Борисенков А. А., Борисова Ю. А. Теоретические проблемы исследования гражданского общества

А. А. Борисенков

доктор философских наук, профессор кафедры истории и политологии
Государственного университета управления

Ю. А. Борисова

кандидат исторических наук, старший преподаватель
кафедры истории и политологии
Санкт-петербургского университета экономики и сервиса

Теоретические проблемы исследования гражданского общества

Гражданское общество в своём развитии особым образом сопряжено с такими явлениями как демократия, политика и государство. Все они способны активно влиять друг на друга. При этом демократия, политика и государство определяют собой важнейшие «линии» осмысления гражданского общества.

Соотношение гражданского общества и демократии. Есть мнение, что гражданское общество является фундаментом демократии[1]. Такое толкование связи гражданского общества и демократии содержит в себе, на наш взгляд, некоторое противоречие. Получается, что если гражданское общество отсутствует или не развито, то демократия невозможна. Так ли это?

Нам представляется, что явления демократии в своём разнообразии не обязательно обусловлены наличием гражданского общества. История показывает, что гражданское общество формируется не сразу и в своём развитом состоянии существует не во всяком государстве. А демократия может проявить себя при любом государственном устройстве, даже в условиях тирании и диктатуры, когда гражданские права и свободы рядовых людей сведены к своему минимальному уровню. Дело в том, какие формы демократия принимает в этих условиях.

Так, протестная демократия может существовать и без развитого гражданского общества. Примером служит восстание рабов или бунт крепостных. Требование народа к царю выдать заговорщиков, что бывало в российской истории, также можно отнести к этим примерам. Всё это особые явления, представляющие демократию в своей крайней форме. Такая демократия, как правило, разрушительна и губительна для существующего общественного строя. Она рождена формальным бесправием людей в государстве, а значит, отсутствием гражданского общества.

Если обобщить всё разнообразие явлений демократии — от её экстремальных, протестных и разрушительных форм и до вполне «мирных», законодательно признанных и созидательно ориентированных, как, например, парламентские выборы, то обнаруживается следующее. Несмотря на широту данного спектра, в содержании этих явлений есть нечто устойчивое и повторяющееся. Оно состоит в том, что явления демократии так или иначе охватывают собой, во-первых, массовые действия людей. Во-вторых, это такие действия, которые направлены на «власть», на тех, кто управляет обществом. Демократия в государстве проявляется в виде народной активности, направленной на государственность. Такой вид социальной активности составляет главное в содержании народовластия. Демократия — это массовая активность людей, призванная влиять на социальное управление.

Из данной трактовки следует, что действительный фундамент демократии заключается в особой социальной силе, которая рождается совместными действиями людей. Демократия опирается на эту силу и вполне может мыслиться без наличия гражданского общества. Особенность протестной демократии состоит в том, что она проявляется в виде социального конфликта и потому носит разрушительный характер. Это может быть и «революционный подъём» народных масс, и различные забастовки, и митинги протеста, а также марши «несогласных» и т.п. При этом связанные с ними разрушения могут быть весьма болезненными и для общества в целом, и для отдельных людей, участвующих в такой демократии.

Если обратиться к новейшей истории России, в качестве примера протестной демократии можно назвать выступления пенсионеров в январе 2005 г. (240 тыс. чел.)[2]. Они выразили протест против неудачно проводимой «сверху» реформы, в частности, против закона о «монетизации» льгот, т. е. против политики, ущемляющей, как казалось пенсионерам, их жизненные права.

Конечно, такое выступление нельзя сравнивать с восстанием рабов. Это особый случай протестной демократии, возникший уже в условиях конституционно признанных гражданских прав. Но, это также явление массовой активности людей, стремящихся оказать воздействие на государственное управление. Кроме того, этот факт высвечивает неразвитость российского гражданского общества и несовершенство форм взаимодействия граждан с государственными учреждениями. Он показал «слабость» или вовсе отсутствие таких гражданских учреждений, которые были бы специально предназначены защищать права указанной социальной группы, особенно перед угрозой, исходящей от нашего, далеко ещё не правового государства. Таким образом, не всякая демократия только созидательна, не всякое её проявление несёт в себе «положительный заряд». Но демократия возможна в условиях любого государства и служит особым стимулом для политиков, побуждая их к совершенствованию общественных условий жизни людей.

