норвежскому расстрелу.
Кажется, на первый взгляд, как норвежский расстрел, Брейвик соотносится с Великобританией? Соотносится. Как называется династия, которая правит в Норвегии? Формально они называются Глюксбурги, но с 30-х годов королевской прокламации они причислены к династии Саксен-Кобургов, они же Виндзоры. То есть правящая норвежская династия – это Виндзоры. И вот этот расстрел, который произошел в Норвегии, там было убито 92 человека, потом норвежцы сказали – 77. Разница в 15 человек – это 15 трупов, которые были сожжены потом, это хамасовцы, которых левое норвежское правительство лечило в этом лагере, но чтобы в этом не признаваться их быстренько сожгли, и осталось 77. 77 трупов – это детишки из очень непростых семей. То есть это детишки из класса выше среднего. Вообще в схватках в мировой верхушке детей обычно не трогают. В истории внутриверхушечной борьбы был до сих пор только один случай, когда семью за деяния одного человека уничтожали в течение трех поколений – это семья Кеннеди, которую в течение трех поколений, чтобы продемонстрировать, что если ты выскочка, ты должен себя вести хорошо, а если нет, тогда в течение трех поколений будем. Но там детей не трогали, там убивали, сажали на наркотики уже взрослых людей из трех поколений. Здесь впервые в истории борьбы в мировой верхушке взяли детей, и «черная метка» понятна – возьмем и детей, не пощадим и детей.
И самое интересное, что как только произошел норвежский расстрел, Виндзоры в Великобритании тут же усилили охрану, то есть они смысл послания поняли. А вот давайте вспомним, летом 2011 года после Брейвика в самой Великобритании ничего не произошло? Еще как произошло. Были погромы и волнения в Великобритании очень серьезные. То есть это означает, что борьба в мировой верхушке за будущее достигла такого накала, что в общем сигнал такой – не пощадим и детей, создадим проблемы. Нанесут ли Виндзоры ответный удар под торжественно-зловещий марш Джона Уильямса, трудно сказать, но история того, как они «грохнули» Диану, показывает, что это люди серьезные, и они могут ответить. Посмотрим.
Здесь вопрос, что подстегивает конфликт в мировой верхушке, доводя его до столь жестоких форм? Что заставляет мировую верхушку спешить, усиливая конфликт в ее рядах? Только финансово-экономический кризис или есть еще что-то? Есть еще что-то – это надвигающаяся угроза геоклиматической катастрофы. Я имею в виду не глобальное потепление, которое является в значительной степени мифом, которым оправдывается введение мирового правительства. Есть другие вещи, и эти три вещи – это Гольфстрим, это перестройка планеты, о которой я сейчас скажу, и геокосмическая угроза.
Прежде всего Гольфстрим. Гольфстрим – это печка, которая греет Северную Атлантику уже 12 тысяч лет, и она дает примерно 10-12 градусов тепла Европе. Последние 20 лет течение Гольфстрима замедляется, поскольку тает лед в Гренландии, и плюс меняется геометрия земной коры в районе Гренландии – кора поднимается, и это мешает Гольфстриму течь на север.
Но этот процесс должен был растянуться лет на 20-30, однако все изменила авария в Мексиканском заливе – пожар и взрыв 20 апреля 2010 года на нефтяной платформе «Deepwater Horizon», принадлежащей компании BP. Причем хуже всего даже был не сам взрыв, а то, что BP сделала для того, чтобы был меньший ущерб, чтобы меньше налогов платить. Что они сделали? Для борьбы с нефтяным пятном они использовали дисперсант Corexit 9500, токсичное вещество, которое в Европе запрещено. К концу июля 2010 года над водами залива было распылено 327 млн. литров этого яда, в результате у 90% населения Флориды начались проблемы – кашель, начали задыхаться, экосистеме был нанесен ущерб. НАТО 4 июля 2010 года распорядилось о выводе вглубь на 100 миль всех своих объектов. Американский военных флот эвакуировался оттуда, ущерб США – 1 трлн. долларов. Все эти меры, однако, не решили устранения пленки. Нефтегазовая смесь, которая била с глубины полтора километра, поднималась на поверхность и образовывала нефтяную эмульсионную пленку. Результат – разрыв в непрерывном течении Гольфстрима, теплое течение Мексиканского залива, которое является исходным для Гольфстрима, зациклилось и греет само себя сейчас, и оно не греет собственно Гольфстрим. Пленка останавливает испарение воды с поверхности океана, и как следствие меняет циркуляцию глобальных атмосферных вихрей. Результат – безаналоговая летняя жара 2010 года в России, аномальные морозы в Сибири декабря 2010 года, зимой 2011-2012 годов в РФ опять морозы, в Сибири 40-50 градусов, морозы сковали центральную и восточную Западную Европу, в Нидерландах впервые за 15 лет замерзли каналы, в Риме снегопады, на Балканах завалы снега до пяти метров. Мне из Болгарии звонит знакомый и говорит: «У нас четыре метра завалы». Дунай стал несудоходным, замерз. В то же время в Азии, в южном полушарии тоже проблемы – наводнение в Сан-Паулу, в Квинсленде наводнение – закрыто было 75% шахт, в результате цены на уголь просели. Здесь можно целый список приводить. Все это – краткосрочный результат взрыва в Мексиканском заливе.
Но с этим взрывом не все так просто. Вообще взрыв произошел из-за резко возросшего давления и повышенной температуры. Специалисты некоторые говорят, что это признаки применения интерференционного электромагнитного оружия. Может, так, может, нет. Но вот что интересно, за неделю до взрыва компания «Голдмэн Сакс» (Goldman Sachs) продала 44% имевшихся акций BP на 250 млн. долларов. Это в два раза больше, чем объем продаж акций других компаний, сделанный BP. Другие управляющие компании тоже продали крупные пакеты акций BP. «Вашовия» продала 98% BP и Швейцарский банк «Гис» – 97%. Финансовая аргументация этих акций, журналисты сказали, совершенно не убедительна. Вот очень интересная вещь.
Взрыв – это удар по BP и по Британии в целом, поскольку BP производит выплаты в британский пенсионный фонд, ну и самых тяжелых последствий от затухания Гольфстрима ждут именно в Великобритании. Те, кто смотрел фильм «Послезавтра», представляют себе, как это может выглядеть. Остановится Гольфстрим или нет, это вопрос, однако в любом случае он заканчивается, заканчивается долгое лето.
Но это не самая плохая новость, есть и похуже. Раз в 12,5-13 тысяч лет, это половина прецессии, на Земле происходит планетарная перестройка, которая длится 200-250 лет. Такая обычная, рутинная вполне перестройка, без сенсаций началась в самом начале 20 века и завершится, если не произойдет глобальной катастрофы, в 30-е годы 22 века. Однако интенсивные фазы перестройки приходятся на период с 1999 года по 2035 год. В чем будет проявляться и уже проявляется эта интенсивная фаза? Кандидат военных наук Смотрин Е.Г. в докладе «Стихии и катастрофы – главные угрозы планетарной и евразийской безопасности» так отвечает на этот вопрос, пять пунктов: первое – начавшаяся смена магнитных полюсов планеты, второе – идущее смещение земной орбиты к центру масс солнечной системы, третье – идущее увеличение угла наклона оси вращения планеты, четвертое – уменьшение орбитальной скорости планеты, и пятое – это перестройка всех внутренних механизмов функционирования планеты, соответствующая эскалация всевозможных напряжений, деформация и т.д. Речь идет о перестройке циркуляции магмы, этот процесс вызывает рост потоков тепла из центра Земли к ее поверхности и одно из следствий – землетрясение. За последние 30 лет произошла половина всех самых разрушительных землетрясений последнего тысячелетия. Смотрин, кандидат военных наук, военный геолог пишет следующее, что изменения, характерные для интенсивной фазы циклической перестройки, негативно влияют на иммунитет, состояние генокода и психику людской популяции. Более того, ряд динамических ускорений в смещениях орбиты и оси Земли по предварительным прогнозам не менее 7-9 всплесков, которые вероятны в моменты межпланетных гравирезонансов, и будут угрожать такими формами и последствиями бедствий, которые могут выйти за границы массового опыта нынешней цивилизации.
Ну, есть еще различные прогнозы по так называемой планете Нибиру, хотя это не планета, а коричневый карлик. Здесь очень много мифологии, но странным образом полдесятка людей, которые пытались заниматься проблемой Нибиру, с ними происходили различные несчастные случаи и прочее. По прогнозам специалистов 13 февраля 2013 года, то есть не 12 декабря 2012, коричневый карлик Нибиру и Солнце встанут на одной линии, и Земля окажется между ними. Никто не знает, что будет. Может, вообще ничего не будет, может, будут какие-то цунами, землетрясения, но в любом случае это создает напряжение. И в принципе, есть очень много свидетельств о том, что западные элиты в течение 30-40 лет прекрасно знают о том, что надвигается катастрофа, потому что есть закрытые исследования и речь идет именно о скрытых приготовлениях в рамках так называемого альтернативного сектора мировой науки, который работает только на «хозяев истории» и использует различные парадигмы, в том числе и еретические, а не одну ньютоновско-эйнштейновскую.
В современном мире уже как минимум столетие существуют две науки, две медицины, два обществоведения, две физики, одна – для «хозяев истории», одна – для основной массы. Они не пересекаются, и одна из задач этой альтернативной науки заключается в том, чтобы, в общем-то, сбивать со следа, с пути массовую науку, ограничить коридор ее возможностей. Я постоянно говорю, что реальная власть – это тайная власть, реальные знания – это тайные знания. Но сейчас очень многие вещи начинают вылезать в условиях кризиса. Вопрос только, а как это финансируется, откуда средства для всех этих вещей? И вот наши специалисты пишут по этому поводу очень интересную вещь: «Экономической науке хорошо известен тот факт, что начиная с 70-х годов инновации в новые технологии с финансовой точки зрения никогда не давали возврата от инвестиций в целом по экономике. Данный факт объясним тем, что эти инновации являются видимой частью общей системы проектов, основанных на новых физических принципах, и имеют целью создание принципиально новой техногенной среды, что не предполагает получение прибыли от отдельных проектов. Бизнес не имеет коммерческого интереса к этому глобальному строительству, поэтому все подобные проекты не могут быть объяснены общественности с точки зрения экономической эффективности и выполняются в глубокой тайне. Это черные инвестиционные проекты». Но всегда есть след, и эти вещи можно вычислять по отклонениям, и одно из отклонений – это разрыв между официальной статистикой по долгам. Например, официальный госдолг ФРГ по данным ЦРУ – 83% от ВВП, а реально – 418%. По всем остальным странам такая же вещь. Например, по Франции это будет 83% и 549%. Вот эта разница – это и есть та сумма, которая идет на черные инвестиционные проекты, связанные с закрытыми исследованиями.
Что исследуется? Здесь тоже сейчас масса вещей уже становится ясной. Исследуются проекты, связанные с медициной – продление жизни на 200-300 лет, генная инженерия, поиск порталов – выход в другие измерения, разработка новых видов оружия, ну и, естественно, военно-политические меры, связанные с контролем над теми территориями, которые в меньшей степени будут подвержены катастрофе. И действительно, далеко не все зоны планеты в одинаковой мере будут подвержены катастрофическим изменениям. Вот что по этому поводу пишет Смотрин, которого я уже цитировал. Он пишет очень осторожно, потому что это открытая вещь, но, тем не менее, все понятно:
«Активность определенных эгоцентричных кругов в составе некоторых зарубежных стран, которые за предшествующие 30-40 лет скрытых естественнонаучных исследований смогли упреждающе проявить логику предстоящей планетарной перестройки, а в 90-х годах попытались замаскировано использовать вышеперечисленные и другие деструктивные процессы в геопространствах Евразии для последующего установления в условиях возможного хаоса жесткого контроля над этой частью планеты, наиболее устойчивой и ресурсообеспеченной в ближайшие столетия.
Ясно, что исследования подобного рода ведутся скрытно, но сейчас они выходят на первый план. Например, к ноябрю 2011 года Институт Брукингса совместно с Лондонской Высшей школой экономики подготовили «Проект внутреннего перемещения» – это исследование массового переселения народов из Северной Атлантики в Северную Евразию, предстоящего в связи с изменением климата. В рамках проекта был проведен киберсеминар «Приготовления к перемещению и переселению». В разработке в духе прикладной апокалиптики приняли участие специалисты Центра социальной динамики, которые представили математические модели. Ведется и идеологическая подготовка, например, выдвинуты тезисы «Евразия – естественная среда обитания европеоидов», «Белая раса должна вернуться на свою прародину», «Новая Атлантида – это Алтай».
Если учесть, что через подставные фирмы немцы, канадцы, американцы, израильтяне скупают экологически чистые земли у нас на Алтае, в Краснодарском крае, в Ставрополе, на Валдае, то становится совершенно понятно, что серьезные люди готовятся к возможным серьезным потрясениям. Не будет потрясений – замечательно, ну а если будут – у людей есть запасной выход.
И вот здесь мы подходим к самому глубокому уровню геоисторической операции «арабская весна», это пролог к битве за Евразию. В 1991 году закончилась Первая мировая война, я не оговорился, в 91-м году закончилась Первая мировая война, потому что была решена последняя задача, которая не была решена в результате Первой мировой войны – резкое ослабление России. Россия была ослаблена, 10 лет из нее вывозили капиталы, вывезли примерно 1 триллион долларов. Это была послевоенная эпоха, которая закончилась в 2001 году взрывами башен-близнецов, и началась предвоенная эпоха. Республиканцы работали в грубой манере, а в это время те кланы, которые потом выдвинули Обаму, занимались психологической подготовкой того, что началось в 2011 году. И вот теперь, в 2011 году, в условиях, когда угроза геоклиматической катастрофы становится реальной, когда надвигается мощнейший финансово-экономический кризис, североатлантические верхушки торопятся. Нужно уже не просто ослаблять Северную Евразию, а ставить под контроль эту территорию. Здесь им нужно будет решить две задачи. Первая – нейтрализовать Китай и Россию, по-видимому, они пытаются это сделать с помощью исламизма, а вторая – им самим нужно будет произвести очень серьезную геоисторическую операцию над самими собой.
В 16 веке западные элиты из сухопутных превратились в морские. На основе венецианско-тамплиерского синтеза возникла Великобритания, и произошло переключение. Сейчас перед североатлантическими элитами встает задача вернуться в континентальное состояние, но это предполагает демонтаж капитализма, потому что в условиях Северной Евразии капитализм невозможен, он возможен только в условиях Северной Атлантики. И это означает цивилизационную перекодировку. Это не значит, что у них должно получиться. Мы здесь вступаем в зону политической фантазии, которая требует осторожности. В любом случае, на повестке дня последняя большая охота эпохи капитализма и битва за Евразию. И наша задача не стать добычей и загнать охотников в капкан, из которого им уже никогда не выбраться.
У меня все, спасибо. Если есть вопросы, я отвечу.
И.М. ИЛЬИНСКИЙ
Пожалуйста, вопросы. Прошу, представляйтесь и задавайте вопросы.
В.В. АВЕРЬЯНОВ
Аверьянов, Институт динамического консерватизма.
Андрей Ильич, я как-то не очень услышал в докладе, может быть, я что-то пропустил, а кто все-таки Виндзорам посылает эти «черные метки»? Может быть, здесь есть очевидный ответ, а, может быть, и не очевидный?
А.И. ФУРСОВ
Нет, ответ не очевидный. Дело в том, что сейчас одно из главных противоречий внутри мировой верхушки – это противоречие между теми, кто выступает за антилиберальный курс, и теми, кто пытается сохранить неолиберальный курс, который существовал в течение 30 лет. Можно назвать те силы, которые являются сторонниками антилиберального курса – это Китай, это отчасти Обама, это Черный интернационал, и кто конкретно посылает «черные метки», мы это вряд ли узнаем. Может быть, мы узнаем об этом когда-нибудь, как мы сейчас начинаем узнавать по поводу событий 2001 года, или как мы совершенно точно уже знаем про «Лузитанию» и про Тонкинский инцидент. Но, в любом случае, это те силы, которые пытаются сломить сопротивление тех, кто цепляется за неолиберальный курс. Но так, чтобы прийти и сказать, мы даже по поводу… Хотя сейчас британская разведка опубликовала очень интересный материал, мне Владимир Семенович его недавно прислал, по поводу участия Моссада во взрывах 11 сентября. Пока не найдены прямые улики, но, впрочем, мне хватает и косвенных. Я в этом отношении очень люблю говорить, что я не историк, а следователь по особо важным историческим делам. Мне хватает совокупности косвенных данных, мне не нужна выписанная справка, кто конкретно убил, взорвал и так далее, для меня важен вопрос, кому выгодно или кому невыгодно.
И.М. ИЛЬИНСКИЙ
Пожалуйста.
Л.И. ШЕРШНЁВ
Шершнёв Леонид Иванович. Во-первых, спасибо за глубокий доклад. Хотя скажу, он производит несколько если не гнетущее впечатление, то, по крайней мере, впечатление безысходности. Я по своей натуре все же больше оптимист.
А.И. ФУРСОВ
Я тоже.
Л.И. ШЕРШНЁВ
И мне хотелось бы, чтобы все-таки в вашем докладе в перспективе было больше оптимистических нот. Это первое.
Второе. Вот Россия, как-то она выпала в вашем докладе, и вот эти «черные метки» для России, они конечно проглядывают из общей обстановки в мире, но все-таки у нас за этот период произошло немало событий, немало оценок. Я, ей Богу, не понимаю, вот сегодня для меня главное – определиться, куда идет Россия, с кем она идет. Ваше мнение, что все-таки за последний год, который прошел, Россия получила положительного или отрицательного? И какая тенденция в связи с этим именно для России?
 
А.И. ФУРСОВ
По поводу первого – оптимизм. Вы знаете, я думаю, что то, о чем я говорил, нужно рассматривать как очень оптимистическое заявление Сталина в 31-м году: «Или мы пройдем за 10 лет, сколько остальные страны прошли за 100, или нас сомнут». Вот Сталин был оптимистом или нет? Потому что ситуация, в которой был Советский Союз в 31-м году, производила весьма гнетущее впечатление. И потом, как говорил лидер итальянских коммунистов Антонио Грамши: «Есть пессимизм разума, и оптимизм воли». Оптимизм воли – это готовность сломать хребет противнику. Так что у меня очень оптимистический в этом отношении доклад.
Что касается второго. Мне нужно было в самом начале предупредить, что я не затрагиваю российскую тематику. По России нужно делать отдельный доклад. И почему я говорил об этом. Дело в том, что Россия – это страна с не совсем полноценной субъектностью в современном мире, а я говорил о субъектах современного мира. Россия далеко не во всем выступает в качестве субъекта. И повторяю, Россия – это отдельная тема, на которую, я думаю, мы должны собраться и поговорить отдельно.
Что касается моего личного мнения по поводу того, что произошло в 2011 году в России. Поскольку Россия, опять же повторяю, страна с не совсем полноценной субъектностью, на нее проецируется то многое, что происходит в мире. Например, совершенно ясно, что часть российского истеблишмента или, как говорят, правящего слоя, чтобы не употреблять термин «элита» лишний раз, она ориентирована на тех, кто выступает за неолиберальный курс. Есть та часть, которая ориентируется на сторонников другого курса, и поэтому у нас нет единого правящего слоя, у нас есть кланы, у которых есть свои интересы. Думаю, что одна из очень неприятных вещей по поводу России заключается в том, что у правящего слоя России на данный момент нет стратегии, есть совокупность тактик и есть совокупность реакций. Укололи – отдернул руку или убежал.
По итогам 2011 года самое яркое событие – это 24 сентября, когда произошла так называемая рокировка, некоторые аналитики называют это «бархатным переворотом». Ну и действительно, произошло все очень внезапно. Например, свидетели говорят, что фамилия Медведева в качестве потенциального лидера «Единой России», когда произошла рокировка, была написана от руки. То есть это было сделано в последний момент. И если посмотреть, что произошло в мире после того, как было объявлено, что Путин выдвигается на роль президента, произошли очень интересные вещи. Запад очень интересно отреагировал. Во-первых, последовали две недели наката против Газпрома и его «дочек» в западной Европе, но даже китайцы символически зафиксировали, что им не нравится, что их не поставили в известность. Дело в том, что 17 сентября 2011 года было объявлено, что Путин номинирован на «Премию мира Конфуция» - это китайская альтернатива Нобелевской премии мира, а 27 числа китайцы сказали, что они вообще не будут эту премию вручать. Потом, правда, в октябре они вручили. Но нужно представлять, что такое китайцы, что значит – не будем вручать, а потом вручили. Они тем самым понизили статус этой премии. Потом Путин ее получил. То есть реакция в мире была вот такая, какая она была. Потом мы видели то, что было в декабре-феврале.
По поводу вашего вопроса, с кем Россия. Я думаю, что на самом деле Россия ни с кем, союзников у нас нет. И в отношении этой ситуации у нас большой знак вопроса. В свое время, когда я писал в газете «Завтра» отклик на одну из статей Путина по национальному вопросу, я написал следующее, что в противостоянии с либеральным кланом, притом, что оно отчасти наигранное, но отчасти и серьезное, как вообще все в политике… Я вам в качестве иллюстрации приведу один пример из фильма «Рим», хоть это и не история, а фильм, но пример очень красочный. Вы знаете, что Юлий Цезарь занялся политической деятельностью для того, чтобы отдать долги Крассу, и в какой-то момент он уже набрал денег в результате политической деятельности, и Красс ему говорит: «Ну все, Юлий, ты заигрался». А он ему говорит: «А я уже не играю». То есть в политике от игры очень легко перейти к серьезным вещам и наоборот. Так вот, в этой статье я написал, что сила Путина в противостоянии либеральному клану заключается в том, что его поддерживает значительная часть населения. Да, на Поклонную гору часть населения нагнали, а часть населения пришла сама, и даже не потому, что она очень любит Путина, а потому, что ей очень не нравились «оранжевые», и она понимала, куда они могут столкнуть ситуацию. «Но, - написал я, - если будут продолжаться неолиберальные реформы, если не будет произведена замена одиозных личностей для начала, а затем будет свертываться курс неолиберальных реформ, который загнал страну в ловушку. Если этого сделано не будет, то по осени мы получим очень острую политическую ситуацию, и вот тогда без этой поддержки Путин оказывается один на один с либеральным кланом, которые ему ничего не забыл».
Я думаю, что вообще нас ждут с осени, ну, не потрясения, но, я думаю, что очень серьезные проблемы. И очень многое будет зависеть от ситуации в мире, например, будет война на Ближнем Востоке или не будет войны на Ближнем Востоке. То есть здесь очень много неизвестных. Есть две страны в мире, которые могут сейчас планировать свое будущее всерьез, это США и Китай, остальные подстраиваются. Поэтому очень трудно сказать, что будет с Россией.
Л.И. ШЕРШНЁВ
Спасибо.
И.М. ИЛЬИНСКИЙ
Пожалуйста. Смелее, пожалуйста, прошу. Представляйтесь, просто ведется стенограмма.
С.А. ПРАВОСУДОВ
Сергей Правосудов, главный редактор журнала «Газпром».
У меня два вопроса. Первый вопрос про США и их игрища на Ближнем Востоке. Дело в том, что они провозгласили стратегию, что они станут самодостаточной страной по добыче нефти и газа через 20 лет. То есть у них там есть сланцевый газ, сланцевая нефть, бетуминозные пески в Канаде, а у них там, да, себестоимость очень высокая, под 100 долларов баррель стоит, но если цены будут высокими из-за войны на Ближнем Востоке, то вполне это очень рентабельно. Понятно, у них сейчас очень активно растет добыча в этом направлении.
Второе. Если война на Ближнем Востоке, а американский флот самый сильный в мире, он будет просто как бы банковать, продавать, давать возможность Китаю, Японии, европейцам покупать ближневосточные нефть и газ именно в условиях конвоя, условно говоря, американских авианосцев. То есть хорошим людям – да, плохим – нет.
И третье. В условиях арабских революций произошло усиление саудовцев, то есть нефтяных монархий. Как вы думаете, насколько их будущее обеспечено, или они все-таки падут, потому что население очень молодое, а молодому населению всегда что-нибудь не нравится, какие-нибудь революции очень легко можно организовать?
А.И. ФУРСОВ
По первому вопросу. Вот эти 20 лет, о которых вы сказали, их нужно еще прожить. Это первое.
Что касается ближневосточных монархий. Дело в том, что мне как-то попались американские социально-психологические исследования на будущее – кто хороший работник в мире, кого можно активно использовать. Арабы – нет, плохо работают, аут, славяне тоже, и, во-вторых, они очень склонны к активным действиям. Китайцы – замечательные работники, но если у китайцев появляется лидер, который им скажет: «Да, бей!», тогда начнутся серьезные проблемы. Поэтому лучше всего, в этом исследовании сказано, на перспективу рабочая масса – это индийцы. Кстати, хочу сказать, что китайская история – это сплошные восстания крестьян, причем два восстания закончились созданием новых династий – это династия Хань, которую создал Лю Бан, когда он сверг сына Цинь Шихуанди, и Чжу Юаньчжан в 14 веке, который создал династию Юань. Две китайские династии созданы результате крестьянско-разбойничьих восстаний. А вот в истории Индии было только одно крестьянское восстание – восстание в Телингане 1945-1953 гг., связанное с разделом Индии. То есть индийские крестьяне не восстают, потому что кастовая система блокирует любой конфликт. И если вы посмотрите, если вы побываете в Латинской Америке, скажем, в Дели и в Гаване или в Каракасе, то вы увидите, что там принципиально разная бедность. У латиноамериканцев бедность веселая, а у индийцев бедность депрессивная. Они знаю, что вот карма, и из этой кастовой судьбы они не вылезут, поэтому они бунтовать не будут. Кроме того, у индийцев нет такой ценности, как социальная справедливость. Они готовы принять социальную несправедливость, в отличие от русских, для которых главное – социальная справедливость, и никто никогда не согласится с тем, что то, что Абрамович и компания получили в 91-м году, это они называются олигархи, а на самом деле для любого человека в России – ворье, оно и есть ворье. А вот для индийцев – если это хозяин, значит, он хозяин, независимо ни от чего. Поэтому с точки зрения большой перестройки и создания глобального мира, в котором будет жить полтора-два миллиарда, идеальные работники – индийцы. Значит, каким-то образом китайско-русско-арабская проблема должна быть решена. И по логике, и из того, что мы можем читать и вычитывать…
Вообще, сейчас очень интересное время. Во-первых, те люди, которые разваливали Советский Союз, они уже ничего не боятся и поэтому выбалтывают очень интересные вещи, а, во-вторых, англосаксы перестали бояться, и они пишут уже откровенно многие вещи, просто в открытую пишут. Например, принц-консорт Филипп, муж Елизаветы, президент Общества защиты дикой природы (Всемирного фонда дикой природы (World Wildlife Fund), он откровенно говорит, что в другой жизни он бы хотел вернуться смертоносным вирусом, чтобы навсегда решить проблему перенаселенности Земли. Если уйдет 90% населения планеты, то дикая природа вздохнет, наконец, хорошо без человека. Кстати, у нас Чубайс уже озвучивает такие вещи. То есть эти люди, не боясь, проговаривают многие вещи.
Так вот, что касается будущего арабского востока. Ну, я думаю, нефть у них, безусловно, закончится. Когда вы говорит о молодом населении там, ведь дело в том, что огромная часть населения, которая живет в Дубаи и работает в Саудовской Аравии, это же пакистанцы, бангладешцы и индийцы, это население не местное, не арабское. И в этом отношении, я думаю, как только, если получится все по планам глобалистов, а я думаю, что все-таки они сорвутся, потому что есть такая вещь как коварство. Это не потому, что я такой оптимист, а есть еще такая вещь – коварство истории, потому что никогда не выходит так, как планируется. Так вот, если у них не сорвется, то думаю, что с помощью ислама они будут решать китайский и русский вопросы. На этом арабы надорвутся, их загонят в гетто, в котором они будут зависеть от… нефти у них не будет, от продовольствия они тоже будут зависеть. Я думаю, что вы знаете, что в мире сейчас 40% генномодифицированного зерна контролирует примерно 10% фирм. Что такое генномодифицированное зерно пшеницы? Это зерно, которое, вот снял урожай, это зерно нельзя бросить в почву, оно не прорастет. Причем фермеров, канадских ли, аргентинских, их заставляют покупать это зерно, и это означает, что, как из романов Александра Беляева, это контроль над мировым хлебом. Я думаю, что арабам уготовано вот такое гетто на Ближнем Востоке, выжженные войной племена. Я думаю, что такого же рода судьба уготовлена значительной части Африки. Но опять же, если все получится так. Может все выйти из под контроля, и процесс может идти совершенно по-другому. Собственно, на это и рассчитываем. И нужно работать в этом направлении.
И.М. ИЛЬИНСКИЙ
Пожалуйста, кто еще из любопытных?
П.В. СВИРИДОВ
Андрей Ильич, вот примерно такая суть изложения, идет атака на неолиберальные культурные структуры. Дальше – слом уникальной социально-культурной самобытности Китая.
А.И. ФУРСОВ
Нет, если побеждает антилиберальная тенденция, Китай никто ломать не будет. Вообще Китай очень трудно сломать.
П.В. СВИРИДОВ
Я знаю, я сам китаист. Но, тем не менее, есть испытанные отработанные методики по разжижению, уничтожению социально-культурного слоя, навязыванию моделей американского образа жизни, либеральных ценностей. И вот потом мы все это узнаем. А так, гибель Китая будет неизбежна. Она уже сейчас идет, потому что это главный, по сути, конкурент Запада. Следующий этап – установление глобального господства, диктатуры.
А.И. ФУРСОВ
Если пупок не развяжется.
П.В. СВИРИДОВ
Я понимаю, это поговорка хорошая, но тенденция туда. Мы все прекрасно понимаем, что диктатуры неэффективны в плане экономики, вообще развития. Тем не менее, последовательно выводят мир на создание всепланетарной диктатуры. Следующий шаг – что? Захват других планет Солнечной системы?
А.И. ФУРСОВ
Нет, нет. Вот знаете, давайте я сыграю за злодея. Если бы злодеем был я. Первое, что бы я сделал. Правильно, на 90% сократить население планеты. Его легче контролировать. Второе, поломать образование. Создать управляемых людей, которые ничего не понимают. Дальше, сконцентрировать примерно 150-200 центров – это зоны, где чисто и светло. Есть такой парень КэнъитиОмаэ, это крупный японский бизнесмен и автор двух бестселлеров «Мир без границ» и «Конец нации-государства: подъем региональных экономик». У него на обложке книжки очень интересная вещь, ксерокс, к сожалению, нельзя снять, много теряется, поскольку он цветной, – карта земли, красные точки, и они соединены линиями. Красные точки, их примерно 150 – это Шанхай, Рио-де-Жанейро, Нью-Йорк – это зоны кристаллизации, это глобальные центры, там живет по 20 миллионов. Вокруг буферная зона, там живет примерно 40 миллионов, которые их защищают, а остальное – это зона, где жить невозможно. Это зона, где, условно говоря, живут каннибалы. Кстати, вот этот Фонд защиты дикой природы, о котором я вам говорил, они сейчас очень активно работают над сохранением всех каннибальский племен на планете. Вот такая схема, 200 городов – это союз городов, большая Венеция, которые обеспечивают своим жителям хороший уровень жизни. Будешь себя плохо вести – вышвырнем за стену, пойдешь к каннибалам, к диким племенам, к преступникам, к мутантам, и вообще ты там не выживешь. Это один из вариантов. Не надо лететь на планеты.
П.В. СВИРИДОВ
Подождите, но вы говорите о создании сети, сетевой структуры.
А.И. ФУРСОВ
Да, совершенно верно, с исключением физическим и социальным очень большой части населения. Да, и добавка. Все смотрели, наверное, фильм «Время», но и до фильма «Время» мы говорили о том, что вот те закрытые разработки ведутся, которые называются «Практическое бессмертие», то есть 200-300-400 лет существования. Вот если ты ведешь себя хорошо, если ты служишь новому Рейху, будешь жить до 150 лет, верхушка живет до 400 лет. Я фантазирую.
П.В. СВИРИДОВ
Нет, это не фантастика. Количество клеток в человеческом мозге, вы знаете сколько нейронов?
А.И. ФУРСОВ
Да, 200.
 
 
П.В. СВИРИДОВ
Нет, 7-10 миллиардов. Сопоставимо с населением Земли. И если каждый человек входит во всемирную сеть, то Земля становится единым организмом, управляющим, мыслящим. Наверное, я так понимаю, это цель? Создание единого гигантского разума.
А.И. ФУРСОВ
То есть вы полагаете, что люди, условно, Ротшильды, Рокфеллеры, сидят и думаю, как бы сделать из Земли мыслящий организм?
П.В. СВИРИДОВ
Ротшильды, может быть, и нет, но они знают эту задачу. И те, кто ими управляет, наверное, выводят их на эту схему.
А.И. ФУРСОВ
Интересная мысль.
И.М. ИЛЬИНСКИЙ
Лет 40 назад я читал книжку на английском, когда в Дипломатической академии учился, она называлась «Черное облако».
А.И. ФУРСОВ
Хойла?
И.М. ИЛЬИНСКИЙ
Да. Там как раз рассказывается история, когда один из американских астрономов совершенно случайно заметил на своем инструменте, с помощью которого он наблюдал за небом, тучку. Он подумал, что это ошибка и пошел спокойно спать. Утром встал, тучка стала крупнее. На третий день она стала еще крупнее. Он стал считать и понял, что это движущаяся в направлении Земли точка. В определенный момент он собрал своих коллег, и они стали думать, что это такое – астероид или еще что-то. Просчитали все и поняли, что она движется прямо в направлении Земли, и если все продолжится, то Земле конец. Подключили и советских ученых, Юрий Иванович Журавлев, наверное, тут участвовал в расчетах, великий математик тут сидит, вычислительный центр. В это время происходило все. И вдруг эта уже большая масса остановилась и зависла надо Землей. И тогда кто-то из американцев предположил, что это мыслящая субстанция. Примерно определили ее размеры и т.д., и решили, что если это так, то надо установить с ней контакт. Стали искать язык, и на сверхнизких частотах сумели наладить связь. Облако задало им вопрос: «Кто вы?». А у видеоэкрана сидел самый мозговитый какой-то человек, он понял, что вопрос задан. «Кто вы? Дайте информацию о себе». Ну, я схематично все рассказываю. Наши все, что могли, собрали и передали. Оно спросило: «И это все?». И тогда наши поняли, что там столько информации, столько знаний, что если бы хоть часть получить от этого… Извините, я пропустил самое главное, наши стали стрелять. Они послали несколько ракет в это облако, желая его уничтожить, а ракеты развернулись и упали на территорию Америки. Америка стрельнула, и туда же они и вернулись. Ровно туда, откуда взлетели. После этого стали разговаривать. За несколько минут скачали всю информацию облаку, и облако сказало: «И это все? Вы цивилизация?». Ну, вот тогда они стали просить поделиться. А как? Никаких способов тогда не было установлено. Вот посадили, и видеоинформация… Юр, как это считывают? Я не знаю, как это возможно? Ну, в общем, короче говоря, каждый самый умный человек через две-три минуты умирал от воспаления. Потому что переизбыток информации, мозг воспалялся и умирал. Облако постояло немножко и улетело. Ему надо было подзарядиться просто. Это мыслящая субстанция была, которая в галактиках блуждала, и останавливалась у определенных планет, подзаряжалась и улетала дальше. Может быть, американцы решили воплотить в реальность эту фантазию.
А.И. ФУРСОВ
Павел Владимирович, вы задали вопрос о планах. Вот то, что сейчас Игорь Михайлович сказал. Дело в том, что…
И.М. ИЛЬИНСКИЙ
А потом была книжка Шейнина «Интегральный интеллект» давно-давно на эту же тему.
А.И. ФУРСОВ
Дело в том, что те люди, которые составляют верхние 1-3%, это, по сути дела, уже альтернативная цивилизация. Сейчас в Америке вышла очень интересная книга Чарльза Мари, называется Torn apart, Разорванные, состояние белой Америки 1960-2010 гг. На основе социологического исследования он говорит о том, что вот этот 1% наверху, он вообще никак не соотносится с 99% Америки и другого человечества. Эти люди, которые живут сами по себе вообще, у них своя замкнутая среда обитания. А остальные 99%, в принципе, им помеха – это лишние едоки и т.д. Не надо мыслящую Землю создавать, есть альтернативная уже форма, для которой остальные 99% не нужны. Это дебатируемо.
И.М. ИЛЬИНСКИЙ
Юрий Юрьевич Болдырев.
Ю.Ю. БОЛДЫРЕВ
Я продолжу вопрос о том, кто мы. Андрей Ильич, уважаемый, самое грустное в вашем докладе было сказано вскользь – что у нас ограничена субъектность. Я понимаю, что то, о чем я спрошу, может быть, требует какого-то отдельного специального доклада и исследования, но, в принципе, применительно к тому, о чем вы говорите. Механизмы возникновения субъектности? Сколько центров субъектности? Сколько из них более или менее относительно самостоятельны? Сколько из них более или менее перспективных? Или сколько из них более или менее бесперспективных в силу внутренних процессов деградации? Что об этом известно, в том числе с точки зрения людей, которые вынуждены признавать, что мы ограничены субъектно?