В свете сказанного представляется интересным словосочетание "гражданская демократия«[3]. Разделение людей на свободных и рабов в античном обществе, граждан и «неграждан», например, в современных балтийских государствах — всё это служит основанием и для соответствующей классификации демократии. Демократия, осуществляемая гражданами, опосредствованная использованием ими своих гражданских прав, вполне может быть названа и гражданской, и созидательной, в отличие от демократии, имеющей только протестный характер. В свою очередь, развитие гражданского общества способствует совершенствованию демократии, но не является её фундаментом.

Соотношение гражданского общества и политики. Постановка этого вопроса рождена стремлением охарактеризовать гражданское общество как «политический феномен». Получается, что гражданское общество «зачисляется в разряд» политических явлений. Правильно ли это? Отражает ли гражданское общество как особое явление сущность другого явления, называемого политикой?

Вопрос звучит парадоксально. Однако некоторые исследователи «отстаивают» политический характер гражданского общества, рассматривая его в качестве субъекта публичной политики, взаимодействующего с государством[4].

В данной позиции заключён ряд проблем, непосредственно относящихся к политологии. Выделим их: политика как особое общественное явление, её сущность и многообразие видов; государственная политика как наиболее сложный политический вид; публичная политика как политический вид и её особенности; политические отношения, их сущность и виды; субъекты политики, критерии их определения и виды. Содержательно — это всё непростые теоретические вопросы. Но их изучение позволяет сделать ряд принципиальных выводов.

Во-первых, субъектами той или иной политики могут быть только те, кто обладает и реально распоряжается соответствующей политической властью. Например, если представить государство политическим субъектом (т. е. субъектом своей, государственной политики), то оно должно обладать и собственной политической властью, посредством которой могло бы принимать необходимые для себя руководящие решения. Такое государство — конечно же, субъект политики, но политики своей, им разработанной и им же осуществляемой.

Во-вторых, гражданское общество (в своих конкретных разновидностях) также может быть особым социальным субъектом и иметь собственную политику. Но у него свои возможности и своя политическая власть, совсем не тождественная той, что есть у государства. Государство и гражданское общество как политические субъекты являются субъектами разных видов политики.

Могут ли данные субъекты взаимодействовать между собой? Вполне, если у них есть необходимое к тому стремление. Однако каждый из них при этом остаётся субъектом своей политики и решает собственные задачи. И руководящие для себя решения каждый из этих субъектов всё равно принимает сам, на основе своих возможностей и с помощью собственных политических учреждений. А публичная политика это особый политический вид и публичность политики — это вовсе не характеристика её общности для различных политических субъектов.

В-третьих, ни государство, ни гражданское общество как политические субъекты в состав своей политики не входят и компонентами её не являются. Это означает, что они сами не относятся к политическим явлениям и политическим характером не обладают. Субъект политики и сама политика — это разные явления. Каждый из названных субъектов — и гражданское общество, и государство — имеет не только свою сущность, но и свою логику развития, своё назначение в обществе. Это отличает каждого из них от своей же политики, представляющей только определённую функцию в их управленческой деятельности. Государство изначально предназначено для управления обществом с позиции интересов всех, проживающих на его территории людей, а гражданское общество решает частные задачи людей. При этом собственно политическая функция гражданского общества концентрируется на уровне его управленческой верхушки и направлена на управление им самим.

Попытку наделить гражданское общество политическим характером можно объяснить только расширительной трактовкой понятия политики и, в частности, понятия политической жизни государства. Иной раз к явлениям этой жизни относят деятельность таких учреждений как партии и политические движения, общественные организации и даже средства массовой информации. В результате происходит смешение различных видов общественной жизни, а именно: политической жизни государства и жизни гражданского общества. Смешиваются также и соответствующие им виды учреждений: политические учреждения государства и гражданские учреждения[5]. Такое смешение кажется особенно странным на фоне встречающихся утверждений о независимости гражданского общества от государства.