А.И. ФУРСОВ
Здесь две части вопроса. Я начну со второй части. Понимаете, какая вещь, у нас самой серьезной организацией, которая изучала мировые субъекты, за всю историю была личная разведка Сталина. В 1927 году, когда Сталин еще не победил всех своих оппонентов, это было до путча Троцкого 7 ноября, Сталин отправил за границу команду людей, которые должны были прошерстить западноевропейские архивы, это была его личная разведка, на предмет выявления родственных связей между финансовыми аристократическими семьями Европы. Они четыре года над этим работали, очень много наработали, нарыли, вернулись. Кстати, Гитлер, когда пришел к власти, сделал то же самое, но это уже был путь по следам. Насколько я знаю, в настоящий момент у нас серьезных реальных исследований западной верхушки, ее структуры нет. На Западе ведутся такие исследования, очень много французы делают. Из того объема литературы, которую я читал, совершенно ясно, что ни один президент в мире не является, (я убираю Китай, Китай – это единственная страна, где правящий слой минимально подконтролен, то есть он не подконтролен, он должен учитывать некие правила, но он неподконтролен, что касается Запада), то я думаю, что это на самом деле то, что называется мировым правительством. Это на самом деле 10-12 разных структур, это финансовые системы, это неоорденские структуры, вообще очень трудно подходить. Например, смотрите, в 70-е годы 19 века Тевтонский орден продал все свои земельные владения и вложился в химическую военную промышленность. И. Г. Фарбениндустри (I.G. Farbenindustrie) – это на самом деле Тевтонский орден. И внутри этого существует некое ядро. Поэтому здесь говорить очень трудно. Я думаю, что наднациональных структур примерно столько, сколько главных финансовых потоков, 10-12. Над каждым потоком есть смотрящий. Например, над африканским потоком очень долго был смотрящим президент Габона Омар Бонго. И когда Саркози первый раз стал президентом, первый звонок, который он сделал, это был звонок Омару Бонго в том, что Саркози по этому потоку выполняет все свои обязательства. Я думаю, таких структур 10-12. И когда говорят – бильдерберги, Трехсторонняя комиссия, вот они сидят, решают. Они не решают, это структура согласования, а мир слишком сложен, чтобы им управлять из одного центра. Но эти структуры вдобавок ко всему еще и родственны. Например, Ротшильды, Куны, Лейбы, Оппенгеймеры – это люди, которые перероднились. То же самое у англосаксонских семей, то же самое у Бушей. Я думаю, что одна и та же семья может входить в несколько крупных структур. И мы имеем дело с сетевой огромной структурой, и это уже не физические носители, а это уже некое информационно-энергетическое поле, в котором существуют физические носители.
Что касается грустного – субъектности. Да, грустно. Но как у человека, занимающегося русской историей, у меня есть аж три повода для оптимизма. Дело в том, что вот когда я преподаю в Америке и смотрю на американцев, я смотрю на них и думаю, ребята, будет кризис, и вы его не переживете, потому что вы очень нежные, вы привыкли к очень комфортной среде. Мы 20 лет уже живем в условиях кризиса, и тот фундамент, который был создан, прежде всего сталинский фундамент, его до сих пор так и не доломали, но мы можем жить в тех условиях, в которых западный человек жить точно не сможет.
О чем говорит русская история? Когда Россия выскакивала из исторических ловушек? Каждый раз Россия выскакивала в условиях кризиса. После Смутного времени начала 17 века Россию можно было брать просто голыми руками, однако Европа был занята. Настолько можно было брать – у Михаила Романова не было и 3 тысяч, чтобы отогнать казаков от Москвы, но Европа была занята с 1618 по 1648 год 30-летней войной, и это было наше пространство для вдоха. Мы вдохнули, а в середине 17 века уже лупили Польшу.
После Петровских реформ, которые были квази-смутой, Россию тоже можно было брать голыми руками – минус 25% населения, сгнил и развалился флот, петровские полки регулярного строя – это миф, потому что главные битвы Северной войны были выиграны гребным флотом и полками старого строя. Полтавская битва не была главной, главной была битва при Лесной, что и признавал сам Петр. Но Европа была занята войной за австрийское наследство, войной за испанское наследство, а к середине 18 века мы уже встали на ноги, и наши казаки проехали по Берлину так, что город приходил год в себя после визита наших казаков, башкир, татар, и «едут, едут по Берлину наши казаки», это 1757 год.
Наконец, после Гражданской войны Россию можно было брать голыми руками, но англичане грызлись с американцами, они вместе грызлись с немцами, Ротшильды грызлись с Рокфеллерами, и Россия на этом выскочила.
То есть кризис – это, безусловно, шанс для России. Но для того, чтобы выскочить в условиях кризиса и обрести полную субъектность, нужно две вещи – воля и разум. Воля – это политическая воля, разум – это адекватное представление о современном мире. К сожалению, в современном мире, по крайней мере, западные открытые структуры и наши открытые… По поводу наших закрытых структур тоже у меня никаких здесь иллюзий нет, как раз в декабре прошлого года я с покойным Леонидом Леонидовичем Шеборшиным обсуждал вопрос по поводу того, чем занимаются наши закрытые структуры – он просто махнул рукой. Но знания о современном мире, знания его болевых точек, очень такое примитивное знание – куда нужно, так сказать, выстрелить, чтобы с одного выстрела было два трупа, вот это знание нужно вырабатывать. И, к сожалению, это объективная реальность современного мира.
Спецслужбы в их старом состоянии уходят в прошлое, потому что открытые информпотоки дают возможность анализа такой информации, которой раньше не было. В то же время научные структуры находятся в глубочайшем кризисе, потому что даже дисциплинарная сетка современной науки – политология, социология, она неадекватна современному миру. Политика исчезает, причем не только у нас, у нас она была два раза по 13 лет – с 1905 года по 1918 год и с 1987 года по 2001 год. Это не значит, что это плохо или хорошо, мы и без политики решаем проблемы с помощью власти. Но главное заключается в том, что та дисциплинарная сетка, наука о мире с ее понятийным аппаратом, который есть, она неадекватна. Задача – создание принципиально новых форм организации знания. Я это называю когнитивно-разведывательными или когнитивно-аналитическими структурами. Это структуры, которые работают с огромными объемами информации, и у которых вполне практические задачи, заряженные на мировую борьбу за власть, информацию и ресурсы. Наука не занимается косвенными свидетельствами. В ГРУ был отдел, насколько мне известно, который занимался косвенными свидетельствами, всякими косвенными условиями, но наука этим не занимается. Вот когда будут созданы адекватные, причем там не нужно много народу, такого рода структуры должны быть интеллектуально-спецназовского типа – вот это и есть решение проблемы воли и разума. Вот если это будет, можно ломать хребет, рвать пасть любому противнику.
Ю.Ю. БОЛДЫРЕВ
Все четко, замечательно, понятно, кроме двух вещей.
Первая. Вы описали все-таки западную систему, вы сами говорили, что не касаетесь китайской. В китайской принципиально иной механизм субъектности?
И второй вопрос. А наш возможный, желаемый, искомый механизм субъектности, он ближе к чему? Он каков?
А.И. ФУРСОВ
Вы знаете, я не китаист, я просто много читал литературы о Китае. Здесь вот есть Александр Николаевич Анисимов, который, я думаю, лучше ответит на ваш вопрос.
Что касается наших дел. Год назад в журнале «Однако» я написал статью «Холодный восточный ветер», где попытался определить параметры субъекта стратегического действии. ССД – это тот субъект, который может вытащить Россию из ловушки. И я там расписал некие параметры этого субъекта. Этот субъект не западный и не восточный, потому что Россия не Запад и не Восток Если спрямлять и огрублять за нехваткой времени, то этот субъект может возникнуть, на мой взгляд, как неоопричнина. То есть это чрезвычайная организация, решающая проблемы подавления коррупционеров, но это не значит, что придут люди с песьими головами. Что такое была опричнина? И главный ведь в опричнине был не физический террор, а экономический, земельный. Отбирали у какого-то суздальского князя землю здесь и переселяли, скажем, в сторону Новгорода, тем самым рвали его связь с детьми боярскими, то есть дворянами на местах, а физический террор во время опричнины был значительно меньше, чем террор, который был в это время в Англии, во Франции. Что такое опричнина была? Это была чрезвычайная надстройка над боярской думой. Потом в 72-м году, у нас говорят, опричнину отменили. Ее отменили примерно так же, как в 1922 году отменили ЧК, когда переименовали в ГПУ, то есть ЧК стало Главным политическим управлением. То же самое и с опричниной, все люди, которые были в опричнине, ушли в государев двор, то есть чрезвычайка выполнила свои функции. То есть субъект, который возможен в России, это неоопричнина, это чрезвычайка. Это болезненный процесс, но другого процесса нет.
В истории России было несколько опричнин – была опричнина Ивана Грозного, опричнина Петра I, опричный принцип использовал Сталин. Когда мне говорят, что опричнина – это решение всех проблем, возникает вопрос, какая опричнина? Была национально-ориентированная опричнина Ивана Грозного и Иосифа Грозного, и была опричнина, которая была ориентирована сугубо на олигархию, это опричнина Петра I, это питерский принцип русской истории, это олигархический принцип, когда чрезвычайка работает на олигархов. И, кстати, когда мне радостно сказали: «Ой, Путин создает национальную гвардию, это и есть идея неоопричнины!», я сказал: «Интересно, вот национальная гвардия будет работать на олигархов или на национальные интересы? Вот тогда мы и посмотрим, какая это опричнина». То есть у нас не может быть ни китайский, ни западный вариант, у нас может быть свой вариант. И у нас в русской традиции есть только один вариант создания субъектности – опричный принцип. Сталин не создал свою опричнину, но он этот принцип использовал.
 
И.М. ИЛЬИНСКИЙ
Перерыв. Попьем кофейку, поразмышляем и начнем выступать.
Спасибо за интересный доклад, Андрей Ильич.
 
(Перерыв)
 
М.М. МУСИН
Профессор Мусин Марат Мазитович.
Очень интересный доклад Андрея Ильича. Какие вопросы я бы хотел задать. У нас есть некоторый опыт тестирования вот этих современных всех трансформаций в Ливии и в Сирии. У нас сейчас там корпункт сидит, и мы пытаемся изучать этот опыт, потому что на местности все это понимаешь гораздо лучше.
По системным вещам. Мы с вами понимаем, что когда идет такая трансформация, есть много индикаторов, по которым можно сказать, в какой стадии находится Россия. Получается следующее, что мы понимаем на системном уровне, что проблемы, которые мы научились четко прогнозировать, например, мы научились четко предсказывать наши модели лучше американских. Мы говорим, когда начинается у них рецессия, когда заканчивается. Вот в декабре мы на уровне руководства страны говорили, что нас будут разводить, никакой второй волны не будет в 2013 году, в первом квартале 2013 года, поэтому совершенно другая логика действий. А вот у нас проблемы могут возникнуть из-за отложенной инфляции, и все это рванет после, например, вступления в ВТО.
Но мы понимаем, что если есть серьезные экономические проблемы, я просто пытаюсь сейчас в такое рациональное поле перевести, потому что есть, конечно, и другой уровень, мы понимаем, что Россия сейчас находится на втором уровне атаки. То есть с точки зрения группы, которую я представляю, весь мир очень цинично разделился на 12 неоиндустриальных стран, которые начинают строить госкапитализм, это, как правило, англосаксы и немецкая группа и примкнувшие к ним франки, включая скандинавов. И они, естественно, никого не будут пускать в свой клуб, их задача делить глобальные рынки и потом идти на национальные и так далее. Вот если брать в краткосрочной, среднесрочной перспективе.
Почему я это говорю? Потому что, например, то, что англосаксонский проект помимо Ближнего Востока и Северной Африки проехался по Италии, сколько они не могли Берлускони убрать, он демонстративно в каких-то вопросах занимал российскую позицию, с Голдман Сакса там люди. Греция. Я вот встречался, мне говорили, что генералитет пришел к выводу, что только военный переворот, но военный переворот в 21 веке, видимо, уже невозможен. И в течение одного дня все были зачищены, весь генералитет, старшие офицеры. И это как бы бывшему премьеру выносится как измена национальным интересам. Кто сейчас стоит? Голдман Сакс, их представители.
Теперь Ближний Восток. Похоже, действительно Штаты должны нанести удар по экономике Китая, России и экономическому ядру Европы – Германии. Что они могут здесь придумать? Идея, видимо, совершенно простая, ясная – это то, что они берут опыт крушения Советского Союза, то есть, грубо говоря, любая страна, где есть бюрократия, бюрократия всегда хочет жить лучше, чем соотечественники, и вот мы с вами получаем все вот эти чудеса, связанные с коррупцией. Итак, там, где бюрократия алчная, тупая, необразованная, точнее, у нас более или менее образованная, там порождается много проблем, которые надо решать в режиме реального времени, и возникает большой соблазн просто перевести эти объективно существующие противоречия, которые накапливаются в любом социуме, в неразрешимую антагонистическую стадию. Дальше все по учебнику. Это сотни лет назад прописано – «разделяй и властвуй». Или 33-я китайская стратагема – нужно иметь возвратного шпиона, то есть мы берем одну сторону конфликта, начинаем ее подпитывать, это наша «пятая колонна».
Итак, механизм понятен, и похоже, у этого процесса два этапа.
Первый этап – это уничтожить промышленность или народное хозяйство, как в Сирии, как и методы блокады и так далее. Метод уничтожения с экономической точки зрения совершенно прозрачен. Есть закон вертикальной интеграции, мы должны встроить паразитарные, компрадорские интересы в цепочку добавленной стоимости от добычи сырья до производства продукции конечного спроса. Если нам это удается, если мы разрываем и вставляем в стратегическую отрасль, которую частник не может замкнуть, частник может парикмахерскую, ресторан или практика нашего сельского хозяйства, там, наоборот, не должно быть чужеродных интересов, бюрократов и чиновников. Так вот, в стратегических отраслях, естественно, частник собрать цепочку добавленной стоимости в принципе не в состоянии. И тогда в самом таком простом виде – это государственный корпоративный сектор, когда все внутри корпорации, и никаких паразитарных интересов, ни фирм-однодневок, ни чужеродных собственников, ни управленца, который вышел из-под контроля, потому что основной закон – это закон замечания интересов, когда управление отжимает интересы доверителя. Что для этого делается? Ну, например, механизм – приватизация, и политический спектр в России четко показывает, кто с какой стороны баррикад. Либо требование, чтобы государство перестало выполнять свои контрольные функции и ушло из экономики. Это значит что? Это значит вот это безбрежное воровство, компрадорские интересы и так далее. И даже если мы эту задачу решаем, какая проблема? Мы, получается, можем все-таки собрать цепочку добавленной стоимости. Понятно, что если мы встроили паразитарные интересны, дальше собирать эту цепочку бессмысленно, наша продукция золотая, наш корабль в четыре раза дороже немецкого, автоматы и так далее по всем этим линиям. И дальше доллоризация. Если расчеты за углеводороды, например, страну уничтожили, а мы прошли в стадию деиндустриализации уже наполовину, и дальше получается, что тот механизм, который использован на первом этапе, позволяет очень легко разыграть второй этап атаки, а Россия, похоже, находится именно на втором этапе этой атаки, так же как и Ливия раньше, и Сирия. Это этап, когда действительно накопившиеся в обществе противоречия с помощью традиционных методик, адаптированных к технологиям шестого технологического уклада, именно социальным технологиям, технологиям социального манипулирования, они взрывают этот социум и разносят его вдребезги, причем чужими руками, как мы видим на примере Северной Африки и Ближнего Востока. То есть если ты научился вот эту ситуацию оценивать, дальше я могу взорвать, то есть я должен уничтожить все системы управления в социуме, и начинаю последовательно отключать все регуляторы. Причем это все в учебниках описано – размораживание системы традиционных ценностей, причем в западных религиозному аспекту удается мало влияния духовно-нравственного, в основном культурный уровень, но мы понимаем, что этот момент должен быть реализован, и сегодня… Раньше ведь как, возвратный шпион, это значит – я поймал шпиона, расстрелял и прекратил клеветническую кампанию, все было очень просто. В Интернете это принципиально невозможно, потому что шпионом, который разносит стратегический вот этот опасный контент, становится дурак. Вот я говорю, я вот в Сирии беру и пишу: «Ребята, сегодня BBC, CNN, ИТАР-ТАСС, РИА-Новости и дальше по списку». Почему? Потому что, если они играют в чужой игре, пытаются изменить сознание сложным контентом, сегодня они помогают Штатам завалить Сирию, на следующий день это будет у нас.  
Итак, ставка, на которую делается выбор. Если в 1917 году были объективные последствия для того, чтобы людям сказать, что завтра мы расстреляем богатых, буржуазную интеллигенцию, священников, и будет счастье, там были объективные возможности действительно переформатировать мир. Сейчас что делается. Там, где левый укол сильный, а у нас разворот в левую сторону идет, например, уровень жизни, который был в Ливии, Сирия – светское государство, они принципиально отличаются от ливийцев, там не подходят и не говорят, что если вы «Аль-Джазира» мы вам сейчас горло перережем здесь на улице, в Сирии такого нет, то получается, они действительно сделали правильный выбор. То есть этот антиисламский проект, надо взорвать главное, межконфессиональный проект. Поэтому всегда будет попытка сработать против традиционных религий. Нужны радикалы. Ставку они сделали пока на исламских радикалов. Хотя Брейвик, это попытка то же самое получить против христианства. Я не исключаю, что у нас скоро может появиться «русский Брейвик». То есть модель совершенно прозрачна и очевидна, и она реализована. Причем я честно скажу, мы это все заметили, вот этот фактор было трудно объяснить больше двух лет назад, когда мы примерно сделали прогноз, что Россию будут пытаться протестировать на стойкость в 2011 году. Но события в Ливии, что Каддафи продержался, и это позор был НАТО на восемь месяцев, вот он сдвинул эти события на конец года. Но, тем не менее, американцы научились считать, кибервойска создали, диверсантов поставили, военную компоненту запустили, я не беру сейчас Югославию и Ирак, и дальше все очень просто, мы начинаем взрывать этот социум, ставка делается на темные слои и на уничтожение образования, то, о чем Андрей Ильич говорил. Потому что, грубо говоря, ты не можешь в стране с левым уклоном сказать, что вот мы буржуев порежем, они и компартию имеют и все остальное. Но сказать, что, ты сейчас неверному голову перережешь, и все проблемы завтра автоматом разрешатся, та же самая обманка. Вот похоже эта модель использована. Причем использована настолько красиво, что вот мы с уважаемым Эль Мюридом начали 1-2 апреля атаку на Катар и Саудовскую Аравию. Идея какая? Советский Союз как был развален? Бюрократия не решала проблемы, они накопились в обществе, недовольство росло, и либо мы позитивно начинаем разрешать вопрос, либо оно рванет. То есть, грубо говоря, диспропорции в народном хозяйстве, теневой рынок, потому что ведь первые 100 млрд. рублей, и дальше что делают, мы договариваемся с Саудовской Аравией, они роняют цены на нефть, и мы эту ситуацию получаем. Но у нас гарантия вроде была такая, что мы можем бесконечно долго поставлять газ в Европу. Только какие-то непонятные вещи были связаны с Эксон (Exxon Mobil Corporation) или с Шелл (Shell), то нам газовую задвижку на Украине пытаются задвинуть, то они «пятую колонну сформируют», то про сланцевый газ нам сказки рассказывают и с Эксон подписывают вот эти контракты. Похоже, что действительно соблазн повторить успешный опыт крушения Советского Союза, где, может быть, проблем-то меньше и противоречий накопилось, чем у нас сейчас, он привел к тому, что французы, по-моему, перебежали в последний момент, в эту лодку запрыгнули, и понятно, что им отдают северные колонии, потому что, я помню, что Саркози выступал на наше православное Рождество в 2009 году, и сказал, что существующая социально-экономическая система аморальна по своей сути и подлежит уничтожению, и через три месяца запускает процесс вступления Франции в НАТО.