Взаимосвязь гражданского общества и государства. В научной литературе отмечается, что главным в попытке выделить критерии гражданского общества всегда было его противопоставление государству, стремление подчеркнуть его независимость от государства, его "негосударственность«[6]. Тем самым гражданское общество рассматривается как нечто, существующее «вне рамок государства», «независимо от него», «без его вмешательства», как некая «его противоположность» и т. п. Самый «простой» вариант характеристики гражданского общества состоит в том, что его называют «негосударством». Например, утверждается, что "мы вполне можем говорить о гражданском обществе как негосударстве«[7].

На самом деле, такая характеристика гражданского общества ничего не раскрывает в нём самом и весьма неопределённа. Вся общественная жизнь в своих разновидностях и вся совокупность общественных явлений по существу сводиться к разделению на государство и гражданское общество. Остаётся не ясным, как быть с другими общественными явлениями, иными видами общественной жизни, которые не относятся ни к государству, ни к гражданскому обществу.

На наш взгляд, «негосударством» можно назвать всё, что находится за «пределами» государственных учреждений. Например, экономика, социальные группы, демократия и, конечно же, гражданское общество. Даже тоталитарное государство, несмотря на его «всеохватывающее» влияние на общество, совсем не есть, например, экономика. Экономика — это всегда «негосударство». Термин «негосударство» ничего не прибавляет в понимании гражданского общества.

Ряд исследователей стремится раскрыть особенности гражданского общества на основе утверждения о его «независимости» от государства[8]. Но что может означать такая независимость для гражданского общества? Свободу от государства? Неподчинение его законам? Существование «вне государства»? Например, античное гражданское общество в своём существовании очень сильно зависело от своего государства, защищавшего и право граждан на рабовладение, и от возможного нападения со стороны рабов.

Идея независимости гражданского общества от государства также ничего не даёт для понимания этого общества, его сущности, но заново ставит вопрос о необходимости государства. Если граждане «всё могут сами», то зачем им государство? Зачем им требовать от государства предоставить им гражданские права, а затем ещё и защищать их? Идея независимости гражданского общества от государства запутывает изучение этого общества.

Некоторые пытаются объяснить независимость гражданского общества от государства тем, что характеризуют данное общество как особую общественную сферу, «свободную от государственной власти». Например, О. Ф. Шабров пишет: "Под гражданским обществом понимается сфера общественных отношений, свободная от государственной власти, лежащая за пределами властно-политических отношений. В этом смысле гражданское общество существует там, где существует государство как его противоположность«[9].

Подчеркнём здесь, что государственная власть не есть нечто «бестелесно» существующее, не имеющее своего воплощения. Всякая общественная власть, включая государственную, проявляется в виде соответствующих ей учреждений, с которыми она сопряжена. Государственная власть представлена совокупностью своих (государственных) учреждений, которые действительно находятся вне сферы жизни гражданского общества. В свою очередь, сама эта сфера свободна от учреждений государственной власти, поскольку она состоит из явлений гражданского общества. Но в итоге получается уже известный вывод о том, что гражданское общество — есть «негосударство». Не проще ли сказать, что гражданское общество и государство — это разные общественные явления?

В целом идея независимости гражданского общества от государства является привлекательной для исследователей. С её помощью они пытаются отразить специфику гражданского общества. Но в итоге получается, что реальная взаимосвязь гражданского общества и государства искажается.

Однако не все исследователи соглашаются с этой идеей. Например, Л. С. Мамут характеризует её как «миф». Он пишет: "Никто не возьмётся опровергать то, что гражданское общество и государство — действительно разные феномены. Они неодинаковыми способами и средствами интегрируют людей, составляющих одну и ту же человеческую коллективность (общество). Но очевидные различия, объективно существующие между ними, ни в коем случае не превращают эти феномены в независимые относительно друг друга. Гражданское общество и государство — абсолютно взаимозависимые социальные величины. Для своей экзистенции они в одинаковой мере необходимы друг другу«[10].