 Соответственно получается, что самая красивая и дешевая идея – это обозначить угрозу блокады российского нефтегазового экспорта в Европу. Каким образом? Мы прошляпили 15 лет Катар, имея богатейшее северное месторождение с помощью Эксон и BP, а это фактически считайте филиал Эксон, военная база и Эксон. Мне руководители Ливии говорили: «Вот бы нам их уничтожить». Я даже тогда не понимал, что Катар должен быть уничтожен. Карфаген должен быть разрушен. Казалось, что невозможно Карфаген разрушить, а про Катар, где всего 300 тысяч коренного населения – это страна, которой 40 лет назад не было, насколько я понимаю, это дети пиратов и пастухов. То есть, грубо говоря, купить каждому по белому верблюду и отправить обратно в пустыню, разорвать эту страну не проблема. Почему? Потому что то, что, как мы считаем, несет недопустимо высокие риски для Российской Федерации, для Китая, для Германии и для Ирана, это действительно вопрос, когда нужно совершенно по-другому решать эту проблему. То есть саудиты могут и уронить цену на нефть, мы прошли это уже, и специалисты говорят, что действительно, с учетом 2009 года, когда спрос на нефть на 3% сократился, а цена в 4 раза упала. То есть этот процесс можно решить, и эта практика есть. Но проблема в том, что делать с газовыми потоками. Вот Катар выставляется вместо Газпрома, они сейчас строят на Балтике уже эти терминалы, технологии там – газ увеличивается в 600 раз. И получается следующее, что видимо сделка связана с тем, что им говорят: «Ребята, вот мы отсекаем поставки углеводорода в Европу с севера. На Украине сколько мы вам там пакостили, России, и так далее. Вы должны хотя бы обозначить возможность этой угрозы». Но у них проблема Армудского пролива в Иране возникает. Потому что Иран владеет тем же месторождением, он ориентирован на Китай, надо Китай отсекать от углеводородов, значит, Иран должен, по крайней мере, его нефтегазовая и военная структуры должны быть уничтожены, потому что он может запереть выход углеводородов с Армудского пролива. И без гарантии поставок в Европу проблема не разрешима. Да, естественно Сирия не позволяет протащить трубопровод в Европу. Если они попытаются через Ирак идти, то непонятно кто будет взрывать – шииты или курды, это очень рискованный проект. А вот через территорию Сирии эта задача решается элементарно, тот блок, который сегодня саудиты держат на Катар, ну, мы разбирали, он легко снимается, я думаю, что в большой игре просто Саудовская Аравия скажет, что трубопровод надо протянуть. Поэтому, похоже, война идет там. Если она успешно реализуется, то Россия естественно автоматически сложится. Когда просто скажут: «Ребята, газ будет катарский, нефть будет ливийская, саудовская. И времени у вас нет. Пожалуйста, используйте ее где хотите, но куда вы ее денете». И тогда получается что, если такая игра будет сыграна, а противопоставить…
Вот мы все здесь не глупые люди, что можно противопоставить такой стратегии? За пять копеек невозможно ничего. Тем более, что здесь деньги вкладывать не надо. И тогда получается, что если углеводороды будут идти уже от сателлита в США, значит экономика Германии, американские интересы здесь продавливаются элементарно. России не будет – это тоже очевидно. Ее даже взрывать не надо. Хотя еще раз говорю, когда Навальный начинает защищать военную базу в НАТО, я просто снимаю шляпу перед Госдепартаментом. Почему? Потому что ясно, что мы не субъект, мы в очень сложной ситуации. То есть проблема в том, что Россия слаба и принимать самостоятельно решения по многим вопросам не может, потому что, извините, когда мы заключали сделку с Эксон, Эксон воюет с Газпромом в открытую, Катар уже ценовую войну ведет – это Эксон, Сахалин-1 – это война Газпрома с Эксон. Сейчас сланцевый газ, то, о чем Путин сказал, предварительное соглашение на Украине, то есть это шантаж, но, тем не менее, кто подписал? Эксон. Когда военная машина НАТО раскатывает Ирак, что получается? Южная Курла(?), по-моему, месторождение? 60% – кто? Эксон. Когда иракцы говорят: «Все, градус антиамериканизма растет даже в нашем правительстве, вы должны уйти». Что говорит Эксон? «Ребят, у нас есть побратим, «Sell» называется». Sell, тот, который тоже приходил на Украину закрывать нашу задвижку, и говорил: Мы там сотни миллионов долларов вложим». Вложили один, когда посчитали. Но они финансируют свою «пятую колонну» в правительстве Украины? Финансируют. Серьезнейшая проблема. Вот эта игра, похоже, разыгрывается сейчас в режиме реального времени. Задача, естественно, всех аналитических центров, с моей точки зрения просто четко это понять. Причем там две компоненты. Первая. Вот этот человек без образования, премьер-министр Х. Бен Джасем… Мы говорили с нашим послом, и он рассказывал, как его избивали в Катаре. Он говорит: «Я даже конверт открыл». И ему охранники сказали, что это личный приказ вот этого товарища без образования, личное состояние которого оценивается в 3-4 миллиарда, и британские издания удивляются, а как же премьер может вести бизнес. Я объездил всю Сирию, где он… Я говорю, это неудавшийся правитель Латакии, эмир Сирии. Он уже там городки строит на побережье Средиземного моря. Так вот личный приказ его был совершить вот эту акцию против нашего посла. Британцы, когда к ним применяли такую вещь, поднимали вопрос в Совете Безопасности. Мы утерлись. Какой-то карлик маленький стоит… Причем, Газпром, вот вы здесь сидите, Газпром, похоже, не знает, что нас уже Катар кинул с «Ямал СПГ», они уже вышли с проекта. Причем, мы знаем механизм, как они… Они кинули 5 миллиардных проектов, 18, которые оценивают в несколько сот миллионов. То есть идет разводка. Но Катар сейчас имеет всю инфраструктуру, вот так же, как тысячи солдат их воевали в Ливии, и когда бывший премьер Ливии, глава СВР сидел и говорил: «А вот как бы нам их победить?», это Ливия, у которой 200 миллиардов и вот этот карлик. Так вот сейчас что они получили? У них премьер отправляет деньги, отправляет военно-транспортными самолетами Катара в Иорданию, в Турцию оружие, я это оружие в Сирии видел, границы открыты, контрабанда – национальный вид спорта. Говорят: «Хочешь, полторы-две тысячи, вот сейчас ишак придет на второй этаж, 200 долларов за доставку». В любой точке Сирии. Накапливается оружие, дальше к этому оружию добавляется очень интересная компонента, Кардава(?), глава Совета мусульманских улемов, то есть исламских богословов, который направлял боевиков к нам на Северный Кавказ, под ним сейчас все, Бельхаш и т.д. Его задача увязать братьев мусульман со всеми этими радикальными течениями, и вот он действительно имеет всю инфраструктуру, когда под ним сидят все боевики. Они их готовят, мотивируют, они ставят вот этих, так называемых, мулл, которые говорят: «Так, я прочитал суру, насилуйте вот этого похищенного человека, выкалывайте ему глаза и отпускайте его на улицу». Это десятки случаев. Это в какой религии такое может быть? То есть вот эта американская подрывная идея использовать эти темные слои, использовать идею радикального ислама, мы ее видим реально, и риски какие? У американцев не так много времени, когда они должны начинать реализацию каких-то стратегических путей выхода. Почему? Они не должны допустить переход в расчетах на углеводороды на рубли, на юань… То есть у нас нет промышленности, мы теперь только этим и гордимся. То есть они должны уничтожить все попытки поползновения нарушить монополию доллара. Поэтому вот это все сошлось в одной точке, этот регион понятен, почему он так разыгрывается, и тогда действительно мы понимаем, что если мы заключаем сделку с Эксон летом, и один из руководителей ФРС… Мы аналитическим путем пришли, что это как бы военная машина НАТО, где дальше идут чисто их, американские, интересы. То есть англосаксы все-таки понятно, что они могут с Sell там рокировки проводить, так сказать тоже понятно. Но когда мы заключаем кабальные соглашения, по Конституции наш шельф, не будут они его разрабатывать – другие глубины, другая себестоимость, на будущее, может быть, но надо же смотреть себестоимость добычи, пути доставки. И когда заместитель главы ФРС говорит: «Ребята, сегодня вы подписали смертный приговор Газпрому и Роснефти», а мы заключаем их неделю назад, когда у нас военная база НАТО стоит, ну что там дальше говорить. Значит, получается, чтобы противопоставить совершенно очевидные вещи, потому что американцы начали центральную сетевую военную операцию… Это именно военная операция, когда я за счет управляющих воздействий в социуме заставляю солдат разбегаться, военных, интеллигенцию и всех остальных, у тебя не будет сборки, у тебя не будет организовано сопротивление, и я достигаю своих целей на раз-два. Раз они начали военным путем, раз они режут головы, у России, Китая и Германии открываются тоже богатейшие возможности решить вот эти глобальные вопросы экономической конкуренции неэкономическими методами, чужими руками. Я вот, как гражданин Российской Федерации, для меня вопрос, кто должен выжить – Катар или Российская Федерация? То есть разбомбить какой-то порт там? Если это прописано в доктрине национальной безопасности, почему это себе не могут позволить другие государства? Тот же Китай, или тот же Ирак, потому что он тоже будет уничтожен.
Я не говорю о том, как это информационное противодействие надо ставить Ливии в Сирии, потому что везде одни и те же болезни, связанные опять же с бюрократией, с неспособностью ее подтягивать специалистов из других стран для того, чтобы мгновенно купировать вот эти риски и угрозы. Но еще раз, коллеги, давайте не будем пребывать в иллюзиях. Вчера мы были на совещании по информационному противодействию в МГИМО, там Министерство обороны, ФСБ и т.д. Мы сказали: «Ребята, события развиваются не по дням, а по часам, воевать надо на дальних подступах. У нас даже нет структур, потому что это междисциплинарная задача. То есть у нас есть экономическая подоплека событий, политическая, информационная и так далее, надо щупать живьем этот опыт, нужно иметь огромную армию хоть студентов, потому что аналитиков мы можем подтянуть, но это нужно делать сегодня, потому что мы сидим и ждем, мы видим, что везде начинаются попытки отключить все наши социальные регуляторы, сама власть 4-го числа их отключила все пять… Вот, события с церковью. Это же в учебниках все расписано, размораживание системы традиционных ценностей, и мы видим каждый день проявления… Но это же проявления, которые носят системный характер, и цель которых вполне очевидна. Поэтому, пользуясь вот этим блестящим докладом господина Фурсова, я просто хочу сказать, что у кого есть ресурсы, надо сегодня думать, как эти площадки создавать. Потому что через год еще неизвестно нужны ли они будут или нет. надо разворачиваться с колес. Естественно, нужно доносить наши оценки вот этих рисков и угроз на самый верх, и не только в Российской Федерации. Я даже думаю, что та слабость, что Россия проиграла в холодной войне, у нас не все так просто за стенкой, по Дмитрию Анатольевичу я вообще говорить не хочу, я считаю, кстати, к оптимистическим вещам можно добавить то, что у нас Президент Медведев уходит – это хороший фактор. Но мы потеряли Шпицберген, мы потеряли Ливию, в которой были Путиным заключены блестящие контракты. Сейчас тоже идут вещи, которые с точки зрения здравого смысла объяснить тяжело, но даже в этих условиях возможность сопротивляться у нас есть, потому что нашей элите, точнее не элите, а нашему политическому руководству обозначили что? Что судьба их – Каддафи. Это заставляет всех все-таки понимать, что игры закончились, и все это закончится для всех очень плохо. Я не беру олигархат, у которого дети в Лондоне. А для всех остальных, кто сегодня принимает решения, это все уже прозрачно. Поэтому, что делать понятно. Нужно использовать те ресурсы, которые сейчас есть, консолидироваться и запускать эти проекты в рабочую плоскость, изучать этот опыт. Благодарю за внимание.
И.М. ИЛЬИНСКИЙ
Спасибо. Очень интересно, только чуть покомпактнее, прошу. Мы прослушали пока два доклада и четыре вопроса. Много присутствующих, наверное, захотят выступить. Пожалуйста, кто хочет?
С.А. ГОРЯИНОВ
Скажите, пожалуйста, а вам не представляется такая возможность, что вот этот конфликт, который сейчас на Ближнем Востоке, он может сместиться не в сторону России, а южнее и западнее, в Африке? Вот вы говорили о том, что одна из задач инициаторов этого конфликта отрезать Китай от углеводородов, но основной поставщик нефти в Китае, это Ангола. И у Китая очень серьезное представительство сейчас в Западной Африке, в частности в Нигерии проекты у них развиваются очень серьезные. Может ли этот конфликт переместиться в этом направлении?
М.М. МУСИН
Россия – слабое звено во всей этой конфигурации, Китай – сильное звено. Как вы думаете, бить будут по сильному или по слабому? Саркози, чтобы вы понимали, вот я в Ливии был, они за каждым джипом охотились, когда туда военная миссия пришла. Поскольку я имел некоторое отношение к торговле оружием, я когда спросил: «Ребята эти могут С-300 поставить?». Они сказали: «Раз миссия военная прилетела в Ливию, все оружие будет поставлять Китай». Ну и Бог с ними, и, слава Богу. Это в первую очередь по Китаю. Но, извините, кто такой Саркози, что такое Франция и что такой Китай. Они выбили их бизнес из всех стран. Мы прогнозируем, что следующая война – это Алжир. Потому что нужно сначала задушить Россию, чтобы они прибежала и сдала все, не только военную базу в Ульяновске, а полностью, переконфигурируясь под американские интересы, еще и легли под эти китайские танки. Потому что скажите, пожалуйста, если отсечь углеводороды с Африкой разберется Франция, американцы светиться (0.26.30.) не будут против Китая, а они открытую войну против Китая ведут. Если эта ситуация произойдет, и Китай будет молчать, когда он один останется, или он скажет, что ему-то все-таки месторождения нужны. Я думаю, мы тут будем брошены против Китая в этой ситуации, когда мы просто сложимся на раз-два. Поэтому я думаю, что мы объект атаки. Эта атака долго ждать не будет, мы очень слабы, у нас накопились противоречия.
С.А. ГОРЯИНОВ
То есть объект № 1– мы?
М.М. МУСИН
Мы можем посыпаться, а Китай не посыплется. Просто разведку боем начнут проводить как в 91-м году, все есть – танки, армия, приказа нет. Вот моя оценка такая – пессимистичная.
А.А. АНИСИМОВ
Доклад мы действительно заслушали великолепный. И, по-моему, самое, может быть, главное то, что он, докладчик, с достаточно большой высоты посмотрел на те процессы, которые протекают в современной мировой конъюнктуре.
Но я опущусь на более низкий уровень атак, тут тоже есть кое-что интересное. Во-первых, надо иметь в виду следующее, что не существует оптимальных экономических моделей, и что доминирующая в мировой экономике на данный момент экономическая модель, либо ее основной части, она с течением времени меняется. Время жизни экономической модели – 30-50 лет. Это время жизни ее совпадает с временем жизни определенной валютно-денежной системы, эти вещи согласуются между собой. Вот, скажем, существовала система «золотого стандарта» с 67-го года по 14-й год, существовала соответственно конкретная экономическая модель. Потом с началом Первой мировой войны начался ее кризис, там переходные процессы. Где-то начиная с 44-го года, возникла новая экономическая модель и новый вариант валютно-денежной системы, так называемая Бреттон-вудская денежная система. Вот эта новая модель допускала государственное присутствие, допускала интенсивное государственное вмешательство в экономические процессы, и все это происходило ни где-нибудь на периферии цивилизованного мира, а началось это буквально после Второй мировой войны в Англии, в цитадели либерализма. Вот эта модель функционировала 30-40 лет, потом ее сменили, объяснять времени нет, просто констатируем факт, что начиная с 75-го года она была заменена вот этой так называемой неолиберальной экономической моделью, произошла такая финансиализация экономики. Синхронно изменилась база валютно-денежной системы, то есть деньги были полностью деметаллизированы – оторваны от металла, что вообще говоря, по меркам столетней давности означает криминал в высшей степени, и экономика, в которой бумажные деньги не привязаны к золоту, это не рыночная экономика. Кстати, я должен вам заметить следующее, что все великолепные свойства рынка, которыми тут злоупотребляют, что он там саморегулируется, все это справедливо только тогда, когда денежная база привязана к золоту. Это не я вам говорю, это была сама собой разумеющаяся в свое время, но о ней просто попытались забыть. Сейчас эта третья модель, она терпи эти самые атаки, естественно снова вот мы видим крах этих самых атак, и смена ее почти неизбежна. Как ее можно отдалить? Те, кто извлекает из нее выгоды, не хотят естественно с ней расставаться, только с помощью силовых приемов. И в этой связи я хотел бы обратить внимание вот на такие факты, когда они попали в мое поле зрения, я был удивлен. Все вы знаете все эти бесконечные переговоры ведутся, и даже вроде бы она уменьшается там, эта самая атака. Но американские затраты на экономическую активность в ядерной области, у них такой специальный термин есть, именно на военную активность, они непрерывно росли, в том числе и после ликвидации СССР, несмотря на все переговоры о сокращении вооружения. Там был такой момент, когда они чуть-чуть сократились, и вот если, например, предшествующий максимум этих затрат до прихода Рейгана к власти, до начала кризиса 80-х годов, это было 2,6 млрд. долларов в 1960 году, то в период при Рейгане это было немного поменьше. Потом, когда произошел крах Советского Союза чуть-чуть уменьшились, а потом снова начали расти. То есть примерно на этом рекордном уровне. Но в 2008-2009-2010 годах эти расходы снова вышли на рекордный уровень – 3,2-3,4 миллиарда долларов в ценах 1960 года. И это несмотря на все разговоры о разоружении. Что это означает? Это означает, что та статистика, которая определяет …(неразборчиво) в области состояния стратегических сил Соединенных Штатов, и количество боезарядов, которые там находятся на вооружении, и как это динамизирует, оставляет желать лучшего. Так вот надо сказать следующее, что те, кто знакомились с ней хотя бы немного, хотя бы в разделе того, что проходит через ежегодник СИПРИ (он издавался у нас лет 7 или больше, сейчас перестали издавать, к сожалению), могут без труда обнаружить там очень интересные вещи, о которых в большой прессе почему-то не принято говорить. Например, у них есть резервные стратегические силы, и как написал один из авторов статей в ежегоднике, примерно эта статья в 2005 году была написана, вот где-то в районе 2012 года эти резервные стратегические силы по количеству ядерных боезарядов будут в несколько раз превышать те основные, по поводу которых заключается соглашение о разоружении.