И действительно. На определённом этапе общественного развития государство законодательно закрепляет гражданские права тех, кто проживает на его территории, способствуя тем самым становлению гражданского общества. Со временем государство начинает функционировать в условиях уже сложившегося гражданского общества и приобретает под его влиянием правовой характер. Служа закону, оно всё более последовательно защищает права своих граждан. В свою очередь развитие гражданского общества способствует совершенствованию исполнения государственных функций. В итоге государство и гражданское общество становятся всё более зависимыми друг от друга явлениями, всё более дополняют друг друга в своём существовании. Их взаимная связь и зависимость — это явление, производное от того, что оба они помогают друг другу полнее и лучше осуществлять своё назначение в жизни людей. При этом каждый из них сохраняет свою особую природу и сущность.

Сущность и проявления гражданского общества. Этот вопрос получил своё освещение в научной литературе. Предлагаются различные трактовки гражданского общества. Выделяются его признаки и критерии. Накопленные знания образуют хорошее основание для раскрытия сущности гражданского общества. Рассмотрим подробнее некоторые из имеющихся на этот счёт взглядов.

Заслуживает внимания стремление сформулировать признаки и проявления гражданского общества на примере России. В частности, отмечаются закрепленные в нашей Конституции основные права и свободы, наличие различных партий, парламента, бизнеса, многочисленных СМИ, профсоюзов, судов, гражданских протестов, создание Общественной палаты[11].

Эти явления действительно связаны с гражданским обществом. Однако их значение для него различно и это важно подчеркнуть. Например, «наличие основных прав и свобод» — это только предпосылка его развития. Закрепление таких прав в конституции государства, отсутствие препятствий для их осуществления — всё это автоматически не приводит к формированию гражданского общества, но создаёт для этого благоприятные возможности.

Далее. Возникшие гражданские учреждения, включая формы гражданского протеста, являются непосредственным результатом особой социальной активности, направленной на осуществление людьми своих гражданских прав и свобод. Эти учреждения образуют устойчивые организационные формы совместной деятельности граждан, служат организационным основанием соответствующего объединения людей и его дальнейшего развития. Здесь важно видеть различие между гражданскими учреждениями как особой формой организации и складывающимися на их основе реальными объединениями людей.

К гражданским учреждениям относятся различные образования, посредством которых люди реализуют свои особые интересы, а вместе с этим и соответствующие права. Это могут быть учреждения в виде политических партий, многочисленных экономических и социальных предприятий, правозащитных и природоохранных организаций, клубов по интересам, это может быть и брак как форма, упорядочивающая отношения между мужчиной и женщиной, и т. д.

В свою очередь складывающиеся на основе данных учреждений реальные объединения людей выступают в качестве важнейших проявлений развитости гражданского общества. При этом различные виды учреждений могут определять соответствующие виды (формы проявления) гражданского общества. Например, производственное предприятие может служить основанием формирования объединения людей для получения прибыли, а также объединения, называемого трудовым коллективом. Политическая партия как гражданский институт объединяет собой единомышленников, стремящихся к политической власти в государстве. Брак как учреждение способствует объединению людей для полноценного осуществления ими своей личной жизни и т. д. Гражданские учреждения — это устойчивые организационные формы для осуществления людьми своих прав и свобод и способствующие их объединению.

Иная ситуация складывается с Общественной палатой, а также с такими государственными учреждениями как парламент и суд. Особенность гражданского общества — это отмечают многие исследователи — состоит в том, что оно является результатом «самоорганизации». В отличие от гражданских учреждений, парламент, суд и Общественная палата как учреждения имеют иное происхождение. Они создаются государством, его политическими субъектами. Однако их значение для развития гражданского общества является не менее важным. Значимость парламента и суда подтверждена общественной историей. Парламент есть представительное учреждение, дающее гражданам возможность участвовать в управлении государством. Суд защищает права граждан, опираясь на законы, установленные государством. Наряду с ними Общественная палата России занимает особое место. Она призвана ускорить развитие гражданского общества в нашей стране. На неё возлагаются функции содействия становлению гражданских учреждений. Общественная палата — это особая предпосылка развития гражданского общества.