Но надо сказать следующее. Я не хочу вдаваться в детали, а хочу сказать так – они определенно готовились к большой войне. Вот эти резервные стратегические силы – это силы первого удара, потому что там …(неразборчиво) для их приведения в готовность нужно некоторое время. Поэтому если по вам ударили, вам уже некогда приводить себя в готовность. А если вы приобрели готовность, то вы уже может бить по кому угодно, например, по России, по Китаю, если сможете. Это поразительная вещь. Вот прямо в 2009-2010 годах был скачок, они явно готовились к большим событиям. Другое дело, что эти большие события не наступили. А вот почему они не наступили, это очень интересный вопрос. И в этой связи нужно задуматься над мексиканским эпизодом. Я имею в виду эпизод с этой самой скважиной, о которой нам великолепно докладывал докладчик. Кстати, это не первый случай такого сорта, когда требовалось охлаждать американцев.
Теперь вернусь к нам, к этому слабому звену. Кстати, Китай обладает гигантскими историческими силами, но это все пустая болтовня, то, что вы читаете в этих справочниках, если …(неразборчиво) НАСТА(?), то это будет гораздо ближе к действительности. Я не оговорился – НАСТА(?).
Теперь Россия. Вот сейчас возник вопрос о ликвидации тактического ядерного оружия. Обама внес такое рацпредложение касаемо атак, которое у нас не отвергли с порога. Я хочу напомнить вам такую вещь, что сначала в середине 91-го года, а Советский Союз прекратил существование в декабре, было заключено соглашение СНВ-1, но оно касалось только стратегических вооружений. А вот в конце сентября – в начале декабря были заключены, причем в неформальном порядке, соглашения о ликвидации, по крайней мере, о складировании тактических ядерных вооружений. Я недавно прочитал выступление Горбачева по этому поводу. Там предусматривалось все тактическое ядерное оружие и не только его снять с боевого дежурства, складировать в централизованных складах и так далее. То же самое проделать с ядерными боеголовками системы ракет ПВО.
Для чего это все делалось? Американцы якобы отвечали взаимностью. Для чего это делалось? Это делалось для того, чтобы в момент ликвидации Советского Союза не возникло препятствия, не взбунтовался кто-нибудь, имея в руках ядерную дубинку. Вот для этого это делалось. А теперь нам предлагают снова такого же формата соглашение. Потому что тогда все-таки не шла речь об одномоментном уничтожении тактического ядерного оружия, хотя там говорилось – частично, а в основном оно должно было быть складировано в централизованном порядке, и кто-то его должен был охранять. А сейчас идет речь о его уничтожении. Это очень грозный симптом, он означает, что у американцев есть план ликвидации России и в очень сжатые сроки. Тогда между заключением соглашения о складировании или уничтожении тактического ядерного оружия и ликвидации совдепии прошло два месяца. Горбачев через два месяца перестал быть Президентом. Меня интересует, через какое количество времени перестанет быть президентом человек, который подпишет вот это соглашение о ликвидации тактического ядерного оружия, после того, как оно будет приведено в жизнь, конечно. К сожалению, я думаю, что затяжки не будет.
Вот мы только что выслушали прекрасный доклад, я имею в виду Мусина, где было продемонстрировано, как строится нефтегазовая ловушка. Я немножко хотел бы добавить к этому докладу.
Вы все знаете, что у нас есть федеральные округа. Но как-то принято забывать, что 2/3 добычи нефти, 9/10 добычи газа приходится на Уральский федеральный округ, один, в котором 12 миллионов человек. Дальше мы, как известно, проводим политику тотальной приватизации. Эти компании, которые добывают там нефть и газ, перейдут в частные руки, при этом в руки иностранные, как сейчас ясно уже. После этого можно с математической точностью предвидеть, что там возникнет национально-освободительное движение, ну, хоты бы в Ханты-Мансийском округе для начала, а может быть, и в целом. Потому что когда-то существовала Уральская республика, ее пробовали реанимировать в начале 90-х годов. Вы можете себе представить, что будет с Россией после того, как она лишится всего нефтегазового комплекса? И что будет с Москвой? Вот этот план, несомненно, есть. Он снова вводится в действие, и есть очень большая вероятность того, что примерно через шесть лет Россия перестанет существовать, и что Путин – это последний Президент России, который был избран, если не будет радикально изменена вся экономическая модель, модель экономической политики. Реально нам нужны контрреформы в направлении восстановления жизнеспособности государства.
Вот обратите внимание, мы лезем в ВТО. А что произойдет с Россией после вступления в ВТО? Это неконсолидированное экономическое пространство начнет интенсивно осваиваться ее соседями. Здесь есть только один положительный факт в этом вступлении в ВТО – это освоение приведет неизбежно к схватке китайских и иностранных инвесторов.
Я хочу вот на что обратить внимание. Об этом часто забывают во всех этих дискуссиях. Чем отличается ВТО от ее предшественника в виде Генерального соглашения по тарифам и торговле? Оно отличается тем, что по условиям вступления в ВТО вы принимаете принцип приравнивания в правах ваших местных фирм, местных инвесторов с инвесторами иностранными, то есть они получают статус национальных инвесторов. Это в стране, в России, которая вступит в ВТО, в которой еще и для национальных инвесторов неизвестно, что существует. То есть экономически Россия в этот момент, ну, через некоторое время, это процесс инерционный, перестанет существовать. Это чрезвычайно облегчит реализацию вот этого американского проекта.
И еще, последнее. Вообще последние пять лет я, когда читал литературу всякую, газеты, у меня возникал такой образ. Американцы как акула, акула, как известно, нападает на слабого в первую очередь. И вот это рыло американской акулы все время смотрит, на кого – на Иран или на Россию. Военные расходы Ирана сейчас больше военных расходов России намного, я имею в виду реальные расходы. Военная машина, есть такое подозрение, что тоже намного больше. На Иран они, видимо, решили не нападать. Об этом говорит заявление начальника Генерального штаба Ирана, что Иран не представляет собой ядерной опасности для Израиля, что правитель Ирана разумный человек и т.д.. Но это означает, что рыло будет повернуто в сторону России. И вот все то, что мы сегодня слышали, говорит в пользу этого печального обстоятельства.
И.М. ИЛЬИНСКИЙ
Спасибо. Юрий Юрьевич Болдырев.
Ю.Ю. БОЛДЫРЕВ
Уважаемые коллеги, спасибо огромное обоим докладчикам. Замечательные четкие и ясные доклады. Что я хотел совсем бы коротко к этому добавить. Вот, уважаемый Марат Мазитович, я так понял в конце, все-таки предполагает, что у нас есть субъект, тот, кто должен, наконец, когда-нибудь осознать, что его ждет судьба Каддафи. Но мы так долго, 12 лет, ждем, когда собачка перекусит поводок, когда кто-то что-то осознает. Я оттолкнусь немножко от другого. Вот только что, буквально позавчера, пришлось участвовать в другом мероприятии, академик Богомолов проводил, вроде все собрались серьезные люди, здравые, важные вещи звучали, как раз с Вадимом Михайловичем Межуевым пришлось там дискутировать о роли культуры в сохранении, спасении страны. И мне пришлось говорить о том, что мы ведь находимся в ситуации, близкой к вот этому самому огораживанию в Англии. Кого интересует культура тех людей, которых сгоняли с земель? Она могла бы нас интересовать, если бы они сумели создать надлежащую культуру сопротивления. Никакая другая культура, кроме культуры сопротивления, в той ситуации, в которой оказываемся, мы практически уже не актуальна. Иначе говоря, если в этой культуре нет стержня сопротивления, то, мы же существа биосоциальные, культура может нам нравиться или не нравиться, но если не приведет к выживанию и спасению, то в общем, она бессмысленна.
И вот в этом смысле, возвращаясь к тому, что происходит. Вот у нас было несколько ключевых попыток, близких, кстати, по механизмам взятия ключевых природных ресурсов России под контроль. Соглашение о разделе продукции, Ельцин подписал указ после расстрела Парламента, а затем попытка продавить закон, но тогда был независимый Совет Федерации первый выборный, тогда был относительно левый Парламент, и совместно удалось эту попытку остановить. Затем, Европейская энергетическая хартия тоже была подписана, как вы знаете, но тогда была левая Дума, Счетная палата тогда на нее работала, они давали отрицательное заключение, отказалась ратифицировать Дума. И в начале 2000-х уже и наша власть согласилась с тем, что Европейская энергетическая хартия не в наших интересах.
И вот теперь ВТО – по существу то же самое. Это взятие наших природных ресурсов под полный контроль, это их возможность получения наших природных ресурсов по себестоимости наравне с нами, притом, что мы не получим доступа к их высоким технологиям не только по себестоимости, но даже по рыночной цене. Они сохраняют свое право, как бы кому ни было выгодно продать нам ту или иную технологию, административно это пресекать и не допускать передачи нам технологий. То есть мы нашу ключевую козырную карту в глобальной экономической игре отдаем, не получая взамен вообще ничего. Я в связи с этим хотел бы обратить внимание именно с точки зрения культуры, которую несет в себе тот, на кого мы все еще 12 лет надеемся, что он что-то должен осознать, как свою будущую судьбу Каддафи. Ведь ВТО – это не просто организация, в отношении которой можно спорить, на приемлемых условиях мы вступаем или нет. ВТО – это вообще подрыв всей системы международного права. Можно сколько угодно говорить о Бронзовом солдате в Эстонии, говорить, что мы не допустим маршей ССовцев в Прибалтике, но ВТО ломает весь мировой правопорядок, возникший после Второй мировой войны куда радикальней, чем любые марши ССовцев. Вы вдумайтесь, есть Организация объединенных наций, в ней у России есть право вето в Совете Безопасности, в Организации объединенных наций один из официальных языков – русский. Вместо того, чтобы создавать экономическую организацию по регулированию торговли в рамках ООН и ООНовских механизмов, создается некий принципиально альтернативный междусобойчик, в котором русского языка уже нет в принципе. И вопрос сегодня даже не в том, что документы, вот, на сайт Министерства экономического развития зайдите, официального перевода нет, четко и ясно сказано, что есть перевод Министерства экономического развития – он не является аутентичным, вы не в праве на него опираться. Но, более того, а как вообще может подписываться то, что рассматривается, как международный договор Российской Федерации, и затем выноситься на ратификацию, если ключевые документы изначально не подготовлены на русском языке? Не является ли вообще государственным преступлением само подписание подобных документов еще до ратификации? Нам отвечают, что там три официальных языка – английский, французский и испанский. Прекрасно! Но если это международный договор, то это означает, что все должно быть выполнено на их языках и на нашем языке, в полном объеме. Никто сегодня не может сказать, а что есть пакет документов, исчерпывающе описывающий наши условия присоединения к ВТО, что есть полный исчерпывающий пакет документов? На этот вопрос точного и однозначного ответа сегодня не может дать никто.
С моей точки зрения, преступлением была сама подача заявки в ВТО, в такую организацию, изначально альтернативную Международному праву, вот этому нормальному ООНовскому мироустройству. Присоединение сегодня к ВТО, когда будущий глава государства отвечает на вопрос о том, почему другие страны сначала развились, а затем открылись ВТО, отвечает: «Подавляющее большинство экспертов считают, что нам модернизацию без ВТО не произвести». То есть во всех странах народы дееспособные, они способны сами взяться… Потому что Путин дальше объясняет, что у нас же пока гром не грянет, мужик не перекрестится. Значит, в других странах нормальные народы по Путину, а у нас оказывается дефективный. Если нас не сбросить с причала, мы не поплывем. Вот логика. Я специально обращаю внимание на то, что в этом нет культуры сопротивления внешнему давлению. В этом есть согласие с тем, что внешнее давление почему-то окажется спасительным для нас.
Я приводил такой образ – вот есть английские частные школы, в которые специально отдают детей, чтобы там была палочная дисциплина, богатые люди отдают, чтобы дети выросли настоящими мужчинами, но очередная шоковая терапия, в которую нас сейчас бросают, это не английская частная школа, это скорее Казанский или Ленинградский вокзал, там тоже можно бросить ребенка, там тоже суровые условия. В чем разница? В английской частной школе все это для того, чтобы сделать мужчину, а на Казанском, Ленинградском вокзалах все это для того, чтобы высосать соки, уничтожить, порезать на органы и так далее. Мне представляется, что вопрос ВТО сегодня становится буквально Рубиконом, Рубиконом с точки зрения истинных мотивов, целей и смыслов тех, на кого кто-то еще ориентируется, как на потенциальный субъект действия от имени Российской Федерации в ходе тех процессов, которые сейчас описываются. Если кто-то рассчитывает на нынешнюю власть, на нынешнюю кремлевскую группировку, Путинскую группировку, ключевой вопрос донести до них, что они делают, вгоняя страну в ВТО на этих условиях в этой ситуации. Если это до них донести невозможно, надо трезво понимать, что на представление о них как возможном субъекте сопротивления приходится ставить уже окончательный жирный крест.
И.М. ИЛЬИНСКИЙ
Через кого нам действовать и через кого и как давить, чтобы они осознали?
Ю.Ю. БОЛДЫРЕВ
Это мне вопрос? Я человек не придворный.
И.М. Ильинский
Владимир Семенович Овчинский.
В.С. ОВЧИНСКИЙ
Я думаю, главное достоинство доклада Андрея Ильича заключается в том, что он построен, я бы назвал это так, на методологии научной конспирологии, то есть когда нам говорят, что есть некие вещи, которые всегда лежат за пределами внешне осязаемых фактов, и если мы эти вещи не будем анализировать, выстраивать их в какой-то ряд и прогнозировать развитие событий, то мы не поймем ничего. Я абсолютно согласен с Андреем Ильичом, что, наверное, главное событие 2011 года, которое до сих пор определяет весь процесс мирового развития, это так называемые арабские революции. Я увязываю в один ряд с арабскими революциями так же такие массовые выступления, как «Захвати Уолл-стрит» в Соединенных Штатах и аналогичная акция в Европе, нашу российскую так называемую Снежную революцию или революцию Белых ленточек, и каскад акций протеста в связи с кризисом Еврозоны в Европе. Можно еще расширить, но это как бы такие наиболее яркие вещи. Есть ли у всех этих явлений общее целое? Общее целое – это такой взрыв массовых выступлений в основном в ненасильственных формах, кроме событий Ливии и Сирии, и в тех королевствах Залива, где эти выступления были жестко подавлены, и никакой реакции мирового сообщества на это не было. Главное, что объединяет, я не знаю, есть ли единый центр управления, но то, что это все вместе можно назвать всемирной глобальной революцией нового вида, потому что на наших глазах в прошлом году началось переформатирование всего мирового процесса. Все, что было до этого, это была подготовка к этому переформатированию. То есть все, что мы сейчас говорим, это, конечно, на уровне самых первых гипотез, так же как и доклад Андрея Ильича, это определенная модель, гипотеза. Мы только у истоков познания того, что происходит. И в этом процессе ясно, что меняется вся картина мира, меняется мировое устройство, сложившееся после Второй мировой войны.
Вот Юрий Юрьевич говорит об институтах ООН. Но если мы посмотрим, какие решения принимает Организация объединенных наций, то я говорю, что многие решения стали просто криминализованы, потому что обе резолюции по Ливии криминальны по своей сути, потому что всем членам Совбеза ООН было известно, что никаких повстанцев нет, что никакой войны не идет, что все это виртуально, все это постановка, и, тем не менее, принимались решения сначала о блокаде, а потом о бомбардировках, то есть о перекрытии мирного пространства. В тот период как раз, когда шло голосование, так получилось, что у меня друзья среди американских журналистов находились в Бенгази. Я спрашивал их по телефону: «Ну, что у вас там, бои?». Они говорят: «Какие бои? Там ребята жгут автомобильные покрышки, создают иллюзию, что их бомбит Каддафи, а мы сидим на улицах Бенгази и пьем кофе». Это в момент, когда принималось решение фактически о бомбардировке Ливии.
То есть международное право само стало криминальным, поэтому, когда мы говорим о том, что вот нам в рамках ОНН надо было какую-то организацию. Ну, какую организацию? Если мы говорим о языках, то возьмите все последние решения ООН, в которых принимала участие Россия по разным направлениям, я все время отслеживаю все, что касается новых вызовов и угроз, по большинству документов нет русскоязычных текстов. Их вообще нет. Принимаются решения, а русских текстов нет. Если раньше заседают комиссии по наркотикам, заседают комиссии по правосудию, заседают комиссии по оргпреступности, и вывешивают все документы, теперь этих документов уже нет несколько лет. Нет русских документов там. Наш Юрий Федотов возглавляет Управление по наркотикам и преступности Организации объединенных наций, является зам. генерального секретаря и руководителем Венского центра ООН. В прошлом году под его руководством был подготовлен выдающийся доклад об исследовании гомицида, то есть исследования убийств, которые в мире происходят. Нет русского текста этого доклада. Он висит на всех языках ООН, кроме русского. Это прямая дискриминация, и это показывает уровень нашего МИДа, уровень наших руководителей страны и уровень наших представителей в Организации объединенных наций.
Я разделяю позицию по ВТО, что здесь мы имеем дело с «черным ящиком», мы вообще имеем дело с «черным ящиком», и поэтому именно конспирология становится основной наукой, основной методологией. Мы ничего не знаем, что происходит внутри нашего кремлевского процесса, мы не знаем о реальных взаимоотношениях двух наших лидеров – Премьера и Президента. Там конфронтация или там мир и дружба? Там есть совместные решения или нет? Вот Леонид Иванович задает вопрос: «А что будет с Россией? Что это значит?». А никто не знает, что будет с Россией, мы даже не знаем сейчас, будет ли Дмитрий Анатольевич представлен как Премьер, будет ли он Премьером. Если он будет Премьером, то сколько он будет Премьером? Мы не знаем состава Правительства, мы не знаем даже кандидатов в Правительство. Какая еще есть страна, где проходит инаугурация, а человек, который будет возглавлять страну в ближайшие 6 или 12 лет, даже не представляет список людей, которые будут работать в этом Правительстве, которые будут работать в Администрации Президента. Мы ничего не знаем.
Самое удивительное, что это особенность России. Она для всех нормальных стран, для нормальной логики патологична. Но удивительное заключается в том, что она и спасает Россию. Вот этот внешний маразм иногда спасает Россию. Вот допустим, все ждали подготовку к арктической войне, все говорили, что вот, наконец-то, научно установлено, что там залежи нефти, будет борьба за Арктику. И вдруг мы узнаем, что заключено каким-то полутайным образом соглашение с американцами, и будут совместные разработки, и никто не знает опять на каких условиях, так же как с ВТО. Там мы тоже не знаем, это измена национальным интересам или это большая победа. Мы опять в «черном ящике». Мы абсолютно ничего не знаем еще об одной, как я считаю, грандиозной вещи, которая сейчас возникает – это создание некой госкомпании по Уралу, Сибири и Дальнему Востоку. Это что, новая Вест-индийская компания, это колониальный какой-то вариант, или это наоборот выход из кризиса, или это единственная возможность преодолеть и не воевать опять, а совместно разрабатывать? И вот это плавание, так же как с Евразийским союзом… Евразийский союз – это попытка восстановить Советский Союз в каком-то виде, попытка расшириться во влиянии, или это просто работа под диктатом американцев, которым таким путем нужно ослабить Европейский союз? Мы опять ничего не знаем. То есть вся наша жизнь находится в сфере абсолютного «черного ящика». Мы можем только, разрабатывая теорию научной конспирологии, на основании которой творит Андрей Ильич, мы можем только таким путем что-то познавать. Мы можем только каким-то путем, получая как-то полулегально какие-то документы, можем что-то строить, понимание, прогнозировать ситуацию. Я не могу дать этому определение, я могу только одно сказать, Андрей Ильич, что в этой ситуации никакую новую опричнину не построишь. Новая опричнина возможна только в ситуации, когда ясны цели, есть проект развития, и под этот проект развития создается новая интеллектуальная и силовая элиты. Если нет ни проекта развития, ни целей, и даже нет субъекта управления в стране, мы не знаем ни членов Правительства, ни членов Администрации, мы даже не знаем, кто сейчас руководит страной – Путин или Медведев, или над ними еще кто-то, или кто-то из их помощников ими руководит, мы этого ничего не знаем.
Мы ничего не знаем о нашей революции Белых ленточек. Вот сейчас в Интернете появился подробный документ и, насколько я знаю, он довольно объективен, о том, что все митинги на Болотной, на Сахарова, они организовывались не нашей оппозицией, а организовывались из кремлевских кабинетов госпожой Тимаковой, которая является пресс-секретарем Медведева, и ее мужем Будбергом, который является советником Медведева, заместителем главного редактора «Московского комсомольца», что финансировалось это все Алишером Усмановым, который фактически владеем половиной нашего Газпрома, что все средства массовой информации, которые помогали этой Снежной революции, управлялись из Кремля, и до сих пор управляются, и вообще вся оппозиционность возникает не снизу, она не возникает из рядов нашей интеллигенции, она возникает из кремлевских кабинетов. Они между собой воюют, и создается иллюзия, что проходит какая-то политическая жизнь, а ее как не было, так и нет.
Сейчас все обсуждают ситуацию в Храме Христа Спасителя с этими безумными девочками, извращенками, так называемыми Pussy Riot, но ведь одновременно известно, что всю эту постановку организовал Марат Гельман. Он все это придумал, он их тренировал, он до этого провел четыре подобных акции, и он является членом Общественной палаты, а в Общественную палату назначен указом Президента Медведева. О чем мы тогда говорим? Что обсуждаем и с чем боремся? Поэтому впереди у нас очень интересные времена. Я не верю ни в какое сопротивление и не верю ни в какую опричнину, я верю только в стихийно организованные структуры когнитивно-разведывательного управления. Спасибо.
 
 
И.М. ИЛЬИНСКИЙ
Юрий Михайлович Журавлев.
Ю.М. ЖУРАВЛЕВ
Уважаемые коллеги, я буду очень короток, потому что почти все, что я хотел сказать, предыдущие выступающие уже сказали. Мне было очень приятно слышать, я очень рад, что нахожусь в кругу единомышленников, единоверцев, потому что те вещи, которые мне приходится слышать сейчас, почти нигде и никогда у нас услышать нельзя. Например, ваш анализ, который вы дали, это великолепный анализ. Я, честно говоря, значительную часть, но немножко на другом фактическом материале как раз и хотел сказать. Но сейчас я чуть-чуть поверну выступление. Мне кажется, что был великолепный доклад. Ну, в нем были определенные…
И.М. ИЛЬИНСКИЙ
Юрий Иванович Журавлев, академик Российской академии наук, математик, зам. директора Вычислительного центра РАН, директор Института кибернетики, и много лет работал с Военно-промышленным комплексом, поэтому ему понятно все, о чем мы говорим.
Ю.М. ЖУРАВЛЕВ
Это сейчас не так важно. Что бы я хотел сказать. Во-первых, с моей точки зрения война против России никогда не прекращалась, она просто принимала разные формы, центр тяжести смещался то в экономику, то в политику, то в образование, то в науку, так сказать основные удары наносились либо там, либо там, либо там. Но по существу она продолжалась все время, особенно после хорошо нам известного развала Советского Союза. Если взять ту же самую систему образования. Ну, вот если кто-то внимательно просмотрит эволюции наших школьных программ, то там все совершенно четко и ясно. Имеется некая система привилегированных лицеев, которые учат по определенной программе, если вы возьмете массовую подготовку, то это действительно подготовка людей, которые будут жить в огороженном пространстве. Это люди, которые не умеют говорить. Недаром недавно совсем одна из очень разумных ученых дам сказала так: «Для того, чтобы научиться говорить, надо говорить, а наши школьники не говорят, они нажимают на кнопки. Для того чтобы научиться писать, надо писать, а наши школьники не пишут, они нажимают на кнопки». И так далее и так далее. Если вы посмотрите во что трансформировались наши школьные программы, то по отношению к тому, как учили в Советском Союзе, извините, это небо и земля. Троечник, еле-еле получивший аттестат зрелости в такой средне провинциальной школе Советского Союза был на порядок, как правило, образованнее, чем медалист, выпускник современной школы одного из центральных городов. Поверьте, мне много приходится со всем этим иметь дело, я говорю совершенную правду. Так что действительно, нам на протяжении многих лет делают малообразованное население, которое с удовольствием будет воспринимать масскультуру, ну и вообще будет вполне готово к тому, чтобы вот так жить, на том уровне, о чем уже тут без меня хорошо говорилось, как выделить привилегированную группу и так далее.
Возьмите науку. Было хорошо известно, что в Советском Союзе существовала весьма неплохая наука, и подавляющая часть ассигнований, это тоже, я думаю, не очень-то большой секрет, шла, конечно, на то, чтобы эта наука каким-то образом модернизировалась в военно-промышленный комплекс, работала бы в интересах военно-промышленного комплекса. Это как раз вот те самые, нигде может быть не обозначаемые в прямом бюджете расходы на военные нужды. Об этом как раз сейчас говорилось, что всегда надо смотреть на открытую часть и закрытую часть. В СССР была такая огромная закрытая часть, которая есть сейчас в Штатах, в Германии, во Франции и во всех остальных странах, потому что наши крупные ведущие ученые весьма активно занимались, я могу вам, например, сказать, что проблема прохождения наших подводных лодок через противолодочные рубежи НАТО, так, чтобы их не засекали шумопеленгаторы и радиолокаторы, это безумно сложная задача, которую, тем не менее, удалось решить, и решить ее удалось нашим очень крупным физикам. Об этом нигде, никто и никогда не напишет. Так что, действительно, всегда была вторая система, которая работала на оборону, и которая везде кроме нас продолжает работать. Более того, усиливается в последнее время.
Если брать науку как таковую, здесь была целая серия очень интересных мероприятий, я приведу только один пример. Он не самый может быть существенный, но он очень хорошо показывает на идеологию работы, на то, как делаются вещи. Некоторое время назад Министерство науки объявило так называемые мегапроекты – ведущим ученым предлагалось подать заявки на очень крупное финансирование, и образовывать при каких-нибудь наших больших вузах научные центры с очень хорошим финансированием. Ну, все прекрасно, объявления были великолепные, очень многие из моих коллег на это, простите за выражение, купились, подали заявки и т.д. Что оказалось в конце? Очень интересно. Все руководители научных школ были взяты из двух категорий лиц – либо это были просто иностранцы, хотя на эту же заявку претендовали люди на порядок более сильные из наших отечественных ученых, либо это были наши соотечественника, которые уехали в 90-е годы, получили там гражданство, то есть были полностью прикормлены, а потом они вернулись, и назначены руководителями вот этих школ. Причем это Нижний Новгород, Самара, Новосибирск, то есть это все расставлено по всей России. Так что если говорить о войне, она ведется на всех уровнях. Ну, конечно, главным является экономика, и здесь я совершенно согласен с коллегами, что нас, безусловно, ждет в ближайшее время тяжелейший удар по нашим нефтегазовым проблемам, которые пока нас кормят, и как из этого вылезать, ну, это не моя компетенция, я не знаю как. Будем так сказать надеяться на высшие силы, и на то, что Россия всегда каким-то образом все-таки удавалось вылезать из кризисов, хотя, конечно, такого беспощадного противника, который абсолютно безжалостен, у нас, пожалуй, что не было, если не считать Гитлера.
И.М. ИЛЬИНСКИЙ
Как только мы им помогли победить в гражданской войне, с тех пор они нас и гнобят.
Ю.И. ЖУРАВЛЕВ
Совершенно верно. Тут, видите ли, я хотел сказать, что здесь еще надо просмотреть генетику. Меня, например, нисколько не удивляет такая абсолютная жестокость нашего основного конкурента, Соединенных Штатов Америки. Откуда взялась Америка вообще? Давайте посмотрим исторически. В свое время были разбойники, которые терроризировали всю Европу, так называемые викинги. Они уничтожали Францию, Италию, Испанию, все прибрежные города стонали от набегов этих людей. Потом они осели в Англии, укрепились в Англии, завоевали Англию, истребили саксов, по существу, которые до этого были в Англии. Ну, шотландцы довольно долго сопротивлялись, однако основная английская масса – это прямые потомки разбойников викингов. Об этом почему-то мы как-то забываем. Потом некоторая часть переселилась в Штаты, но идеологию, я думаю, сохранила, генетика – вещь очень устойчивая. Вот давайте сравним колонизацию испанскую и колонизацию англосаксонскую. Где коренное население Северной Америки? Оно осталось в Канаде. Ну, Канада довольно долго была французская. Испанцы, они действительно крестом и мечом заставляли принимать католичество, но с момента, когда человек принимал католицизм, он после этого, в общем, и не преследовался, и никаких полностью уничтоженных, за редчайшими исключениями, элита, конечно, выбивалась, но вот такой полной уничтоженности коренного населения испанцы и португальцы никогда не допускали. В Северной Америке мы видим совсем другое. Правда, сейчас Северная Америка сильно размыта эмиграционными потоками, так что эта тенденция несколько сохранилась, но вот эта абсолютно безжалостная тенденция, которая идет, как я считаю, от викингов, генетически она никуда не делась, потому что генетика – вещь очень мощная. Вот об этом мы как-то все время забываем. Это первое.
Теперь два слова о Германии. Единственно в чем я с докладчиком не совсем согласен, он сказал, что Германия во всех вариантах развивается хорошо, а вот в военном варианте есть некоторое отставание. Это не совсем так. Германия в военном варианте развивается прекрасно. Приведу только один пример. Могу вам сказать, что в настоящее время немцы создали и практически уже запустили в промышленное производство гибрид танка и самоходного орудия, причем такого уровня, который пока что ни России, ни Соединенным Штатам, никакой другой стране даже не снился. Можете себе представить вот такие сверхмощные малоуязвимые машины, которые если их несколько стоят и стреляют, то они на расстоянии в 30-40 километров полностью сметают оборонительную линию противника. Это сделанная вещь, это вещь, которая пущена в производства. Так что все эти наши старые танковые и прочие разработки, ну, поверьте, я говорю то, что я знаю. Это вы можете, кстати, прочитать, это есть в соответствующей литературе. То есть Германия создает сейчас совершенно уникальные виды оружия, которые пока еще во всяком случае… Думаю, что, конечно, если бы наш военно-промышленный комплекс не был бы разорен, мы бы, наверное, что-нибудь в этом роде сделали, но у немцев еще со времен Второй мировой войны осталась прекрасная вещь. Сейчас мало кто об этом помнит, но ведь Курская битва, особенно ее последний этап, когда с одной стороны шли «Тигры» Манштейна, а с другой стороны тридцатьчетверки (Т-34) Ротмистрова на Прохоровском поле. Там, в конце концов, немцы ушли, потому что и с их стороны потери были существенными, но потери тридцатьчетверок (Т-34) с нашей стороны были в пять раз больше. И ведь Сталин сначала дал приказ расстрелять Ротмистрова, который командовал нашей соответствующей танковой армией, но поскольку все-таки немцы ушли, потому что потери с их стороны тоже были существенными, и Манштейн счел за лучшее отступить, потому что решил, что на подходе еще была общевойсковая армия, и он побоялся прорываться. Так что я думаю, что в ближайшие годы Германия на рынке вооружений и вообще как военная страна будет одной из главных мировых сил. Я в этом твердо уверен и вот по тем разработкам, о которых удается узнать, и которые они запускают в производство, это действительно так. Причем здесь надо еще учитывать и психологию рабочего класса, она ведь никуда не делась. Несколько лет назад мне пришлось быть на заводе Мерседес с делегацией, знаете, у них ведь в рабочие приходят потомственно – отец работал, на его место приходит сын, на место сына приходит внук, то есть это почти японская система экономики, почти семейное предприятие. Рабочий ни в коей мере не отчуждается от, ну, от управления, конечно, отчуждается, но все равно он как бы младший член семьи. И надо сказать, что Япония на этом сделала колоссальный скачок после Второй мировой войны. А немцам… Какой же им скачок делать? Совершенно правильно говорили, что на введении Евро они получили огромный резервы, и они сейчас будут создавать экономику, которая, я даже не знаю, до какой-то степени они безусловно будут идти в шеренги за Соединенный Штатами Америки, но вот что произойдет через некоторое время, это мы еще посмотрим, если будем живы. Спасибо.
И.М. ИЛЬИНСКИЙ
Леонид Иванович Шершнев.
Л.И. ШЕРШНЁВ
Я согласен с Владимиром Семеновичем, что для России патология является ресурсом. И вот эта патология, которую мы действительно прошли, в какой-то мере мы должны сейчас подумать, как из нее что-то сделать такое, что действительно бы помогло России выжить в этой ситуации. Хочу сказать, что я впервые за 15 лет сейчас голосовал на выборах, и голосовал за Путина. Путин, конечно, порождение той патологической системы, которая у нас была и остается пока еще вот эти годы. Но остается надежда, что инстинкт самосохранения где-то как-то начинает срабатывать, и где-то и у Путина и у некоторых других людей, кто к нему приближен, возникает в сознании, что так дальше жить нельзя. А так дальше жить еще нельзя потому, что в какой-то мере за прошлый год, как мне кажется, все же произошел определенный рост национального самосознания. Я бы хотел сказать, что впервые за многие годы русский вопрос стал звучать открыто, о русском вопросе стали говорить, как о ключевом элементе, который может решить судьбу страны. И надо отдать должное нашему Русскому интеллектуальному клубу, что его вклад в этом вопросе чувствуется, особенно в том отношении, что мы всегда придавали русскому вопросу именно духовный смысл, именно служение нашему русскому отечеству, ну, и так сказать, возлагали на это определенные надежды, и какие-то знания в этом плане несли в наше общество.
Так вот хочу сказать, что патология этого режима, на котором держался и Путин до сих пор, она очень отражена… Вот обратите внимание на эту заметочку – здесь фотография человека, который ведал кадрами в Администрации Президента. И вот выступает Марков, который его и советовал на эту должность, Дубика, и говорит: «А вы бы вообще помолчали. На твоем месте вообще молчать надо. Я тебя в свое время порекомендовал на эту должность, а ты сам себя так изгадил, как только мог». И вот эти люди себя действительно изгадили, должности продавались, можно в Интернете прочитать, сколько стоила какая должность – министерская, в Администрации и т.д. То есть фактически вся кадровая система, вот эта, так называемая элита, испохабили это слово – элита, она себя уже изжила и она уже стала опасностью для таких людей, скажем, как Путин, которые все-таки начинают трезветь в этой ситуации и понимать, что наступает момент истины. И вот неслучайно сейчас все говорят о том, что должна произойти в стране кадровая революция. И какие-то определенные признаки тому есть. Потому что потребность в новой элите, потребность в новых людях, она несомненно уже ощущается. И без того, чтобы не появилась эта новая элита, без того, чтобы не появились новые структурные изменения в нашем правящем слое, нам, конечно, не выжить, и уже никакая патология, вот на этой патологии мы выросли, нас возможно и не спасет. Будем ждать 7-8 числа. 7-8 числа в какой-то мере наступает час «икс», мы посмотрим, какие изменения будут в составе Правительства, какие люди придут, останется ли «смотрящим» Чубайс на свое месте, смотрящим с Запада здесь у нас, или допустим, он уйдет, министр образования и так далее, и с какой программой придут новые люди. Я думаю, чего нам все же не достает? И вот мне очень хотелось это услышать в докладе – а какая все-таки объединительная идея у нас есть? Что нас объединяет? И действительно, Владимир Семенович еще раз прав, когда говорит, что опричнина возможна лишь тогда, когда есть та идея, за которой можно идти. Вот я вспоминаю 2001 год, Путин впервые выступает на Всемирном русском народном соборе, а на следующий день довелось выступать мне, и я сказал, что вот если бы Путин сейчас сказал, что он кается, что у него как и у всех есть грехи, что вот он сейчас с этого момента начинает служить верой и правдой России, интересам России, то, я тогда впервые произнес это слово «опричнина», то я пошел бы к нему в рядовые опричники, потому что другого способа, кроме опричнины, у нас действительно нет. Мы не сможем преодолеть вот этот нарост коррупции, чиновничества, которое у нас сейчас народилось, без каких-то жестких мер. Но не обязательно как это было при Иване Грозном, на плаху и рубить голову, хотя, ей Богу, кое-кому можно было и голову срубить за все те преступления, что они совершили перед нашим народом. Но вот такие меры нужны. И все будет зависеть от той команды, которую сейчас нам представит Путин, и если эта команда будет достойная, то видимо, мы должны определить свое место в этой структуре для нашего Русского интеллектуального клуба, с тем, чтобы помочь этой команде, а кто в состоянии и влиться в эту команду, с тем, чтобы решить судьбу России. Я не могу сказать, что судьба России уж так обречена. В конце концов, у нас действительно все же есть какой-то внутренний потенциал, и есть вот этот рост самосознания и другие признаки говорят, что все-таки у нас еще есть нечто то, на что можно опереться и выжить в этой ситуации. Но вот другое дело, что действительно сейчас эта борьба идет между теми, кто уже считает, что Россия обречена, и бороться больше за нее нет смысла, надо идти в фарватере Америки, и все-таки еще есть когорта людей, которые считаю, что нет, хватит. Вот, как Зиновьев у нас когда-то говорил, что часть пошла и сдалась в плен, а часть пошла на прорыв. И вот этот прорыв сегодня перед нами. Сколько из нас останется в живых, сказать сложно и трудно, но то, что мы должны идти на этот прорыв и должны быть готовы на самопожертвование, для меня это однозначно. Это, конечно, прорыв духовный, кадровый и т.д. Давайте подождем немного, а вот после этих событий, которые произойдут 7-8 мая, может быть, мы в очередной раз соберемся и определимся в этой ситуации.