Таким образом, отмеченные выше признаки гражданского общества можно разделить на учреждения, которые создаются государством и служат предпосылками возникновения и последующего развития данного общества, и учреждения, которые создаются самими гражданами и являются устойчивыми организационными формами осуществления ими своих особых интересов. Вторые учреждения называются гражданскими и служат средством объединения людей в процессе осуществления ими своих гражданских прав. Они являются важнейшим показателем развития гражданского общества.

В литературе отмечается направленность этих учреждений на решение различных общественных проблем: экономических и социальных, исследовательских и инновационных, правозащитных и природоохранных и т. д. Характеризуется их конкретная роль. Одни учреждения создаются для осуществления гражданами коммерческой деятельности и извлечения прибыли. Другие служат формами некоммерческой деятельности и способствуют оказанию различных услуг и социальной помощи. Есть учреждения, которые предназначены для борьбы граждан за политическую власть в государстве, для защиты граждан от произвола со стороны чиновников и т. д. Короче, разнообразные человеческие потребности и интересы служат основанием разнообразия создаваемых гражданами учреждений.

Функциональное и количественное разнообразие гражданских учреждений рождает стремление их группировать и классифицировать. Возникает вопрос о структуре гражданского общества и его компонентах. Одну из попыток структурировать гражданское общество предпринял Л. С. Мамут, который разделил его на различные сектора, отметив при этом, что спорным остаётся вопрос, входит ли составной частью в гражданское общество система местного самоуправления[12].

Несколько пессимистическую позицию, обусловленную сложным составом гражданского общества, занимает Б. И. Коваль. Он приходит к выводу о невозможности «свести всё и вся к какому-то единому знаменателю», вследствие чего у него возникают представления об «условности» самого понятия гражданского общества[13].

Нам представляется, что разнообразие гражданских учреждений и соответствующее разнообразие видов (проявлений) гражданского общества совсем не означает его разнородности и уж тем более условности и символичности. Такое разнообразие есть естественное следствие разнообразия особых интересов людей. При этом существует и тот «знаменатель», который объединяет всё разнообразие гражданского общества в нечто единое.

Единство гражданского общества заключается в соответствующем виде социальной активности, на основе которой оно вырастает и которая называется гражданской деятельностью. Гражданская деятельность — это такой вид социальной активности, посредством которого люди осуществляют свои узаконенные права и свободы. Гражданская деятельность — это исходная основа формирования гражданских учреждений. Следовательно, она и связывает между собой всё разнообразие видов гражданского общества, определяя тем самым его единство, а также единство его социального пространства.

Рассмотрение гражданского общества в отрыве от его исходной основы приводит к возникновению определённых затруднений, о чём наглядно свидетельствует, например, вопрос о местном самоуправлении. Ряд авторов не даёт ответа: является ли местное самоуправление компонентом гражданского общества?

Гражданская деятельность как вид социальной активности состоит в использовании людьми своих конституционно оформленных прав и свобод и проявляется, прежде всего, в создании ими соответствующих гражданских учреждений для реализации своих особых интересов. Является ли местное самоуправление результатом именно гражданской деятельности? Можно ли его рассматривать как гражданское учреждение, как результат «самоорганизации» граждан? На наш взгляд, ответ достаточно очевиден.

Существующее в России местное самоуправление тесно переплетено с управлением государственным и является «проводником» общих интересов, только на местном уровне. Служит ли оно особым интересам людей? Только в той мере, в какой оно служит интересам всех, проживающих на его территории людей, их общим интересам. А это есть задача государственности. (В данном случае мы не берём в расчёт факты использования людьми в личных целях своего служебного положения, объективно ориентированного на общие интересы. Такие явления можно охарактеризовать как «антигражданственность».)

Анализ представлений о гражданском обществе показывает, что оно есть социальное объединение, обусловленное особыми интересами людей. Подчеркнём логику формирования гражданского общества. Исходя из своих особых интересов и действуя на основе своих гражданских прав, люди вступают в определённые гражданские отношения, заключают договора и создают соответствующие гражданские учреждения. Складываются организационные формы их будущего объединения (вокруг общего для них дела). В итоге получается, что гражданское общество есть результат особой деятельности людей, воплощённый сначала в гражданских учреждениях, а затем и в соответствующих, сложившихся на их основе объединениях. Можно предложить такое определение: гражданское общество — это объединение людей, обусловленное использованием ими своих конституционно оформленных прав и свобод и складывающееся на основе создаваемых ими учреждений для осуществления своих особых интересов.