И.М. ИЛЬИНСКИЙ
В каком подполье соберемся? (Смех в зале)
Пожалуйста, кто еще?
А.В. ЗАХАРОВ
Я думаю, если речь пошла о патологии и о пробуждении людей, самое время выступить человеку, который… Я военный психолог, полковник Захаров Алексей Валерьевич, психолог, психотерапевт и психофизиолог.
И.М. ИЛЬИНСКИЙ
Успокойте аудиторию. (Смех в зале)
А.В. ЗАХАРОВ
Адресуясь к докладу Андрея Ильича, я хочу развернуть некое обсуждение и увести ваши мысли немножко в сторону, связанную с моей специальностью, уйти немножко в среду, которая называется естественной средой. И тому есть серьезные причины, потому что те направления, которые в докладе прозвучали, они четко говорят и показывают и подтверждаются с точки зрения понятия выделения разных элитарных структур и подходов изолированного общества, различных периферийных структур, недостойных каннибализма, всех вот этих факторов, и здесь нужно отметить некие процессы, которые связаны, в том числе и в научной среде и в среде действий, связанных с этими процессами. Я хочу обратить внимание на то, что процессы так называемого управляемого хаоса, про который говорил Андрей Ильич, как средства достижения цели, требуют соответствующих технологий и подходов в системе воздействия. Так вот сейчас в мире сложилась четкая тенденция, в том числе в научном мире, в достижении политических целей – переход от воздействия на культурно-сознательную и культурно-цивилизованную ситуацию, переход с нее на выход на воздействие на естественно-биологические направления. И доля финансирования исследований, связанных с естественно-биологическими направлениями в среде системы воздействия на сознание человека, стала в западном мире активно расти, особенно в Соединенных Штатах Америки. И если раньше ученые получали задания системы развития воздействия на сознание человека и манипулирование именно сознанием, то теперь вся тяжесть направления определена в системе воздействия на инстинктивно-рефлексивную систему человека, то есть на человеческие инстинкты. И два основных человеческих инстинкта, которые присутствуют в нас и существуют, а мы в своем чисто биолого-физиологическом развитии не так далеко ушли от наших многотысячных предков, к сожалению, инстинкты у нас являются доминирующей системой формирования, в том числи и наших поступков, действий и прочего, так вот эти факторы активно используются еще и потому, что при проведении и организации работ, связанных с холодной войной и исследований, и результаты холодной войны показали, что воздействие на сознание человека сталкивается с противодействием в данном случае, которое носит культурно-ментальный характер. Эта самая система, связанная с так называемой загадочной русской душой, которая вдруг проявляет себя в различных степенях и четко противодействует различным системам и технологиям воздействия на эту душу и на сознание, она показала, что есть другие направления, которые можно использовать более дешево и более эффективно. И это как раз те самые направления, связанные с воздействием на инстинкты человека. Два основных инстинкта – инстинкт размножения и инстинкт сохранения жизни, которые сейчас активно используются в системе манипулирования поведением человека. И это очень важные факторы, которые связаны, в том числе с созданием и выделением определенной группы людей, некой элиты, которая будет ограждать себя от интересов и жизни основной массы, говорилось, что нужно создать «золотой миллиард». Так вот научные исследования в системе воздействия на инстинкты человека показали, что для того, чтобы достичь результатов, связанных с «золотым миллиардом», не надо уничтожать все человечество, достаточно перевести существование человека в систему управляемой биомассы, и эта управляемая биомасса сама себя будет содержать на уровне инстинктов, то есть перевод человечества в систему животного существования. И этот фактор животного существования как раз создаст условия для формирования и решения проблем, связанных с обеспечением деятельности элиты, в кавычках, той мировой, которая себя определяет, она решит вопросы, связанные с потреблением энергетических и биологических ресурсов для существования, поскольку именно для этой биомассы не надо хорошей продукции, достаточно производить и кормить их продуктами, связанными с измененной генной структурой, синтетическими продуктами, она будет саморегулируемая, и здесь никаких проблем нет. И этот же подход очень важен в системе и достижения этой цели, на самом деле. То есть система формирования так называемых пятых колонн, которые действуют на уровне рефлекса и инстинкта по полученной команде, это те самые замечательные революции, которые мы имеем сейчас и в арабском мире, и у нас с белыми ленточками, и прочие вещи. То есть это система так называемых флешмобов, когда люди не понимаю зачем и почему, но собираются, непонятно зачем и почему кричат то, что нужно кричать, а не то, что они хотят. И это фактор действия так называемых сетевых структур. Когда вот здесь говорил Юрий Юрьевич по поводу ВТО, и почему именно ВТО, а не система, регулируемая на общекультурном… Подход совершенно правильный, потому что такой подход, который сейчас выстраивается, он разрушает культуры и культурный подход, гуманитарно-культурный подход. Он выводит на уровень животного осмысления существования всех этих вещей, потому что ВТО это сетевая структура, а существование в сетевой структуре выстроено в системе потребления, то есть в системе инстинкта. Именно поэтому наш замечательный нынешний Президент и министр образования выстроили основную задачу работы системы образования – это формирование продвинутого потребителя. Потому что это клиент сетевой структуры, которая существует не на основе развитого сознания интеллекта, а на основе реализации инстинкта жизни и самосохранения.
Еще одно направление в системе науки, которое используется сейчас активно и продвигается в системе – это биокибернетика, которая работает в той же самой системе создания и размывания социальных структур общества, основных социальных структур. Это кибернетизация секса. И сейчас активно продвигаются и развиваются проекты, и вкладываются огромные деньги на создание синтетических половых партнеров. Это разрушение семьи, разрушение системы общества. Это игра, это, будем говорить так, выстраивание доминанты реализации инстинкта продолжения рода не в системе его продолжения, а в системе просто его реализации, тупой и бессмысленной. Это соответствующим образом влечет за собой системы манипулирования, так называемой энергией агрессии, которая активно используется в революциях, в системе возрастных факторов использования. Это манипуляция потребностью в агрессивных проявлениях возрастных групп. Именно поэтому система образования выстраивает такую ситуацию, когда есть фактор накопления агрессии и есть фактор целевого направленного его выплеска, а не сознательного подавления агрессии, не перехода агрессии в систему развития, как это было раньше и в советской школе, и ранее.
Вот это те направления, которые выстраиваются сейчас в системе биологической науки, и именно в биологии в естественной среде сейчас проявляются вопросы, связанные, в том числе с манипуляцией факторов продления жизни, генетических теорий, генетических достижений, и вопросы этих направлений опять же выстраиваются не в системе достояния общекультурного наследия развития человечества, а в системе опять же той же самой манипуляции и торговли. И все это выстраивается в общую систему управления.
К этому хочется добавить еще один фактор. Вот Андрей Ильич говорил про понятие кармического непротивления, которое существует в Индии, и используется этот фактор в системе развития. Но есть еще один фактор, который активно используется в распространении кармического непротивления, огромное количество буддистских проповедников в Европе и буддистских проповедников европейцев, которые базируют свои буддистские теории, заметьте, именно на индийском буддизме, а не на китайском. Потому что именно индийский буддизм и индуизм выстраивают систему кармического непротивления. А китайский, основан на даосских теориях, связанных с теми традициями, которые существуют в Китае. И рост этих проповедников, рост популярности ухода от системы социального сознания людей, рост ухода в систему достижения состояний, то есть физиологических состояний, целью является не развитие, не прогресс, а достижение заданных состояний. И по этим буддистским теориям как раз и достигается счастье и просветление тогда, когда тебе на все наплевать, когда тебе просто самому хорошо, и когда нет никаких социальных институтов, которые имеют и несут в себе какие-то моральные направленности, какие-то общественные направленности и прочее. Один проповедник, который известен очень широко по всему миру, и активно пропагандируется у нас в стране – это Ошо, слышали, наверное, такую фамилию, это выходец из скандинавских стран. Буддистская теория Ошо как раз и направлена на то, что вы достигнете счастья только тогда, когда достигнете состояния счастья, а это состояние, и семья здесь не при чем, и взаимность чувств здесь не при чем, и социальных и общественных и культурных обязательств между людьми не надо достигать, главное, чтобы вы достигли состояния счастья. И это в том числе ситуация, связанная с размыванием традиционных культурных факторов, которые всегда являлись базой развития традиционалистских обществ, и которые сейчас стали, к счастью, серьезно противопоставляться либеральной идее. И усиление Германии в данной ситуации, и борьба с либеральным фактором, и создание точек борьбы с либеральной идеей, либеральной теорией, она сейчас выстраивается как раз на точках, которые исторически определены приверженностью к традиционалистским и традиционным структурам общественного сознания. Это, прежде всего Китай, который как был верен трем своим основам, мы говорим – три источника марксизма, а у Китая есть три источника существования – китайский буддизм, даосизм и конфуцианство. И что бы ни было в Китае, кто бы им ни правил, эти три источника существуют всегда. Сейчас выходом в качестве системы противоречий и базы противодействия такой психо-биологической, психо-физиологической экспансии на социум, на сознание, на общество являются традиционные сообщества, основой которых еще пока являемся мы сами. И наша территория, которая называется Россией, почему я говорю именно про территорию, потому что огромное количество народов, живущих на нашей территории, являются народами традиционных жизненных укладов, которые позволяют еще как-то противостоять ситуациям, связанным с такой экспансией. И если мы сохраним этот подход, у нас будет общая база по консолидации, связанной с противодействием либерально-разрушительной экспансии. Спасибо за внимание.
А.И. ФУРСОВ
Можно буквально короткую реплику?
И.М. ИЛЬИНСКИЙ
Пожалуйста.
А.И. ФУРСОВ
Вот с тем, о чем говорил сейчас Алексей Валерьевич, по поводу психо-биологизации и ударов не по культуре и сознанию, а по уровню, который вслед за этим, я столкнулся, когда занимался структурами, разрабатывающими программы образования, в том числе и для нас. Есть такой Беркмановский центр «Интернет и общество», занимаются они двумя вещами, они изучают блогосферу и они разрабатывают ФГОСы, то есть стандарты образования для разных стран, в том числе, кстати, наши ФГОСы – это отчасти работа этого Беркмановского центра. Но они занимаются массой и других вещей. И вот с 2003 года они занимаются такой вещью. Что показал рубеж 20-21 веков? Что славянские культуры и ислам очень плохо подвержены психологическому воздействию. Например, как мне рассказывал один юрист в Соединенных Штатах, во что уперлись американские «стрелялки»? Они уперлись в русскую, славянскую психологию и в специфическую смеховую культуру России, которая отличается от смеховой культуры Запада. Поэтому была поставлена задача, и в документах Беркмановского центра это зафиксировано, просто прописано черным по белому – работать не по сознанию, а по психобиологии, таким образом перейти уровень, скажем, уперлись в ислам – мы перепрыгиваем культуру и сознание, уперлись в конфуцианство – мы перепрыгиваем и идем дальше. А вот то, что буддисты появились, это очень интересная вещь. Буддизм используется как орудие против христианства и ислама, буддизм в связке с экологизмом. Дело в том, что в монотеистических религиях ислама и христианства очень четко разделяется добро и зло, а в религиях, построенных на колдовстве и магии, и в буддизме эта грань четко не проводится. То есть буддизм, буддистские проповедники втаскиваются сейчас в западную культуру для размывания традиционной западной культуры, которая стоит на пути вот этих вещей, связанных с тем, о чем говорил Алексей Валерьевич. Это очень серьезная проблема.
И.М. ИЛЬИНСКИЙ
Так, есть желающие еще выступить? Пожалуйста, только очень коротко.
С.А. ПРАВОСУДОВ
Когда вот говорят, что непонятно что-то с Эксон договорились, я просто более-менее как бы слежу за этим, мне за это деньги платят, и могу коротко рассказать, в чем там дело.
На самом деле речь идет о геологоразведке. Был такой проект Сахалин-5, который Роснефть делала совместно с BP. Там смысл в том, что на начальном этапе финансировать у BP. Если нашли углеводороды, то уже тогда 51% у Роснефти, 49% у BP, такой раздел продукции. А деньги, которые вложила BP в геологоразведку, мы им возвращаем из прибыли. Так там не нашли ничего, то есть нашли, но очень мало. В итоге BP потеряла 200-300 млн. долларов. Ну вот так. И приблизительно такой же контракт подписан с Эксон. То есть там 33% у Эксон, на начальном этапе она финансирует геологоразведку. Поэтому пока ничего страшного еще не произошло, не бойтесь.
Что касается Таможенного союза. Если честно, я в этом не большой специалист, но не очень были понятны эти страны, которые объединены, потому что, ну, как-то странно… Еще Киргизия там может присоединиться, вообще не понятно какое отношение она имеет. Если посмотреть на карту, то там получается как раз наркотрафик – Киргизия, Казахстан, Россия и Белоруссия, вот как раз наркотрафик из Афганистана в Европу. Как одно из объяснений этого всего. Вот, как-то так.
 
А.В. ЗАХАРОВ
Насчет наркотрафика я быстренько хочу добавить. Вот почему наркотики всегда идут рядышком? Потому что наркотики – это контроль и система введения человека в зависимость. Это та ступенька… Вот чтобы вы себе представляли, любого рода зависимость человека вне зависимости от того, какая она – алкогольная, наркотическая, игровая, социальная, ее природа одинакова, и если человек попал хоть раз в какую-либо из этих зависимостей, эти зависимости трансформируются, и человек легко управляем. Поэтому всегда с процессами управления, общественными или человеческими управлениями действует рядом, присутствует наркотический фактор.
Ю.Ю. БОЛДЫРЕВ
Короткую реплику можно по Эксон, BP, Роснефти и других? В связи с ВТО. Вот применительно к тем проектам, о которых вы говорили, об этом мало кто знает, это замалчивается. Было же великое достижение тогдашнего Парламента конца 90-х годов, когда в закон о соглашениях о разделе продукции забили четкую формулировку, что не менее 70% оборудования и услуг для всех этих проектов должно производиться на территории Российской Федерации и т.д., ну, российскими подрядчиками. Так вот, позже туда записали формулировку о том, что при вступлении в ВТО действие этой нормы прекращается. То есть, как только мы войдем в ВТО, открывается широкая дорога для того, чтобы заключить подобные проекты, от которых России, возрождению российской промышленности не будет вообще ничего.
И.М. ИЛЬИНСКИЙ
Всем понятно, кроме тех, кто…
А.Н. АНИСИМОВ
Им тоже понятно.
С.А. ПРАВОСУДОВ
А можно вопрос задать? Мне просто не очень понятно. Вот смотрите, получается так, что, условно говоря, Путин и компания контролируют ситуацию. Сейчас они ведут политику на приватизацию имущества, то есть там из госкомпании вы уходите в частную структуру, которой владеют друзья Путина, это открыто говорится, ничего там секретного нет, все понятно. Вопрос в том, как они надеются сохранить эту систему? То есть это означает, что они должны вступить в мировую элиту как ее непосредственные участники, как, насколько я понимаю, им хочется, но насколько я представляю с их биографиями… То есть мировая элита не очень хочет их там видеть. И пример Каддафи как раз показывает, что, в общем, зачем, миллиарды долларов можно отобрать, убить моментально. Вот это мне хочется понять. Как они видят себя? Как вы себе представляете, на что они надеются, условно говоря?
И.М. ИЛЬИНСКИЙ
Нам тоже интересно знать. Давайте спросим.
В.С. ОВЧИНСКИЙ
Знаете, сейчас один удивительный процесс прошел, еще судебного решения нет – Березовский против Абрамовича. Второй процесс сейчас скоро будет – это Михаил Черный против Олега Дерипаска. Олег Дерипаска делает заявление, сначала он адвокатам делал, а теперь уже и прессе, чтобы не отдавать свои долги и не выполнять обязательств перед Михаилом Черным, с которым подписывал соглашение. Он дал показания английским адвокатам и судьям в гражданском процессе о том, что он эти соглашения подписывал под дулом пистолета, что его это вынудил сделать Антон Малевский, бывший лидер измайловского преступного сообщества, который погиб в 2001 году, и дальше, когда судья и адвокаты ему задают вопрос: «А почему же вы тогда не обращались в правоохранительные органы?». Тогда Олег Дерипаска заявляет: «А потому что все правоохранительные органы того периода были коррумпированы, и обращаться было не к кому». И вот тогда возникает вопрос. Человек, который является крупнейшим олигархом в России, который вхож в мировую элиту олигархов, делает заявление, что он действовал под крышей, под дулом пистолета. Если мы возьмем американский закон РИКО против организованной преступности, если мы возьмем стандарты Великобритании, прецедентное право Великобритании, решение Европейского суда по правам человека, то любой человек, который действовал под крышей, сам является членом организованной преступности. То есть человек, чтобы не отдавать деньги, делает заявление, что он является членом организованной преступности. В какую мировую элиту он войдет? Или Роман Абрамович, который говорил то же самое, но более мягким языком, на процессе с Березовским. А Березовский приводил кучу фактов, и тот их не отрицал. Ну, какая мировая элита? Конечно, в момент кризисной ситуации, я понял ваш вопрос, не дай Бог кризисная ситуация – нападение на страну, и вот эта вся псевдоэлита олигархическая мафиозная, которая у нас сейчас сложилась, она будет сметена.
А.И. ФУРСОВ
Экспроприирована.
В.С. ОВЧИНСКИЙ
Она будет экспроприирована через различные структуры мирового сообщества. И это понятно. И они, продолжая осуществлять свою деятельность по получению сверхдоходов, не понимают, что единственное их спасение, это не вхождение в мировую элиту, а создание нормального национального государства. Их спасение, это наоборот, создание национального, не межнационального… Их там нет, но они же все хотят стать членами мирового правительства, они же все считают, что они способны на это. Но, ни они, ни их дети никогда не попадут в мировую элиту. И они должны это понять. И пример Каддафи тоже показывает, что ни он и ни его дети. И не только Каддафи, но и все другие.
А.И. ФУРСОВ
И Берлускони не попадет.
 
В.С. ОВЧИНСКИЙ
Ну, Берлускони это другое дело. Он порождение этой европейской системы, он их. А эти…
А.И. ФУРСОВ
Он никогда не будет наверху у них. Ему место отведено…
В.С. ОВЧИНСКИЙ
Ну, Березовский, Абрамович и Дерипаска, для европейской мировой элиты они туземцы, которые преступным путем захватили природные ресурсы и их использовали. И по-другому они их не рассматривают.