В своей совокупности гражданские учреждения образуют количественную характеристику гражданского общества. Но его главными параметрами являются качественные показатели, составляющие культурное пространство гражданского общества. Эти показатели помогают отделить его пространство от других видов общественной жизни и создают основу для его измерения.

К важнейшим качественным характеристикам гражданского общества можно отнести результативность деятельности гражданских учреждений. Например, складывающееся на основе производственного предприятия гражданское объединение в виде трудового коллектива может обладать определёнными социальными параметрами: оно может быть в той или иной мере сплочённым и организованным, экономически защищённым и заинтересованным в результатах своей деятельности, успешным в решении своих социальных проблем и т. д. Качество гражданского общества зависит от того, как реализуются особые интересы его участников.


[1] См.: Политология. М. : Национальный институт бизнеса, 2004. С. 130.

[2] См.: Состоялось ли гражданское общество в России («круглый стол») // Социс. 2007. № 1. С. 54.

[3] См.: Левашов В. К. Мера гражданственности в социоизмерении // Социс. 2007. № 1. С. 56.

[4] См.: Перегудов С. П. Гражданское общество как субъект публичной политики // Полис. 2006. № 2. С. 139.

[5] Подробнее см.: Борисенков А. А. Политология: Теория политической жизни. М. : ГУУ, 2009.

[6] См.: Серебряков А. С. Гражданское общество, свобода, ответственность // Социально-гуманитарные знания. 2003. № 3.

[7] Ильин М. В., Коваль Б. И. Две стороны одной медали: гражданское общество и государство // Полис. 1992. № 1—2. С. 194.

[8] См.: Гражданское общество в России: проблемы самоопределения и развития. Материалы научной конференции (Москва, 7 декабря 2000 г.). М., 2001. С. 44.

[9] Шабров О. Ф. Реформа государственной службы: открытость и эффективность? // Социология власти. 2005. № 6. С. 13.

[10] Мамут Л. С. Гражданское общество и государство: проблема соотношения // Общественные науки и современность. 2002. № 5. С. 101.

[11] См.: Состоялось ли гражданское общество в России («круглый стол») // Социс. 2007. № 1. С. 54.

[12] См.: Мамут Л. С. Указ. соч. С. 96–97.

[13] См.: Гражданское общество в России: проблемы самоопределения и развития. Материалы научной конференции (Москва, 7 декабря 2000 г.). М., 2001. С. 16.

 
Новости
12.04.2017
29 марта 2017 г. в Московском гуманитарном университете состоялись II Академические чтения памяти члена Русского интеллектуального клуба Владимира Андреевича Лукова (1948–2014), которые были организованы Институтом фундаментальных и прикладных исследований МосГУ и Русской секцией Международной академии наук (IAS, Инсбрук, Австрия). Участникам чтений была предложена тема «Тезаурусы и тезаурусная сфера».
30.03.2017
Попечительский совет Бунинской премии объявляет конкурс на соискание Бунинской премии 2017 года за лучшие произведения в области поэзии. Бунинская премия учреждена в 2004 году для поддержания лучших традиций русской словесности в современной литературе. Ее освящает имя Ивана Алексеевича Бунина — великого русского писателя и поэта, академика, лауреата Нобелевской премии.
27.12.2016
В Московском гуманитарном университете 8–10 декабря 2016 г. проходила XIII Международная научная конференция «Высшее образование для XXI века». пленарном заседании ректор МосГУ, профессор И. М. Ильинский напомнил постоянным участникам и сообщил новым слушателям цели и задачи этого научного форума. Он сделал краткий экскурс в историю широкого рассмотрения проблем образования во взаимосвязи с проблемами развития человечества и окружающей среды, в которую входит не только природа, но и социум.
07.12.2016
Предлагаем Вашему вниманию Программу XIII Международной научной конференции «Высшее образование для XXI века», которая будет проходить в Московском гуманитарном университете 8–10 декабря 2016 г.