А.Е. НЕСМЕЯН
Меня зовут Анатолий Несмеян, я веду сетевой журнал «Эль Мюрид», который примерно год как освещает события на Ближнем Востоке. Я полностью согласен с тем местом в докладе, в котором говорится о том, что мы вступаем в период уже не подготовки к войне, а этот период по сути уже заканчивается. Как говорил герой Богомила Райнова, очень известного болгарского писателя, Эмиль Боев: «Есть время ждать, есть время действовать». И очень важно не перепутать эти два времени. Американцы, во всяком случае, до сего времени редко путали эти времена, и мне кажется, что они действительно выступают. Судя по всему с Ираном, то, что происходило в последние где-то полгода нагнетания давления и так далее, это была игра на испуг, и мы получили очень интересный пример того, как у людей отобрав право, которым они владеют априори, вернув это право им обратно, получить взамен очень большой куш.
Я поясню в чем дело. Иран не подписывал протокол к договору о нераспространении ядерного оружия, и поэтому имеет до сих пор полное право производить и обогащать сам ядерное топливо. Именно это ему вменили в вину, и, наконец, на последней встрече в Стамбуле, буквально неделю назад, ему разрешили-таки производить это ядерное топливо, но в процессе того, что происходило вокруг Ирана, у него очень аккуратно и очень жестко отобрали европейский рынок. То есть на сегодня европейский рынок для Ирана закрыт, что для него является достаточно существенным ударом. У него остался китайский рынок, который для него если не закрыт, то китайцы ребята достаточно умные, они берут иранскую нефть с огромным дисконтом. То есть по большому счету Иран больше теряет, чем зарабатывает на поставках в Китай. Этот эксперимент показал, что практически любую страну, которая представляет интерес в плане отторжения ее от каких либо важных рынков, можно примерно по той же самой схеме выбросить откуда угодно. На самом деле сейчас остается последняя такая сырьевая страна, которая для Соединенных Штатов внушает серьезные опасения. Она внушает опасения тем, что много поставщиков сырья создают диверсифицированный рынок, и невозможно монополизировать цены на этом рынке. Европейский газовый рынок на сегодняшний день составляет, ну, я могу ошибиться, около триллиона кубометров газа в год. Так вот, за последние буквально несколько лет Катар, построив гигантский газовозный флот, умудрился захватить уже на сегодня 5% этого рынка. В результате чего Газпром упал с 26% до 24%. Сейчас на подходе у Катара еще целая флотилия этих газовозов, и он способен захватить еще процента 4-5. Просто дело в том, что Катар демпингует. Причем настолько сильно демпингует, что это уже можно назвать просто самой обычной торговой войной. И участие Катара во всех событиях «арабской весны», это, по сути, борьба за передел именно европейского рынка. Основная задача Соединенных Штатов заключается в том, чтобы с помощью Саудовской Аравии, и здесь я с Маратом Мазитовичем полностью согласен, контролировать нефтяные цены, а с помощью Катара контролировать газовые цены. В тот момент, когда эти цены будут действительно находиться под контролем, практически в любой момент можно начинать любую операцию по обрушению российской экономики. Потому что мы и так сейчас находимся в очень узком диапазоне. Война в Сирии по большому счету, это как раз и есть попытка помочь Катару захватить рынок Европы. Потому что Катар сейчас, если сумеет протащить через территорию Сирии, Иордании, Саудовской Аравии какой-либо газопровод, окажется способен подойти к европейскому рынку на столь короткое расстояние, что его газовозы, каждый из которых оборачивается примерно 15 раз в год, совершает своей маршрут, то будут совершать эти маршруты гораздо более коротким путем, и для того, чтобы завалить европейский рынок дешевым катарским газом потребуется достаточно небольшой флот. А каждый газовоз, надо отметить, это огромные деньги. А у Катара денег уже нет, он вкладывает просто чудовищные деньги во все, он на самом деле практически банкрот. У него нет уже своих денег, он берет длинные кредиты, нет длинных кредитов, берет короткие кредиты, что угодно.
И поэтому, мне кажется, что основные события, хотя их всех ожидали вокруг Ирана, скорее всего будут перемещаться в сторону России. И скорее всего это будет происходить ближе к середине, к концу этого года. Трудно сказать, как это будет связано с выборами президента США. Тут возникла такая версия, что в результате борьбы Обамы и Ромни может возникнуть необходимость для американцев немножко где-нибудь повоевать, но это будет явно не Россия. В общем, основные события, скорее всего, будут направлены именно в сторону России, именно ближе к лету или к осени. В какой форме? Скорее всего, это будет опять попытка повторения вот этой Белой ленточной революции, но только основным побудительным мотивом должны стать уже не выборы Президента или Госдумы, а традиционно русский август. Потому что достаточно много природных катастроф, катаклизмов, техногенных катастроф, их даже не обязательно специально устраивать, их достаточно правильно преподнести. Ну, а в чем, в чем, а в информационной войне американцы, конечно, преуспели. Как показала история с Белой лентой, никаких вариантов информационного противодействия такому давлению в России нет, и, судя по всему, никто им и не занимался. Поэтому я думаю, что события должны по идее развиваться именно в таком направлении. Спасибо.
И.М. ИЛЬИНСКИЙ
Завершаем?
Вы знаете, мне хочется сказать огромное спасибо за доклад и Андрею Ильичу, и всем выступавшим. По-моему, каждый, кто выступал, сделал свой доклад, связанный единым каким-то духом, общей мыслью, и это очень глубоко, очень серьезно. Тревожно, у меня на душе тревожно, и не только потому, что сегодня мы об этом говорим. Я много сейчас читаю литературы на тему о том, что было. Я снова вернулся в пору перестройки, в самое начало для того, чтобы понять, почему, кто, как, какими силами, внешний, внутренний фактор, и многие-многие другие вопросы снова переосмыслить. Я перечитал массу литературы из первых уст, сейчас появляется мемуарная литература, буквально в 2010-2011 годах, тех людей, которые стояли у самых вершин власти, не говоря уже о том, что было уже издано Горбачевым и другими его соратниками. И, наконец, появилась огромная масса литературы, о которой я как-то и не знал. Это вот более ста таких книг Фонда Яковлева. Это архивные материалы. Я прочитал только Яковлева, примерно 1500 страниц, это «Сумерки», это его статьи и записки, это его избранные интервью, это «Омут памяти», это «Горькая чаша». Все они носят исповедально-покаянческий характер, где он, насколько можно верить ему, потому что сам о себе он говорит, что он всю жизнь говорил одно, думал другое, а делал третье, поэтому правду ли он говорит в каждый данный момент, очень трудно определить. Но есть результат, и значит, в определенном смысле определенным его словам нельзя не верить. По крайней мере, в одном из интервью американскому корреспонденту Хедрику Смиту на прямой вопрос, я цитирую: «В 1985 году, придя в отдел пропаганды ЦК КПСС, вы были антикоммунистом?». Он говорит: «Да, только я это скрывал». А дальше есть, я не знаю, читали вы это или нет, его предисловие к книге «Черная книга коммунизма», написанная французскими авторами и переведенная на русский язык. Понятно, что был за архитектор перестройки. Когда читаешь внимательно Яковлева, он все рассказывает, в конце концов, и о Горбачеве, начиная с 1983 года их встреч и бесед в Канаде, когда он был послом, потом, когда он был директором Института МЭМО и он говорит: «Мы говорили обо всем вполне откровенно. Все было выстроено для того, чтобы достичь конечной цели – развалить страну. Разошлись мы в одном, по результатам – Горбачев остался социал-демократом, а я должен сказать, что я либерал, должен был достичь стадии либерализма. Но это не дано было Горбачеву. Поэтому два человека, стоявшие во главе управления огромной страной, действовали в полном заговоре, вполне сознательно, и когда говорят, что у них не было плана, и спрашивают его, а он говорит: «Ну, написанного, конечно, не было, но, в общем, мы знали все, что мы делаем».
Я это к чему говорю? Это, конечно, история, и издавая вот эти архивы, страшные по своей сути, и, конечно, не приведи Бог, все это было перечитать Яковлеву или хотя бы просмотреть, как председателю Комиссии по реабилитации жертв политических репрессий, а он был им и у Горбачева, и у Ельцина, и у Путина, у трех президентов был председателем этой Комиссии. Конечно, это все происходило с этим человеком не сразу, но не о нем речь, а о том, что, в общем-то, была совершена под видом совершенствования, развития, ускорения и так далее революция сверху, с полным преобразованием того общества, в котором мы жили. Мы можем по-разному относиться к прошлому, по-разному смотреть на то, что было, хорошо, плохо ли, но это было сознательно сделано, целенаправленно, и надо сказать, умело.
А когда я думаю о том, что происходит сегодня, в общем-то, происходит еще что-то худшее, потому что тогда хотя бы были возбуждены массы – какой-то съезд советов был, какие-то демонстрации были, забастовки, выступления, а сейчас полная тишина, и власть настолько отделена от народа, таким огромным пространством, что вот люди здесь вроде просвещенные, умные, при званиях и так далее, вот, говорят, так как говорил Владимир Семенович: «Что они делают? Что они думают? Кто из них будет завтра? Чем будут они заниматься? Мы не знаем». А это страшная вещь. И это происходит в так называемом свободном, демократическом, строящемся правовом государстве.
Надо сказать, что, как говорил Юрий Юрьевич, вот эта культура сопротивления… Ну, у них я не вижу никакой культуры сопротивления, кроме единственного мюнхенского заявления Путина, когда он что-то сказал прямо и то, что надо теперь делать. Но потом были четыре года медведевских, и они были другие. Дай Бог, если что-то переродится в Путине и он примет другую позицию. Я сейчас не говорю об экономике, о ВТО, у меня тоже совершенно такие же впечатления и мнения в основном как те, которые здесь выражались. Я хочу сказать, что уже выросло и другое поколение. Вот я – ректор, 18 лет ректор, на моих глазах выросло другое молодое поколение. Оно всегда другое, молодежь всегда другая, и в этом нет ничего плохого, это психологический феномен. А вот то, что изменилась система ценностей, и что они уже думают не о стране, и ими легко управлять и манипулировать, я сейчас кое-какие данные приведу, это наши исследования. Мы с Валерием Андреевичем проводили опрос студентов, 1000 человек здесь, но они полностью корреспондируются с данными исследований, которые провела Общественная палата несколько месяцев назад. Вот качества, которые характерны в целом для российской молодежи в оценке самих студентов: на первом месте – лень, на втором – эгоизм, и это вывод Общественной палаты, что выросло поколение эгоистов, на первом месте – эгоизм, дальше – безответственность, на последнем месте – совестливость, на предпоследнем, девятнадцатом, честность, и на восемнадцатом – патриотизм. Это к вопросу о любви к родине, что защищать, как защищать, кто будет защищать. Образование строится именно так, как говорилось. Я три года назад опубликовал большую статью под названием «Образование в целях оглупления». То есть смысл в том, чтобы каждое последующее поколение становилось менее развитым, меньше понимало в том, что происходит, вмешивалось в то, что происходит, и реагировало на те сигналы, о которых вы говорили, простейшие инстинкты. Таким образом, мы в историческом времени уходим туда, не вперед, а туда.
При этом выдвигаются идеи модернизации, говорится об инновациях. И я не понимаю, как это все можно сопрягать. Кто же инноваторы, кто же инициаторы? По-моему наше Министерство образования – это Министерство глупости, как у Салтыкова-Щедрина. Оттуда мы вот за этим столом не далее как вчера утверждали новые ФГОСы, а сейчас вносятся новые поправки, закон об образовании идет, хотели его протолкнуть за несколько месяцев, мы вмешались, и не только мы, сначала мы были, потом многие вмешались, потом было массовое публичное обсуждение. Вот застряли на несколько лет. А сейчас вброшен, и послезавтра будут обсуждаться изменения, от Президента идут, вот такого объема в Гражданский кодекс. Кто-нибудь читал их, граждане, сидящие за этим столом? Я не знаю. Половина Гражданского кодекса, документ по статусу второй после Конституции. Во все четыре части этого Гражданского кодекса вносятся радикальные изменения, в том числе и касающиеся образования. И мы сейчас тут на ушах стоим, пытаемся что-то сделать тоже. Что успеем, что сможем, Бог его знает. Потому что задача такая, в сентябре он должен вступить в действие в полном объеме, этот Гражданский кодекс с этими поправками – 400 страниц текста.
А что касается вопроса «а что делать?», я думаю, что надо продолжать то, что мы делаем с вами, говорить об этом, ну, и думать, конечно, о том, как все это нести в органы власти, в Думу, потому что там есть ведь разумные силы. Я не знаю, может быть с какими-то документами нам обратиться и в Правительство? Ведь если бы они послушали то, что говорится здесь, вот просто послушали, посидели кто-нибудь, что-нибудь, может быть, произошло бы. Я как-то имел возможность произнести страстную, пламенную речь о состоянии образования, я сидел сбоку, а так сидел Фрадков, здесь 20 ректоров ведущих вузов. Он вот так с приподнятыми бровками как застыл, так 18 минут (а надо было говорить 7 минут), не прерывая, меня слушал. Потом долго-долго молотил, но поднял палец и сказал: «Только, пожалуйста, никаких оргвыводов». Он что-то сказал такое: «К этому надо вернуться, все не так просто». Понимаете? Когда я вышел, мне сказали: «Ты что, с ума сошел? Здесь так не разговаривают, здесь говорят совсем по-другому». Я говорю: «Вот именно, поэтому у вас все так происходит, что вы так разговариваете».
Я присутствовал на втором заседании Правительства однажды, когда первый раз обсуждался вопрос о реформе в системе нашей энергетики, Чубайс докладывал. Я пришел не на этот вопрос, на другой, по молодежной политике. Нам выдали полный пакет документов, я полистал отзывы на проект Чубайса, ни один министр не подписался, все зам. министры, отзывы на пол странички, на две трети странички, про запятые, про точки, в основном по существу ничего, обсуждение никакое. Вышел первый раз на трибуну после отставки Черномырдин, они первый раз присутствовал на заседании Правительства, его пригласили. Он был настолько вообще возмущен, честно говоря, я порадовался за него, потому что вообще так с юмором относился к нему всегда, а тут он… В основном все вылилось в эмоции, он махал рукам, стучал по столу – так нельзя, этого не может быть это просто безобразие! Он минут десять яростно ругал этот документ, документ мог покраснеть, побелеть, я не знаю, что еще. Чубайс вышел и сказал: «Ну, …..», и он проволок все-таки, в конце концов. На этом заседании документ был отправлен на доработку, ну, а что было потом, вы все знаете, что сейчас происходит с системой энергоснабжения в нашей стране. Ну, это так, к слову.
Я, исходя из моей практики, прихожу к мысли о том, что и в Правительстве, и в Думе, и в Совете Федерации есть разумные люди. Их немного, но их надо находить и с ними надо работать. А что остальное? Остальное – либо подполье, либо революция, либо в Белые ленточки, но мне это, честно говоря, не по душе.
Если нет никаких вопросов или замечаний…
И.Л. ШЕРШНЁВ
Игорь Михайлович, можно?
И.М. Ильинский
Про революцию? (Смех в зале)
И.Л. ШЕРШНЁВ
Хочу объявление сделать. Уважаемые коллеги и друзья, в развитие нашего сегодняшнего мероприятия. 15 мая в преддверие Саммита НАТО в Чикаго, кстати, на него Путин отказался поехать, мы проводим Конференцию «НАТО: Мифы и реальность. Уроки для России и мира». Конференция уникальная будет уже хотя бы тем, что на нее мы пригласили четырех ведущих западных специалистов, крупнейших ученых в области натовской тематики, которые, в общем-то, стоят здесь в отношении НАТО на наших позициях. Будем презентовать на этой конференции их книги, где они разоблачают вот эти планы НАТО, секретные всякие действия в отношении к России, к миру и так далее. Это было очень сложно сделать, вытащить их на эту конференцию. Это, я бы сказал, очень мощная акция, которая нам поможет. Сама по себе конференция будет проходить в четыре этапа. Будет работать два направления по НАТО. Первое – это история НАТО, второе – это сам Саммит, что они там будут обсуждать, третье – это наркотики, в целом тема наркотиков будет проходить, и четвертое – Иран, Афганистан в планах НАТО, последствия для России. Последнее направление попросили вести меня.
Поэтому всех, кто желает поприсутствовать, я бы очень просил вас побывать на этой Конференции. Вы, во-первых, услышите там очень много интересного, познакомитесь вот с этими людьми, которых, еще раз говорю, очень сложно было вытащить. Спасибо большое за внимание.

 

 
Новости
25.10.2017
24 октября 2017 г. в актовом зале Московского гуманитарного университета состоялось торжественная церемония награждения лауреатов Международной Бунинской премии, которая в этом году проводилась в номинации «поэзия». Приветствие участникам и лауреатам Бунинской премии 2017 года направил министр культуры РФ В. Р. Мединский, в котором он, в частности, отметил, что «за годы своего существования Бунинская премия по праву заслужила авторитет одной из наиболее престижных наград в области русской литературы. Среди её лауреатов значатся имена по-настоящему видных поэтов и прозаиков, наших с вами современников. Отрадно, что в России получают развитие столь важные общественные инициативы, нацеленные на популяризацию чтения, на усиление позиций русского языка».
20.10.2017
17 октября 2017 г. состоялось заседание Жюри Бунинской премии под председательством члена Президиума Союза писателей России, лауреата литературных премий Бориса Николаевича Тарасова. Подведены итоги конкурса, который в 2017 г. проводился в номинации «поэзия». 24 октября в конференц-зале Московского гуманитарного университета состоится торжественная церемония, на которой Председатель Попечительского совета Бунинской премии, член Союза писателей России, ректор университета профессор Игорь Михайлович Ильинский вместе с членами Жюри вручит заслуженные премии новым лауреатам.
30.09.2017
Попечительский совет Бунинской премии, возглавляемый известным ученым и общественным деятелем, ректором Московского гуманитарного университета, профессором, членом Союза писателей России, членом бюро Академии российской словесности Игорем Михайловичем Ильинским, рассмотрел результаты экспертизы произведений, поступивших на конкурс 2017 года. На основе экспертных заключений, выполненных видными специалистами в области литературоведения из ведущих академических институтов и вузов страны (Литературный институт им. А. М. Горького, Институт мировой литературы им. А. М. Горького, Государственный институт русского языка им. А. С. Пушкина, Московский педагогический государственный университет, Петрозаводский государственный университет, Государственный социально-гуманитарный университет и др.), определен «короткий список».
04.08.2017
27 июля 2017 г. состоялось заседание Попечительского совета Бунинской премии, на котором был утвержден «длинный список» литературных произведений, поступивших на конкурс. В этом году Бунинская премия будет вручена за лучшие произведения в области поэзии и поэтического перевода. Попечительский совет поручил Оргкомитету конкурса обеспечить проведение первичной и вторичной экспертизы присланных работ.